Из истории науки о психическом.

В древнем мире психология возникла и получила развитие как учение о душе. Так, античный философ Гераклит Эфесский (около 544 - около 480 до н.э.) учил, что душа представляет собой один из меняющихся состояний огня, находится в вечном движении и является первоосновой материального бытия.

Демокрит (около 460- 370 до н.э.) считал, что "душа есть началом движущим", "есть особого рода огонь и тепло" и состоит из шарообразных, огненных подвижных атомов - мельчайших, далее неделимых частиц материи, благородным, чем атомы тела. Он отрицал бессмертие души, считая, что она погибает вместе с телом. В основе процесса восприятия, по Демокрита, лежит физическое воздействие внешних вещей на органы чувств.

Традиционно считается, что первые древнегреческие философы придерживались материалистических взглядов на природу души. Однако известно, что почти одновременно с Демокритом разрабатывал свою систему взглядов выдающийся философ Платон Афинский (428 или 427 -. 348 или 347 до н.э.). Он учил, что душа человека нематериальна и по своей природе является ничем иным, как "идеей" - бессмертной духовной сущностью, только на время земной жизни она соединяется с телом, существуя до этого в над небесном "мире идей". По Платону, истинное знание является лишь результатом "припоминания души" о мире идей, который она созерцала до своего земного воплощения. Именно у Платона первоначальное непротиворечивое сочетание души и тела превращается в проблему их дуализма, что привело к развитию этико-религиозных взглядов, заложило основу учения о поступке и ответственность за свои деяния.

Итак, если концентрировать внимание только на "метафорических образах", которыми древние мыслители украшали свои соображения, на тех примитивных представлениях, которые были обусловлены исторически, и только по ним оценивать вклад каждого, можно довольно просто обесценить любое из них. Если же сравнение, сопоставление взглядов осуществлять на уровне существенного, предпочесть ли Гераклита, или демократом, или Платону невозможно.

Действительно, если Демокрит высказал гениальную догадку о причинной связи телесного и духовного, то Платон совершил такую же гениальную попытку розототожниты их, отстоять свободу духа человеческого. И именно совместными усилиями этих гигантов мысли, олицетворяя своей общностью "единство противоположностей", становился возможным дальнейшее развитие учение о душе как предмет науки психологии.

Так, Эпикур (341-270 до н.э.), а за ним римский философ Лукреций Кар (99-55 до н.э.) определенным образом продолжили развитие философских взглядов Демокрита. Согласно учению Лукреция, душу нельзя рассматривать как нечто бестелесное, ведь бесплотной может быть только пустота, однако и она состоит из материальных атомов. Процесс познания происходит через восприятие душой материальных по своей природе образов, которые отделяются от предметов внешнего мира.

Психологические взгляды Аристотеля также традиционно считаются спорными, мол, он был недостаточно последовательным - ни материалистом, ни идеалистом. Да, но причиной этого была последовательность Аристотеля как диалектика, который считал активным началом в человеке его душу как форму форм, или энтелехию, а телу отводил подчиненную роль, подчеркивая, что без души тело не могло бы существовать и в нем не могли бы возникнуть никакие процессы. Источником познания Аристотель считал ощущения, вызываемые воздействием внешних предметов на органы чувств, а процесс мышления рассматривал как свойство независимой от тела "разумной души".

Именно Аристотель олицетворяет тот исторический момент, когда противоположные тенденции в развитии взглядов на душу и психику образуют тождество, вследствие чего порождаются противоположности качественно нового уровня. Поэтому неудивительно, что учение Аристотеля господствовало в психологии течение всего Средневековья и почитается по сей день.

Так, А. Августин (354-430), утверждая бесплотность души, ее независимость от тела, высказал мнение о том, что истинное познание строится не на основе ощущения внешних вещей, а на внутреннем созерцании, путем самопогружения, и на уме.

В сложной природе сознания, все процессы которой содержит в себе душа (память, интеллектуальные процессы, волевые побуждения), именно воля играет самую главную роль, которую Августин называл "интенции души" и без которой ни чувства, ни рассуждения не могут происходить. Тем самым закладываются одновременно основы волюнтаристического и интроспективным направлений в психологии.

Другой известный средневековый философ Ф. Аквинский (1225- 1274) продолжил учение Аристотеля о форме и материи. По его мнению, душа является бессмертной нематериальной сущностью и имеет свои, только ей присущие способности разума и воли. Но как форма тела она имеет еще и способность чувственного восприятия свойств внешних вещей. Однако понимание сущности вещей может быть достигнуто только усилиями ума - путем абстрагирования от видового и постижения родового. Взгляды Ф. Аквинского со временем будут положены в основу рационалистического направления в психологии.

Бурный расцвет естественных наук в XVI в. создал предпосылки для последовательного научного изучения природы человеческой души, природы психики на основании наблюдений и опытов. Так, в частности, считал выдающийся английский философ Ф. Бэкон (1561 - 1626) по чувственной души, отдавая разумную душу на откуп теологии как науке о вере. По его мнению, чувственная душа есть телесная субстанция, содержащаяся в мозге. Она настолько разрежена, что ее не видно. Движется она по нервам и артериям. Ощущение, по Бэкону, - материальный процесс, порождается внешними предметами. Можно предположить, что идеи Бэкона дали толчок развитию научных представлений о высшей нервной деятельности как материальный субстрат психики.

В этом же направлении формировалось представление английского философа XVII в. Т. Гоббса (1588- 1679), который считал, что носителем мышления является определенным образом организованная материя. Представления и понятия являются лишь отражением материальных тел в сознании человека.

Следует отметить, что понятие душа реже встречается в текстах известных философов и естествоиспытателей этого периода. Его место займет понятие психического, сознания, мышления, разума - того, что не несет на себе явного религиозного "нагрузки".

Современник Гоббса - французский философ Р. Декарт (1596- 1650) утверждал, что существование души и тела - две разные и независимые субстанции. Декарт, в отличие от Аристотеля, "оживляет" тело, провозглашая идею рефлекторной дуги. "Оживление" тела, как и одновременные поиски натуральных механизмов действия души, создавали определенный фунт для изучения природы человека на основе принципа антропологической целостности.

Попытка преодоления декартовского дуализма в вопросе о связи психического и физического осуществил выдающийся голландский философ XVII в. Б. Спиноза (1632- тысяча шестьсот семьдесят семь). Сознание человека, по его мнению, не существует отдельно от тела, а образует с ним определенное единство. Если тело не подвергается воздействию внешних предметов, душа никоим образом их не воспринимает. Принцип детерминизма, разработанный в психологии Спи-нозы, с одной стороны, отрицает свободу воли, с другой - включает душу в систему причинного объяснения природных явлений.

Одного года с Спинозой родился известный английский философ-сенсуалист Дж. Локк (1632- 1704), который считал, что все истинные знания можно получить только в опыте. Знание о психическом дает внутренний опыт и соответствующие методы - самонаблюдение, интроспекции, субъективного эксперимента и т. Поскольку внутренний опыт дает только знания об отдельных психические состояния или процессы, постольку именно они, а не абстрактная душа должны быть предметом психологии.

В XVIII в. фундаментальные разработки в выяснении природы психики были осуществлены французскими философами Ж.Ламетри, Дидро, К.-А.Гельвецисм, П.-А.Гольбахом. Душа, на их взгляд, является ничем иным, как тем же самым телом, но рассмотренным в отношении его определенных функций и свойств. Так, Ламетри (1709- 1751) считал, что под душой надо понимать лишь способность тела чувствовать и мыслить. Она является только принципом движения или чувственной материальной частью мозга, который можно рассматривать как главную пружину всей машины, утверждал он, сравнивая деятельность человеческого тела с часовым механизмом.

Противоположного мнения относительно природы души придерживался Дж. Беркли (1685-1753), основательно разрабатывая идею о том, что за душой не существует видимого мира. Исходный пункт его концепции - "esse регсири" (быть в восприятии). Чувственное тело является только комплексом таких качеств или идей, которые не существуют отдельно от восприятия их умом.

Д. Юм (1711-1776), продолжая разработку идей своего предшественника, приходит к выводу, что не только материя не выступает субстанцией, но и сам дух есть лишь совокупность состояний, воспринимаются.

В этот же период свои взгляды на природу душевных явлений преподает известный украинский философ и психолог, профессор Киево-Могилянской академии Г.Кониський (1717- 1795). От развития анатомии и функционирования живого тела через определение души растительного, он переходит к описанию телесности, оживленной чувствительной неразумной душой, который завершает анализом тела, оживленный рациональной душой. Отвечая на вопрос, что прежде всего отличает одушевленное тело от неживого, он прибегает к количественному критерию (многочисленные действия души) и к качественному (тело само не может быть причиной действий, такой причиной выступает душа).

Канский известен тем, что представляет исторический обзор изучения души, завершая его анализом тогдашней психологической традиции разделения души на вегетативную, чувственную и рациональную. Кроме того, он выделяет и описывает и другие разновидности души, в частности, "бажальну" и "двигательную", отмечая, однако, что это разделение является искусственным и что нужно иметь в виду единую душу, что имеет определенные свойства, потенции.

Прогрессивной оказалась позиция Канского о признании активный характер отражения органами чувств предметного мира. Признавая необходимость "согласия" между душой и телом, он считает, что главными свойствами рациональной души является ее нематериальность и бессмертия.

В этот же период входит в историю Украины и в мировую историю своей феноменологии самопознания как познание самого глубокого в бытии, как исходной позиции для познания мира Г. Сковорода (1722- 1794). Значение творчества Сковороды заключается в том, что она привлекает внимание человека к познанию себя как микрокосмоса, который является образом и подобием макрокосмоса: через самопознание своей сути познать сущность мира. Самопознание как поиск самого себя в произведениях Сковороды еще не переходит в самопознания через и ради Самот-ванию, хотя идея родственной деятельности, деятельностного самоопределение выводит к идее самореализации как смыслового мотива существования человека в мире. Подтверждением тому является жизненный путь философа, его собственный эмпирический опыт мыслителя-путешественника.

Эмпирические подходы к научному рассмотрению проблем, попытки вывести психологию за пределы метафизики, чтобы не решать вопросы, которые принципиально решить нельзя, оставаясь в пределах эмпирико-чувственных основ (К.К. фон Крейц, Й.Г.Крюгер), все же отступали под давлением вечно актуальной для философии и психологии проблемы о природе души. К этой проблеме обращается Кант (1724- 1804). По его мнению, в случае, когда душа и тело признаются двумя специфическими отличительными веществами, взаимодействие которых составляет человека, ни философия не может решить, не потеряла бы душа всевозможные представления (созерцания, ощущения и мышления), если бы одну из этих субстанций было отделено от другой. По Канту, люди не могут познать отдельно природу души вне тела, ведь для этого нужно было бы попробовать отделить душу от тела еще при жизни, а такая попытка была бы похожа на то, если бы кто-то стал перед зеркалом с закрытыми глазами и на вопрос, чего он хочет этим добиться, отвечал: "Я хочу узнать, как я вид, когда я сплю".

Путь следования душой своих формообразований, что приближает ее к абсолюту, к слиянию с ним, утверждение принципа историзма в интерпретации сознания, становится одним из основных предметов философско-психологических поисков в творчестве Г.В.Ф.Гегеля (1770 1831). Гениальным было открытие Гегелем того, что сознание формируется в деятельности. Психологии он отводил место одного из разделов учения о субъективном духе (индивидуальное сознание).

В середине XIX в. широкую известность получили взгляды украинского философа П.Д.ИОркевича, который начинал свою деятельность преподавателем в Киевской Духовной академии. Утверждение индивидуальности человеческого существа, признание приоритета переживаний, чувств, идущие от сердца, над разумом, вычленение личностного "сущего", которое переводит то, что может быть (идею), в то, что есть (действительность), попытка совместить сущность и существование , гносеологический и аксиом-логический аспекты в изучении человека отличают научную позицию Юркевича от взглядов Гегеля и намного опережают идеи представителей таких философско-психологических направлений начала XX в., как философия жизни, экзистенциализм, персонализм и др.

Новым шагом в объяснении психологией природы человеческой души, сознания, жизнедеятельности в целом стало учение К.Маркса об историческом развитии общества как основу развития человеческого духа в различных формах его существования.

Вот как сегодня объясняет саму историческую необходимость возникновения марксовой концепции человеческого сознания известный российский психолог М.Г.Ярошевський. В то время, пишет он, острым стал конфликт между механистическим детерминизмом и принципом активности субъекта в философии Канта (критического периода). По Канту, вещи влияют извне на пассивно воспринимающий субстрат, но все знания о вещах, начиная от их пространственно-временных параметров, конструируется самим субъектом. Немецкие идеалисты - Й.Фихте, Ф.Шеллинг, Гегель - попытались полностью освободиться от механистического детерминизма, от всякой сходства власти внешних предметов над сознанием. У Фихте "не-Я" (внешний мир) порождается активностью субъекта. Шеллинг провозгласил тождество субъекта и объекта. Гегель усвоил шеллингивський принцип тождества, но осмыслил его как диалектический самодвижение абсолютной идеи, порождает из себя все многообразие объективного и субъективного бытия и достигает в человеческом духе полной самосознания. Активность сознания приобрела тем самым не только предметную содержательность (искаженно изображенную), но и историческую направленность. Маркс взял за исходный пункт реальный, а не идеальный мир и реального индивида, а не чистое сознание, но взаимодействие между ними была раскрыта принципиально иначе, а именно как предметная деятельность, превращающая и внешнюю природу, и самого человека.

В XIX в. эмпирическая психология приобретает уже выразительной самостоятельности и оставляет в истории немало оригинальных теорий, в которых продолжается дискуссия о природе души, психики, сознания, прежде всего в направлении решения психофизической проблемы.

Так, согласно теории психофизического параллелизма физиологические и психические процессы протекают независимо друг от друга: материальные явления в организме и психические явления в сознании совпадают во времени. Объяснялось это "установленной гармонией" со стороны божественного начала.

Теория психофизической взаимодействия, наоборот, исходила из того, что между психическими явлениями и материальными процессами существует определенное взаимодействие: психические процессы влияют на физиологические, и наоборот. Однако с позиций дуализма, что утверждал лишь противоположность душевного и телесного, эта теория, как и предыдущая, не имела перспективы.

В процессе решения психофизической проблемы, широких эмпирических исследований возникают различные научные направления, школы, разрабатываются "авторские" концепции психического и его отдельных механизмов.

Исторически первой возникает ассоциативная психология. Согласно учению асоцианистив, сложные психические процессы включают простые психические элементы, которые они могут быть разложены. Образование ассоциативных связей подчиняется определенным законам (например, закон смежности). Спенсер (1820- 1903), которого традиционно считают ярким представителем ассоцианизма, отмечал, что когда два психических состояния следуют один непосредственно за другим, то в процессе воспроизведения первого проявляется тенденция к тому, что второй также обязательно должен воспроизводиться. Однако уже сам Спенсер начинает впоследствии ставить ассоциации в зависимость от причин и факторов, закладывая основы эволюционной психологии.

Волюнтаристская психология возникает как определенная реакция исследователей на принижение роли активности души, волевого начала. Психологи этого направления рассматривают волю как специфическую энергию сознания, в основе которой лежат импульсивные чувства, объединенные в комплексы эмоциональных переживаний. Вундт, отталкиваясь от ассоцианизма, отстаивает идею "психической причинности". Воля, по Вундтом, имеет причину в себе самой. НЕ детерминирована никакими внешними воздействиями, она приобретает значение субъекта.

Психология как учение о интенциональные акты сознания была основана Ф.Брентано (1838- 1917). Психические явления, по его мнению, отличаются своей имманентной "объективностью", в каждом психическом акте присутствует и его объект, то есть психический акт всегда интенциональных, включая субъективную отнесенность к чему-то не является субъектом. Поэтому психология определяется как наука о психических актах.

В конце XIX - начале XX в. формируются разные по своей научной идеологией психологические школы.

Школу структуральной (интроспекции) психологии начал в США Е.Титченер (1867- 1927), который считал, что предметом психологии должны быть элементы и структуры сознания. Сознание как таковая не раскрывается простом самонаблюдению, а имеет свою собственную структурную организацию, свой скрытый смысл. Самонаблюдение дает сведения только об объектах. Интроспекция открывает возможность изучать самые психические явления: ощущение, образы и чувства, вызываемые этим объектом.

Вюрбурзька школа психологии начала переход к экспериментальному исследованию психических явлений путем интроспекции.

Альтернативной до тех подходов, которые ориентировались на субъективное, на сознание как предмет психологии, стала школа бихевиоризма - науки о поведении. Дж.Уотсон (1878- 1958), например, считал, что предметом психологии должно быть не психические процессы, а поведенческие реакции, действия и поступки, которые можно наблюдать и объективно исследовать. Психические процессы при этом определялись лишь как эпифеномены, то есть явления, причинно не связаны с реальными, действительными феноменами, имеют материальную природу.

Фрейдизм как психологическое направление, получивший свое название от имени его основателя Фрейда (1856-1939), напротив, утверждал необходимость включения в предмет психологии не только и не столько сознания (в собственном смысле этого слова), но и того, что в психической природе человека лежит за ее пределами, то есть бессознательного, подсознательного, сверхсознательного как детерминант, по сути определяют и общий смысл сознания и проявления его поведения.

В рамках этой же традиции строил свою школу глубинной психологии и К. Юнг (1875- 1961), который рассматривал психическое бытие как сложное единство различных систем: "Я", "Маска", "Тень" * "Анима" - образ души, а также "личностное-бессознательное" с различными комплексами и "коллективное бессознательное" с архетипами. Всех их объединяет "самость", интеграция которой с "Я" является актом "индивидуации" - конечной цели развития личности.

Тенденциям дифференциации мира психики на структурные элементы, компоненты, уровне, попыткам "анатомиювання" психического противопоставила себя гештальтпсихология. Термин "гештальт" означает форму, структуру и вводится для обозначения принципиальной зависимости элементов от целого, невозможности вывода целого из суммы элементов. При этом целостность признается имманентным для психики, является "чистой" психической сущности. Исходной для гештальт стала феноменология Э. Гуссерля (1859-1938).

В начале XX в., В связи с процессами интеграции в обществе особый научный интерес стали вызывать проблемы, связанные с влиянием социального окружения на развитие и поведение отдельного человека, проблемы групповой динамики (У.Мшс-Даугалла, Г.Тарда, Соси-геле, ГЛебон, Ф.Олпорт и др.).

Разделяя сначала идеи гештальтистов, новый оригинальный для психологии направление и новую школу начинает К. Левин (1890 1947). Центральным моментом его научной концепции было понятие о динамике поведения человека в его "жизненном пространстве", введение категории поля в учение о личности и мотивы его поведения в условиях социального окружения.

В аспекте психологии действия разрабатывалась операциональная теория интеллекта Ж. Пиаже (1896- 1980), его структура, функции и развитие через механизм интериоризации. В этой же парадигме осуществлял свои исследования А. Валлон (1879-1962), выясняя переход от действия к мысли.

Онтологический и аксиологический аспекты психологического исследования в большей степени представлены в феноменологической психологии Гуссерля и его последователей (проблема психического бытия, существования трансцендентной сферы значений, интенциональным состояний сознания, проблема "чистой" психики и др.) И в экзистенциальной психологии (А. Камю, Ж. Сартр в К. Ясперс), главной проблемой, в которой выступает проблема ценности и смысла человеческого существования.

С момента возникновения и до настоящего времени каждая из указанных психологических школ претерпела существенных трансформаций, сделала немало уступок друг другу, ориентируясь на критерий истинности как основной. Однако и инновационные формы всемирно известных психологических теорий (Неофрейдизм, необихевиоризм и др.) Сохраняют в определенной степени свою приверженность ортодоксальному варианта на уровне наиболее общих принципов.

Итак, подведем некоторые итоги совершенном экскурса в историю взглядов о природе души, психики и предмет психологии.

Обобщение эмпирических фактов жизнедеятельности позволило человеку провести очень условную с точки зрения "границ", но безусловную с точки зрения реальности границу между собой и окружающим миром вообще и между своей душой и другими душами или неодухотворенным и мы предметами как между внутренним и внешним частности. Поэтому в истории психологии более или менее последовательно именно "внутреннее" (душа, психика, сознание, бессознательное, подсознательное, сверхсознательное т.д.) называлось предметом исследования.

Погружаясь в глубины психики, почувствовав дыхание безграничных ее миров, человеческий разум нередко терял надежду на возможность объять необъятное. Отступал, оставляя душу отдохнуть от роли "подопытного". Соглашался приписывать ей божественное происхождение, как и всем том, что не мог объяснить, что пугало и очаровывала. Впрочем, отчаявшись, он внимательно наблюдал и тщательно изучал ее внешние проявления, убеждая себя, что это и есть единственно возможный предмет психологии.

Однако невозможно долго не замечать реальную активность психического, реальность идеального внутреннего мира. И он снова манит к себе, требуя пересмотреть предмет науки. Когда в процессе человеческого познания делается акцент на выделении существенного, предмет психологии возвышается к категории сознания, души, духа, отделяясь от всех определений, которые шли от биологии или физиологии. Вследствие такого подхода даже мозг и вся нервная система начинают рассматриваться как параллельно существующие и генетически никак не связаны с развитием и функционированием сознания.

Однако со временем оказывается несостоятельность психологии объяснить всю сложность психической жизни, исходя только из категории сознания. Даже практика, особенно клиническая, убедительно доказывает, что существенную роль в становлении, развитии и функционировании сознания играет именно бессознательное, бессознательное, подсознательное и даже сверхсознательное, которые и заменяют на время собой сознание на месте предмета психологической науки.

В дискуссиях о том, чем же отличается психическое от других явлений, вызревает представление, а в дальнейшем и утверждение, что предметом психологии должно быть субъективное, что противостоит объективному как такое, что не только отличается своей природе, но и способно воспроизводить и творить объективный мир и себя самого по своим собственным законам. В попытке отстоять эту позицию некоторые, правда, приходит к выводу, что окружающий мир является ничем иным, как продуктом функционирования души, или духа, комплексом специфических энергий органов чувств, ничем не детерминированной воли, или игрой ассоциаций, законами гештальта, или проявлением глубинного инстинктивного влечения , коллективного бессознательного и т. Внешний мир, таким образом, или "аннигилируется", или обесценивается, или же характеризуется как изначально чужой и враждебный.

Комплекс свободы, реакцию освобождение от внешней зависимости не всегда удавалось удержать в пределах, которые удовлетворяли хотя бы "относительную истину". Любое "раздувание" одной зависимости сразу же порождало противоположные, не менее крайние подходы.

Понятной реакцией на преувеличение роли внутреннего было возникновение научных направлений, признавали предметом психологии поведенческие реакции, которые можно наблюдать, исследовать объективными методами в противовес интроспекции и тому подобное. Тем самым делалась попытка противопоставить идеи независимости, автономности человеческой психики от внешнего мира утверждение о существовании такой зависимости.

Правда, и здесь не обходится без преувеличений, ведь при таком подходе психика сама со всеми ее формами существования может вообще изъята из числа "претендентов" на всегда исторически "вакантную роль" предмета психологии.

В попытках развести до антагонизма, а затем отождествить внутреннее и внешнее интроспекция и бихевиористская психология, психология сознания и поведенческая психология, субъективная и объективная психология прошли свое становление, расцвет и пришли к закономерному финалу, оставляя в наследство новые эмпирические факты, оригинальные теории , психотерапевтические техники и вывод о необходимости поиска альтернативных подходов к объяснению природы психического.

Такой калейдоскоп дефиниций отражает в определенной степени логику становления предмета психологии в зависимости от того, как менялось представление о природе психического.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >