ПРОБЛЕМА ПРИРОДЫ психики в отечественной психологии

Условный рефлекс, примирил психологию с физиологией.

Отечественная психология формировалась, опираясь как на достижения мировой науки, передовой украинской философско-психологической мысли (Ф. Прокопович, К.Калиновський, Г.Кониський, Г, Сковорода и др.), Так и на достижения в области разработки проблем психической причинности, н 'связи мозга и психики, проблем рефлексологии, психотехники и др.

Существенно повлияла на развитие представлений о природе психического, сложившихся в украинской психологии, деятельность таких выдающихся психологов, как Т.М.Сеченов, К. Д. Ушинский, В.В .Зепькивський, MM, Латте в О.О.Ухтомсышй, в .М.Бехтерев, Г.И.Челпанов, К.М.Корнилов, П.П.Блонський, Л. С. Выготский, И. П. Павлов и др.

Психология стала самостоятельной наукой в конце прошлого века. У ее колыбели стояли физиологи-исследователи. Экспериментальная физиология, быстро развивалась в то время, вынуждена была признать, что определенные явления, которые хотя и связаны с функционированием телесных органов, однако должны быть отнесены к разряду "душевных". Было выяснено, что то или иное воздействие на органы чувств вызывает изменение не только в нервной системе, но и в сфере ощущений - слуховых, зрительных, тактильных и др., То есть в психической сфере. Однако любые попытки "объективно" изучить психическое теми же способами и по тем же принципам, что и физиологическое, оказались напрасными.

Выход из методологического "тупика" был намечен трудами И.М.Сеченова в его учении об условном рефлексе и о психическом как о его среднее звено. "Все психические акты, совершаемые по типу рефлексов, - писал он, - должны полностью подлежать физиологическом исследованию, так как к области этой науки относятся непосредственно начало их, чувственное возбуждение снаружи и конец - движение; но ей же должна подлежать и середина - психический элемент в узком смысле слова, поскольку последний оказывается очень часто, а возможно, и всегда, не самостоятельным явлением, как считалось ранее, а интегральной частью процесса ".

Даже когда сознательные психические акты остаются без какого-либо внешнего выражения, они сохраняют природу рефлексов.

Изучение физиологических механизмов психики, ее материального субстрата, как известно, было связано с именем и школой И.П.Павлова. В постоянных попытках ее представителей установить контакт физиологии с психологией возникла идея: найти и определить такое элементарное психическое явление, которое одновременно можно было бы считать и чистым физиологическим явлением, что дало бы возможность опытным путем получить объективную картину работы головного мозга.

Это явление, по мнению Павлова, и было тем, что теперь означает термин "условный рефлекс" - временный нервный связь, является универсальным физиологическим явлением у животных и в нас самих. А в то же время оно является и психическим явлением, тем, что психологи называют ассоциацией.

Большой вклад в разработку идеи объективной психологии сделал В.М.Бехтерев, пытаясь доказать возможность распространения психическими и социально-психологические явления законов природы, физических законов. Как последовательный рефлексологи В.М.Бехтерев предложил заменить психологию рефлексологией. Со временем вместо понятия "рефлекторной дуги" (что было еще во времена Декарта), не раскрывало всей сущности сигнального управления приспособленческую деятельностью организма, была введена модель "рефлекторного кольца".

Так, П.К.Анохин, М.О.Бернштейн установили, что любое движение организма находит свое отражение в мозгу в виде афферентного импульса, который извещает об эффекте этого движения. В мозгу словно представлена модель желаемого результата, с которым сравнивается то, что фактически достигнута. Если же полученный результат не соответствует заданной программе, то коррекция двигательного акта и тренировки эффекторной системы продолжается до достижения автоматизма. Аппарат "опережающего отражения" - "акцептор действия" - контролирует результаты действий и сопоставляет их с поставленной целью.

Эти идеи ознаменовали существенный сдвиг во всей системе психофизиологических представлений. Они переводили мнение на новые рельсы. Вместо простого причинно-следственной цепочки, казался со времен Галилея и Декарта идеалом детерминированным объяснения, вводилось понятие кругового управления движением. Необычным было и представление о том, что причинной инстанцией является, наряду с внешними раздражителями, уже заложены в организме схемы и модели того, что должно быть достигнуто. Интересно, что эта мысль получала весомее подтверждение, если предметом анализа избирались сложные формы активности, насыщенные высоким потенциалом субъективности и субъектности, например, поступки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >