Психика и телесный субстрат.

Одной из первых в истории психологической мысли была поставлена проблема психического и его отношение к телесным явлений.

В психологии противоположность психического и телесного четко осознается уже со времен Р. Декарта, который дуалистично противопоставил дух и материю. Согласно картезианским пониманием, основной характеристикой и формой бытия материального является его протяженность и отсутствие способности мыслить, а духа - способность к мышлению, но отсутствие пространственных качеств. Соответственно: душа (как "близка" по своей природе духа) и материальное тело человека также различными сущностями.

Отличие души и тела очевидна и понятна. Каждый, не обязательно психолог, может сказать, что эмоции, воля, мышление, восприятие, другие психические процессы, состояния и свойства личности является проявлением души, а голова, руки, ноги и т.д. - это части тела человека.

Уже с тех далеких времен, когда люди еще не имели надлежащих знаний о строении собственного тела и закономерности протекания психических процессов, они поняли, что их эмоции, восприятие, мышление является результатом деятельности не только тела, но и особой субстанции, живущий в теле и покидает его в момент смерти, и что между душой и телом есть определенная разница. Однако душу они мыслили как имеющую материальную природу, она уподоблялась дыханию, сердцу, крови или любой части тела. Это анимистическое понимание души. Ему на смену приходит атомистическое.

По Демокрита, Эпикура, Лукреция, душа, как и тело, состоит из атомов. Атомы, которые являются составными души, отличаются от атомов, из которых состоит тело, большей подвижностью. Аристотель тоже не противопоставлял психические и телесные процессы. По его мнению, душа является активным началом тела. Поскольку материальное тело не может (в силу своей пассивности) вызвать собственное движение, то оно в состоянии выполнять определенную деятельность благодаря активному принципу, которым и есть душа.

Таким образом, душа является причиной и определяющим условием жизни. Она находится с телом в таком же соотношении, как форма с первоматерии. Благодаря форме тело является тем, чем оно есть. Итак, душа есть энтелехией тела.

Не противопоставлялась тело и душу и позже. Так, К.Тертуллиан считал, что душа является самой легкой и нежной частью тела. Итак, во времена Декарта душа не противопоставлялась материальном телу как другая субстанция, но признавалась как активное начало, превращает человеческую возможность в действительность. Декарт абсолютно противопоставил душу и тело, психику и организм, что позволило ему открыть их истинную сущность. Свое дуалистическое учение он сформулировал так: материя и дух - две разные субстанции, а субстанция - это то, что существует и определяется только через саму себя, а не через другое. Но если так, то душа и тело не могут взаимодействовать, мысль не может непосредственно определять движение тела, а тело не влияет на мнение. Каждое из них существует самостоятельно: дух имеет свойство мыслить, тело имеет только протяженность.

Декарт пытался объяснить механизм действия тела так, чтобы даже не возникла мысль о причинно-следственную зависимость между деятельностью души и телесными движениями, подобно тому, как не возникает оснований считать, что часы имеют душу, которая заставляет его показывать время. Итак, тело - механический автомат, своеобразная машина, основанная на рефлекторном принципе, душа - активное начало. их природа разная, и поэтому они не могут "встретиться", не имеют ничего общего, не могут "прикоснуться" друг к другу, но свободно взаимопроникают, что вещи двух отличных миров.

Каким же образом, в таком случае, связанные человеческие душа и тело? А то, что они связаны - факт очевидный. Например, психический фактор может вызвать стресс и, как следствие, изменения в телесном мышце сердца (инфаркт). Напротив, телесные изменения в мозге, как правило, вызывают изменения в психических процессах, состояниях и свойствах личности. Кроме таких "острых моментов" взаимовлияния можно привести множество фактов "повседневной" взаимодействия души и тела. Так, человек благодаря деятельности души, в частности мышления и волевых процессов, руководит пространственным перемещением своего тела, а движение тела, вызывая изменения в человеческом организме, порождает ощущение, которое трансформируется в определенные рациональные и эмоциональные процессы. Но как такое может быть, если тело и душа - не просто разные, но и абсолютно противоположные? Из этого противоречия возникает психофизическая проблема: душа и тело абсолютно противоположными субстанциями, но, несмотря на это, находятся между собой в неразрывной связи и взаимодействия.

В истории психологии находим несколько путей решения психофизической проблемы. Наиболее распространенными из них являются:

а) дуалистическое противопоставление психического и телесного как двух разных субстанций, наиболее полно проявилось в концепции психофизического параллелизма и теории психофизической взаимодействия;

б) "сведения" психического к различным формам физического или физиологического и утверждение об их эквивалентности (редукционизм и епифе н в менализм)

в) обособление психического от телесного и признание первичности души относительно тела (душа сравнивалась с музыкантом, а центральная нервная система - 3 инструментом, на котором играет музыкант, или душа - с всадником, а тело - с лошадью).

Указанные пути решения вопроса об отношении психических и физиологических явлений находим как в истории науки, так и в современной психологии.

Решая любую психологическую проблему, практический психолог должен поставить перед собой вопрос: чем она обусловлена? Или физиологическими, генетическими, конституционными (более широко - телесными) факторами, или определенной структурой личности, осознанной и неосознанной иерархией мотивов, направленности личности и т.д., то есть личностными образованиями? А возможно, их взаимодействием? Например, отставание в учебе школьника обусловлено недостатками в развитии его центральной нервной системы или психологическими проблемами: сформировавшимися мотивами учения, отсутствием необходимых способностей, а возможно, телесные и душевные факторы взаимно обусловлены? Итак, решая, казалось бы, такое конкретный вопрос, психолог (сознательно или бессознательно) "принимает во внимание" свое видение психофизической проблемы. Поэтому историко-кри-кий анализ психофизической проблемы не теряет своей актуальности.

Признав душу и тело различными субстанциями, Декарт попытался объяснить их связь с помощью гипотезы взаимодействия.

Н.Мальбранш справедливо видел в теории взаимодействия определенное отступление от понимания абсолютной противоположности души и тела и разработал теорию психофизического параллелизма, согласно которому психические и физиологические процессы составляют два ряда явлений, которые соответствуют друг другу и при этом, как две параллельные линии, никогда не пересекаются, не взаимодействуют ни в corpus pineale, ни в любой другой части тела или пространства.

Согласно психофизическим параллелизмом, по образной характеристикой В.Джемса, "душевной жизни человека представлялось бы нам как текущая рядом с телесным, причем каждому моменту в одном из них соответствует определенный момент в другом, но между тем и другим не было бы никакого взаимодействия. Так, мелодия, льющаяся из струн арфы, не замедляет и не ускоряет колебания последних, как тень пешехода сопровождает его, не влияя на скорость его шагов. Душевные и телесные явления совершаются будто независимо друг от друга в силу своей внутренней организации ».

Как же в таком случае согласуются два противоположных мира? Малебранше утверждал, что это возможно благодаря Богу. По его мнению, действие происходит следующим образом. Если, например, я хочу сделать движение рукой, то я не способен это сделать, потому что моя воля является психическим явлением, а следовательно, не может влиять на материальное тело. Но невозможно для человека возможно для Творца - Бог является причиной движения материального тела. С другой стороны, если определенный раздражитель действует на органы чувств, то соответствующее ощущение создается в моей душе самим Творцом.

Следовательно, не человеческая воля является причиной движения тела и не телесный пространственный фактор порождает в душе человека чувство, а в каждом моменте процесса (движения, ощущение, других телесных и психических процессов) оказывается воля Творца.

Для верующего человека в таком объяснении психофизического параллелизма нет ничего необычного, ведь для нее является аксиомой утверждение, согласно которому без воли Божией не упадет и волос с головы человека. Но большинство научного мира такое объяснение не могло удовлетворить. Не отрицая в принципе наличие в любом акте творения воли Творца, они хотели найти в нем и естественные причины и моменты самодетерминации развития личности.

Кроме классического параллелизма, в конце XIX - начале XX в. получает распространение гештальтистська идея о изоморфизм - взаимооднозначного соответствия). В теориях гештальтпсихологов изоморфными считаются три ряда явлений: физические, физиологические и психические. Физический гештальт (внешнее поле) взаимно отвечает нейрофизиологическом полю, а последнее - психическом. Принципиально нового в понимание психофизического параллелизма изоморфизм не приносит, только на место двух линий (телесных и психических явлений) ставит три.

Б. Спиноза, следуя учения Р. Декарта, считал, что психические и физические явления принципиально разными: движение тела возникает вследствие воздействия других тел, а психические явления порождаются другими психическими явлениями. Процессы в духовном мире образуют замкнутый в себе причинный ряд, подобно тому, как процессы телесного мира образуют замкнутый в себе мир. В связи с этим, по мнению Спинозы, телесные явления (скажем, мозг) не могут порождать психические процессы, и наоборот, последние не могут влиять на состояние или процессы телесные (то есть на деятельность мозга, сердца и т.п.).

Для того, чтобы объяснить все же существующую соответствие психических и телесных процессов, Спиноза вводит понятие единой субстанции. Эта субстанция, которая принадлежит к миру невидимого, имеет бесконечное множество свойств, или атрибутов человеческому познанию она доступна в форме двух атрибутов, а именно: в форме души и тела. Итак, душа и тело, хотя и существуют совершенно независимо друг от друга, на самом деле являются тождественными, поскольку являются атрибутами одной и той же субстанции. То, что в атрибуте души существует как духовное, идеальное, в атрибуте протяженности существует как тело.

Таким образом, по мнению Спинозы, человеческое тело и душа соотносятся так, как реальность и ее идея, душа есть идея тела. Все то, что происходит в теле, отражается в душе, а поскольку процессы в нашем теле причиной действием других тел, которые его окружают, то психические процессы отражают не столько состояние тела, сколько окружающую действительность, факторы среды.

Идея Спинозы об окружающей действительности, что побуждает телесные изменения, которые в свою очередь отражаются в душе человека, была воспринята марксистской психологией. Так, СЛ.Рубинштейн писал, что, с одной стороны, психика функционально зависит от мозга, от нервной системы, от органического "субстрата" психофизических функций: психика, сознание, мысль - "функции мозга"; с другой стороны - в соответствии со специфической природы психики как отражения бытия необходимо учесть зависимость ее от объекта, с которым субъект взаимодействует и который познает: сознание является осознанным бытием.

Мозг, нервная система составляют материальный субстрат психики, но для психики "сущностным также отношение к материальному объекту, она отражает. Отражая бытия, существующее вне и независимо от субъекта, психика выходит за пределы внутренне органических отношений ... Первый связь психики и ее субстрата раскрывается как отношение строения и функции, она определяется закономерностью взаимосвязи строения и функции. Второй связь - это связь сознания как отражения, как знания с объектом, который в нем отражается. Он определяется закономерностью единства субъективного и объективного, в нем внешнее объективное опосредует и определяет внутреннее субъективное ... Психологический процесс, который принципиально не сводится только к нервному, физиологического процесса является, в основном, действием, направленным на развязку " Обязательства жизненно важного для человека задачи, предмет и условия которого заданы предметным миром. Природа этой задачи определяет характер неврологических механизмов ".

Итак, психологическая система Спинозы имеет не только историческую значимость; в определенной степени она определяла и развитие отечественной психологии XX в. и, по нашему мнению, будет иметь методологическое значение в XXI веке.

Приведенное марксистское понимание взаимодействия физического и психического от спинозовскую отличается тем, что Спиноза утверждал существование субстанции (Бога-природы), атрибутами которой есть душа, а марксистская психология детерминирующих значение отдает объективно существующей Природе. Итак, вырисовывается следующий цепь понятий, с помощью Каких сочетались душа и тело: Бог (Малебранше) - Бог-Природа (Спиноза) - Природа (отечественная марксистская психология). Помощь бы "спускался" с высоты трансцендентных объектов к объектам материальных, природных.

Кроме теорий взаимодействия души и тела, значительное место в истории психологии занимают концепции тождества телесных и психических явлений, то есть монистические теории. Популярными эти теории стали благодаря трудам Г.Фехнера, В.Вундта, А.Риля, Ф.Паульсена, Г.Геффдинга и др. Для них духовное и материальное является одним и тем же предметом, но таким, что рассматривается с разных позиций. Дух и тело кажутся нам различными, утверждают названные авторы, потому что мы не можем одновременно видеть духовные и физические явления, а следовательно, не можем наблюдать и их взаимосвязи. Эта мысль иллюстрируется такой аналогией: если кто-нибудь находится в середине круга, то выпуклый сторону его невидимый для наблюдателя, но видимый вогнутый сторону; если же наблюдатель находится вне круга, то он не видит вогнутый сторону, зато видит выпуклый. Но две стороны этого круга также неразрывно связаны друг с другом, как духовные и телесные процессы человека. Подобно тому, как невозможно с одной позиции рассмотреть и выпуклый, и вогнутый сторону круга, так невозможно с одной позиции наблюдать душевные и телесные процессы человека. Итак, по мнению названных авторов, духовные и материальные процессы тождественны. Они только кажутся нам различными, и эта иллюзия является следствием нашей неспособности видеть объект во всех его аспектах, в связи с чем его атрибуты мы воспринимаем отдельные сущности.

Известно, что Малебранше, Спиноза, Рубинштейн для выяснения взаимодействия психических и телесных процессов вводили в анализ понятия, объединяли их. Это - понятие Бога, Бога-Природы, природного объекта. По Фехнером и Вундтом, нет нужды в третьем факторе, который определяет взаимодействие психического и телесного, так как один и тот же процесс одновременно является и телесным, и духовным. Из известных отечественных ученых такую мысль развивал Павлов, который, в частности, утверждал, что условный рефлекс является одновременно и телесным (соединение двух нейронов), и психическим (ассоциация) феноменом. Итак, по теории психофизического монизма взаимосвязь между телесным и духовным заключается в том, что когда в душе происходят какие-то процессы, то одновременно в теле осуществляются соответствующие им физиологические процессы, и наоборот, когда в мозгу происходят определенные физиологические процессы, то в душе осуществляются психические процессы.

По логике авторов психофизического монизма, нельзя утверждать, что физиологические явления является причиной психических, и наоборот, поскольку это один и тот же процесс, но рассмотрен с различных позиций видения. Понять теории психофизического монизма достаточно трудно, ведь они указывают на то, что наши мысли и химико-физические процессы мозга есть одно и то же, однако необходимо, поскольку большинство отечественных психологов последнего столетия называли себя монисто.

В истории психологии находим несколько типов психофизического монизма.

Первым можно считать эмпирический. Представители этого направления лишь констатируют эмпирическую корреляцию между психическими и телесными изменениями (Авенариус, в отдельных работах Г.И.Челпанов, М.Лермит и др.). Вопрос о причинах, которые связывают эти два процесса, они не ставят, поскольку не считают объектом конкретной, экспериментальной науки психологии. По их мнению, названное вопрос следует рассматривать в философии, поскольку оно является мировоззренческим, а не научным.

Следующий тип монизма - материалистический. Он не признает духовные, психические процессы равнозначными с телесными, физиологическими. Психические феномены лишаются какой-либо самостоятельной стоимости; они считаются придатком к физиологическим процессам, эпифеноменом телесного, не имея автономной активности. Психическое только сопровождает физиологические процессы.

Итак, материалистический монизм, или эпифеноменализм, отрицает любую психическую причинность, считая, что только физиологические, материальные процессы соединены причинными связями, а психические явления находятся в функциональной зависимости от физиологических процессов, и только поэтому можно говорить о причинной зависимости между психическими явлениями. При этом сторонники данного направления обращаются к физиологии нервной системы, особенно ее центральной части - мозга, подчеркивая, что телесное является детерминантом психического. Представителями этого типа монизма является Г.Мюнстерберг, Т.Циген, принадлежавших к физиологической школы Павлова.

Материалистический монизм в решении вопроса о соотношении психических и телесных процессов вырастает из материалистического мировоззрения, является его конкретизацией по психологических проблем. Как уже отмечалось, для античных мыслителей душа есть не что иное, как движение материальных частиц. По Д.Гартли, психические явления коррелируют с нервными, и нервная деятельность первична. То есть идеи являются производными от нервных процессов: ассоциации образуются в соответствии с вибраций в нервном субстрате. Вибрации на периферии нервной системы определяют характер и структуру процессов в головном мозге.

С следующих защитников материалистического монизма найвидат-нишим есть французские материалисты XVIII в. ЖЛаметри решал проблему соотношения души и тела по фактам, определяли зависимость психики от телесных процессов. Например, болезни тела вызывают психические заболевания; характер человека во многом зависит от конституции ее тела и тому подобное. Исходя из подобных фактов Ламетри сделал вывод о том, что все психические процессы, состояния и свойства личности зависят от организации тела и поэтому способности души есть не что иное, как организация тела. Итак, по Ламетри, душа материальна, подобно ее телесного субстрата. Но поскольку человек как существо "совершенно" материальная мыслит, постольку, делается вывод, и материя способна мыслить. Итак, Ламетри провозгласил первый признак материалистической психологии: мышление есть свойство материи.

П.Гольбах внес дополнения к этой формуле. По его мнению, когда материя находится вне организма человека, то она мертва, способна мыслить. Только организовавшись определенным образом в человеческом организме, материя приобретает такой способности. Итак, мышление - это свойство высокоорганизованной материи, а именно: определенной части человеческого тела - мозга.

Во французских материалистов находим и третью формулу материалистической психологии: мышление представляет собой выделение мозга. К такому выводу пришел П.Кабанис, который утверждал, что мозг выделяет мышление, подобно тому, как печень производит желчь. Позже эту формулу разрабатывал и уточнял К.Фогт.

Я.Молешот утверждал, что сущность души сводится к движению материальных частиц, поскольку, кроме материальных частей, в мире ничего не существует. Так в XIX в. снова вернулись к античному атомарного понимания психических процессов. Примерно в это же время Л.Бюхнер пишет о том, что душа есть не что иное, как общее понятие для обозначения совокупного результата деятельности мозга. Для него слова дух, душа, воля и т.п. не означают никаких сущностей, а выражают лишь свойства телесных веществ.

Эхо вульгарно-материалистического решения проблемы соотношения психического и телесного субстрата имели место в отечественной философии (В.М.Архипив, Ф.Ф.Кальсин, Н.В.Медведив и др.) И психологии (В.М.Бехтерев, физиологическая школа 1 .П.Павлова и др.). Упрощенная трактовка проблемы соотношения психического и телесного субстрата создавало иллюзию ее решения. На самом деле рассмотрение психического как материального (физиологического) снимает сам вопрос о соотношении психического и его телесного субстрата.

Отрицание вульгарно-материалистического понимания соотношения психических и телесных процессов встречаем еще в X. Вольфа. Определяя неотделенность души от физиологического субстрата, он наряду с этим указывает на его способность к спонтанной активности, не зависит от материального "спутника" души - тела. Итак, телесный субстрат "теряет" свою детерминирующую значимость относительно деятельности души и превращается в пассивного аккомпаниатора проявления душевных способностей.

В подобных теориях понимание соотношения психического и телесного приближается к спиритуалистического их понимание, согласно которому душа есть "артистом", который руководит инструментом, то есть мозгом (Челпанов). Как артист может фаты только тогда, когда есть инструмент, так и душа может оказывать влияние на тело лишь в том случае, если есть мозг.

Третьим типом монизма является реалистичный. Реалистичным его называют потому, что он признает реальными как материальные, физиологические, так и психические, духовные явления. Оба ряда - психическое и телесное - считаются равнозначными. Представителем этого вида монизма является Спенсер. Для него, как и для Б. Спинозы, определяющей сущностью по явлений природы и духа есть абсолютная, непознанная для ограниченного человеческого ума реальность, которая порождает дух и телесность.

Если заменить спенсеровской понятие "абсолютной реальности" на привычное "объективная реальность", то станет ясно, что отечественная психология в этом вопросе "находится около" от Спенс-ровский. Среди украинских психологов представителями этого типа монизма является Г.С.Костюк, СЛ.Рубинштейн. Для них "субстанцией", которая определяет развитие и проявление психического и физиологического, есть объективная реальность, существующий независимо от воли и сознания субъекта материальный объект.

Четвертым видом монизма является идеалистический, который утверждает, что истинная сущность всех явлений (тех, которые кажутся нам как психологическими, так и физиологическими) является духовной, нематериальной. Первым представителем идеалистического монизма является Лейбниц с его учением о заранее установленную гармонию *. По Лейбницем, все предметы мира состоят из духовных, психологических атомов - монад. Монады, как духовные сущности, конечно, не имеют протяженности. Они являются точками, но не материальными, а метафизическими. Однако, если признать, что первичными элементами Лухе и тела г. Сытности КПТП существует вне пространства, то как из него состоит тело человека, существует в пространстве?

Лейбниц объясняет это так. Монада есть субстанция, она не зависит ни от чего другого, кроме себя. Следовательно, она должна вытеснить из себя все остальное, то есть ее сущностью является сила сопротивления, или отталкивания, а из этого следует, что она занимает такое место, которое недостижимо для других монад. Каждая монада своим отталкиванием создает свою собственную сферу. Совокупность таких сфер, создает протяженное тело.

Для наглядности представим себе математическую точку в состоянии движения. Двигаясь в разных направлениях, она очертила бы геометрическое тело. Подобно этому и духовная точка создает физическое тело, благодаря присущей ей силе непроницаемости и отталкивания. Итак, протяженность тела является результатом действия силы отталкивания и непроницаемости духовных, психических единиц, которые сами не имеют какой-либо протяженности.

За Декартом, сущностью тела и его физиологических процессов является протяженность, а за Лейбницем, протяженность является следствием действия силы. Тело - это комплекс духовных, непротяженных монад, между которыми действует значительное сила отталкивания, которую мы воспринимаем твердое, протяженное тело.

За Декартом, тело является материальным, то есть чем пассивным и протяженным, по Лейбницем, то, что кажется нам материей, является силой. Итак, тело представляет собой результат взаимодействия сил отталкивания. Косвенным доказательством такого понимания сущности материальных вещей отдельные концепции физической науки о том, что материя состоит из центров энергии.

Подобной позиции придерживался выдающийся украинский психолог И.Сикорский. Тело, утверждает он, является не сочетанием материальных атомов, а энергией бесконечно большого потенциала.

После осмотра важнейших учений о душе и тело, то есть того момента реальности, в котором психические процессы превращаются в физические (волевые процессы - на движение тела) и физические - психическими (энергия внешнего раздражителя - на ощущение), можно решить одну из важнейших проблем, касающиеся природы психики. Сторонники материалистического толкования сущности психических процессов утверждают, что "строительным материалом" для психики и тела являются материальные атомы. Но мы уже видели, что существование психического нельзя объяснить только материальными элементами. Противоречивыми также концепции психофизического монизма. Тождество психического и физического требует признания единой субстанции, в отношении которого психическое и телесное являются моментами проявления (субстанция, по Спинозой, Бог, по Мальбраншем, - непознанная реальность, по Спенсером, - объективная, независимая от субъекта окружающая реальность в марксистской психологии и т.п.). Но в таком случае психическое теряет свою собственную значимость, активность и способность быть субъектом деятельности, а выступает лишь атрибутом субстанции, зависимым от внешнего объекта или определяется Богом.

Противоречиво и третий путь решения проблемы: признание духовного монизма, согласно которому фундаментом реальности есть духовные атомы - монады. Монада не имеет пространственных и других материальных характеристик, но имеет силу отталкивания. Взаимодействие сил порождает то, что нам кажется признаками материального тела.

Трудности понимания взаимодействия духовных и телесных процессов возникают вследствие того, что взаимодействие между принципиально разными субстанциями (каковы дух и тело) невозможна. Но духовный монизм "снимает" указанную сложность: психические и телесные процессы становятся однородными, поскольку оба образуются из духовных атомов-мо-над. Если же тело и дух является совокупностью монад, то понимание взаимовлияния между ними существенно упрощается. Однако возникает другая сложность, если все является духовным, то "теряются" качественные признаки телесного.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >