Внутреннее и внешнее как психологическая проблема.

Еще Декарт, а за ним и другие мыслители толковали внешние воздействия как причину чувственного образа. Из этого положения делались выводы, что человек познает не объективный мир, а лишь эффект, возникающий в результате воздействия внешних вещей на его органы чувств. Итак, внешнее признавалось как причина и как "инициатор" процесса, порождает психическое.

Выясняя вопрос о "внешнее", внешний мир, стоит рассмотреть некоторые понятия, так или иначе раскрывают его сущность. Так, нередко для обозначения того, что окружает человека, употребляется термин "среда". Среда - это совокупность всех условий, которые окружают предмет (вещь, растение, животное, человека), и прямо или косвенно влияют на него. Те условия, которые не влияют на предмет, не входят в его среду.

Для обозначения того, что существует, существовало и будет существовать в пространстве- времени независимо нелюдимый, что может толковаться как действительное, возможное и невозможное ее среда, используется понятие об объективной реальности, действительности.

Понятия, позволяет отделить объективно существующее от объективно существующего и которое наиболее полно обобщает все сущее в его материальных и духовных определениях, есть понятия "бытие". Например, человек может рассматриваться в позиции "внутри-бытия" и как такая, которая противостоит небытию своей созерцательной активностью и познавательно-преобразующей деятельностью.

Бытия, с которым человек активно взаимодействует, обозначается понятием «мир». Е место в мире, что создано человеком и становится реальностью (субъективной или объективной), в которой она объективируется и к которой может отнестись как субъект, определяется понятием "жизненный мир".

В реальности жизненного мира внутреннее и внешнее могут вроде растворяться, исчезать. Это - те счастливы и одновременно трагические моменты, когда на смену субъектно-объектной противостоянию в познании, преобразовании, приходит ощущение существования как такового, экзистенции, присутствия в бытии, единства с миром, обостренное переживание реальности небытие, своей конечности.

Именно последняя противоречие актуализирует внутреннюю активность человека в ее поединке с небытием как "внешним" и одновременно требующим задуматься, отыскивать смысл своего существования в мире.

Если "внутреннее" отождествляется с душевным, духовным, то «внешним» для него может быть телесное. Если "внутреннее" рассматривается в структурном аспекте, или с точки зрения уровней детерминации психической активности, то и здесь можно дойти до разделения на глубинную (имманентной) и этажное (реактивную) причинность, рассматривая их, опять же, как внутреннее и внешнее.

Типичным для психологии является также трактовка психической активности как внутренней, а того, что можно наблюдать и объективно зафиксировать в форме поведения, поступка, продуктивности деятельности, - как внешнего.

Однако главной причиной для включения в систему психологии этих понятий является необходимость объяснения природы психического, движущих сил его развития.

Существует такая психическая причинность? Распространяется на психику философский тезис о "спонтанийнисть" развития? Что или кто выступает настоящим регулятором психической активности? Эти и другие важные вопросы требуют определиться по проблеме "внутреннего и внешнего". И неудивительно, что самые острые дискуссии в отечественной психологии шли именно вокруг этой проблемы.

Фундаментально взаимосвязь внутреннего и внешнего исследовал Рубинштейн. Любое воздействие одного явления на другое, отмечал он, преломляется через внутренние свойства того явления, которое это влияние осуществляется. Результат любого воздействия на явление или предмет зависит не только от явления или тела, на него влияет, но и от природы, от собственных внутренних свойств того предмета или явления, который это влияние справляется. Все в мире взаимосвязано и взаимообусловлены. В этом смысле все детерминировано, но это не значит, что все может быть однозначно выведено из причин, которые действуют как внешний толчок обособленно от внутренних свойств и взаимосвязи явлений.

Закономерности становления и развития внутреннего процесса перехода внешнего во внутреннее, объективного в субъективное как процесс "интериоризации" в "поэтапного формирования умственных действий" стали предметом исследования Л.С.Виготськогоу О.М.Леонтьева, П.Я .Галь- Перина и др.

Внутреннее (субъект), по Леонтьевым, действует через внешнее и этим само себя изменяет. Положение это имеет реальный смысл. Ведь с самого начала субъект жизни вообще выступает лишь как обладающий «самостоятельной силой реакции", но эта сила может действовать только через внешнее. В этом внешнем и осуществляется переход возможностью в действительность: ее конкретизация, развитие и обогащение, то есть ее преобразования, суть преобразования и самого субъекта, ее носителя. Теперь в виде преобразованного субъекта он и выступает как таковой изменяющий преломляет в своих текущих делах внешние воздействия.

Формулы Рубинштейна "внешнее через внутреннее" и Леонтьева "внутреннее через внешнее" с разных позиций, в то дополняя, а в чем отрицая друг друга, направленные на раскрытие сложного механизма функционирования и развития психики человека.

Понимая возможность суженного или тенденциозного толкования своей формулы, Рубинштейн, в частности, отмечает, что психические явления возникают не в результате пассивной рецепции внешних воздействий, которые действуют механически, а в результате обусловленной этими воздействиями от-бражувальнои деятельности мозга, которая служит для осуществления взаимодействия человека как субъекта с миром.

Украинский психолог О.М.Ткаченко осуществляет попытку отыскать способ интеграции, синтеза подходов Рубинштейна и Леонтьева к решению психологической проблемы внешнего и внутреннего. Вместо двух антитетических формул он предлагает рабочее формулировки принципа детерминизма: психика субъекта детерминируется продуктами актуальной и постактуальнои взаимодействия с объектом и сама выступает важной детерминантой поведения и деятельности человека.

Проблема внешнего и внутреннего может получить положительное решение, когда от этих довольно абстрактных понятий осуществить движение в направлении выяснения специфических особенностей каждого из "миров" - "макрокосмоса» и «микрокосмоса», которые скрываются за ними.

Внешнее может рассматриваться относительно внутреннего как отражено в нем бытия. Психика, сознание с точки зрения онтологического подхода при этом приобретают значение "внутри-бытия" (Рубин-штейн), своеобразного живого "внутреннего зеркала", с помощью которого бытия осознает себя как таковое. Онтологизация психического, по мнению В.А.Роменця, делает его настоящим феноменом бытия, активной силой, формирующей образ мира.

Внешнее, с другой точки зрения, является то, что порождено внутренним, является его проявлением или продуктом, зафиксированным в знаках или материальных предметах.

Внешнее и внутреннее можно дифференцировать не как статические "мира", а как формы активности, имеют разные источники. Так, Д.М.Узнадзе предлагает различать "интрогенну" поведение, которое определяется интересами, мотивами, и "екстрагенну", что определяется внешней необходимостью.

Рубинштейн по этому поводу подчеркивал, что психическое не является только внутренним, субъективным, имея в виду, что психика выступает детерминантой поведения, причиной телесных изменений: не признание, а отрицание, игнорирование роли психических явлений в детерминации поведения людей ведет к индетерминизма.

Существенное дополнение приведенному определению дает К.О.Абульханова-Славская. Под внутренним она понимает не «физиологическое» или «психическое», а специфическую природу, собственные свойства, собственную логику развития, специфику движения данного тела или явления, которое оказывается внешнее воздействие. Это внутреннее обеспечивает специфический для данного явления способ "преломления" внешних воздействий, который становится все более сложным в явлениях высшего уровня развития.

Под внешним понимают не частный, случайное воздействие, а все те внешние условия, которые соотносятся в своей качественной определенности с внутренним, поскольку действие внешнего воздействия небезразлична для его развития.

Таким образом, необходимость введения в оборот психологической науки парадигмы "внешнее-внутреннее" определяется существенными факторами. Именно в рамках этой парадигмы решаются проблемы детерминации и самодетерминации психического, его автономии от биологических и социальных факторов, проблемы психической причинности, психического не только как отражение, но и как активно действующей, инициативной преобразующей силы.

"Граница" между внутренним и внешним достаточно условна, и одновременно безусловными являются существующие тождественность, несовпадение, противоречивость субъективного и объективного.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >