Психическое как часть и целое, "состояние и процесс".

Развитие психического можно выразить с помощью полярных, контрастирующих пар (М.Яро Грушевский, О.Ткаченкд), описать в таких антиномиях, как "телеоло-логическому-механистическое (естественное)", "сфуктурне-функциональное", "ки-лькисне- качественное "и другие. Однако важнейшими для характеристики сущности психического является "диады" "часть-целое" и "состояние-процесс".

Какова сущность психической реальности? В истории психологии находим два самых распространенных трактовка природы психического: атомистическое (Дж.Локк, Т. Гоббс, Д.Гартли, Д. / лопнула и др.) И структурно-целостное (Лейбниц, М.Вертгеймер, К.Коффка, К .Келлер и др.). Согласно первому, которое наиболее полно проявилось в ассоциативной психологии, психическое состоит из элементарных изолированных частиц (первооснов, "психических ячеек"), что является "кирпичиками" сложных психических явлений. Близкими к ассоциативному понимание сущности психического является взгляды В.Вундта, который считал, что выделенные первоэлементы (элементарные ощущения, чувства) фупуються в сложные комплексы (представления, чувства, волевые процессы, сознание) благодаря алерцептив ном синтеза. В XX в. атомистическую традицию продолжали бихе-виористично направлена психология, физиологическая психология, отдельные направления отечественной марксистской психологии (в частности, та ее часть, что исповедует деятельностный принцип) и др.

Психологический "атом" виднаходився исследователями для того, чтобы понять разнообразные психических явлений в их существенных внуфишних связях. За такой "атом" принималось образования, в котором можно было найти все элементы психического в их единстве. На вопрос, что выступает единицей или клеточкой психического, психология сознания отвечала, что такой клеточкой является элементарное чувство, с позиций бихевиористские направленной психологии - это инстинкт, реакция, рефлекс. Марксистская психология клеточкой психического ("строительной кирпичом") называет действие как акт практической деятельности человека. В действии как психическом атоме имеющиеся зачатки рациональных, эмоциональных и волевых элементов психики. Итак, выяснив сущность зачатков, у этой "клетке", и законы, по которым с "клеточки" создаются сложные психологические образования (воля, мышление, сознание и т.д.), можно понять систему психологии.

Параллельно с развитием учений о психологических атомы формировалась ее критика. Так, В.Джемса выступил против синтетического метода В.Вундта, подчеркнув, что за основу "синтетического метода" берется сомнительна теория, якобы высшие состояния сознания являются составными из простых. Вундт, по мнению Джемса, основывает свои рассуждения не в явлениях психической жизни, которые непосредственно известны каждому человеку и в наличии которых она может убедиться каждого момента, то есть не на целостных и конкретных состояниях сознания.

С критикой "синтетического метода" (то есть построения сложных психических образований с элементарных атомов) выступили также В.Диль-тей и Е.Шпратер. Исходя из того, что "душа не может быть компонуемых из частей, не может быть сконструирована путем составления, Дильтей утверждал, что психология должна идти другим путем: не синтезировать сложные психические явления из гипотетических атомов, а быть аналитической, то есть брать непосредственно каждому известные факты духовной жизни и исследовать их.

Подобных взглядов придерживался Шпрангера, который подчеркивал, что духовный внутренний мир нельзя строить из элементов, как невозможно построить тело из отдельных долек. Необходимо определенный принцип, который объединит и оживит эти частицы, то есть целостность является первичным по атомов. Синтез имеет смысл и значимость лишь постольку, поскольку элементы мыслятся в целом. Шпрангера подчеркивал целесообразность перевернуть способ видения: синтетический метод заменить "розчленюючим анализом".

Антагонистической атомарной психологии есть и гештальтпсихология, которая отрицает целесообразность выделения элементарных единиц, монад психического. Она направила свою критику против асоцианистичнои психологии. Принцип гештальтности возник как реакция на атомарные, механистические тенденции, царившие в ассоциативной психологии. Согласно асоцианистичнимы представлениями, психологические процессы рассматриваются как совокупность объединенных ассоциативной связью отдельных и независимых друг от друга элементов психической жизни.

Фундаментальной сложностью, на которой "спотыкались" теории, строили сложные психические образования из элементарных психических атомов, является невозможность адекватно объяснить, благодаря чему независимые элементы образуют сознание, цельные переживания, целесообразное поведение и сложные мыслительные процессы. Согласно гештальттеория, психические процессы и состояния в принципе целостные, замкнутые, организованные определенным образом образования, которые имеют свой внутренний смысл и определяют место и роль частиц, которые в нем присутствуют. Такая целостность психических процессов и состояний получила название структур или образов (Gestaiten), которые противопоставлялись случайном конгломерата, суммарном объединению психических атомов. Гештальтська методология позволила исследователям выявить новые психологические закономерности, факты и связи (целостность и константность восприятия), мимо которых "проходили" асоцианисты.

Итак, в истории психологии существуют два направления трактовки сущности психического: согласно первому, психическое является составным, построенным из элементарных частиц явлением, по второму - оно представляет собой целостное образование, не сводится к "психическим атомов". Какому из этих направлений предпочесть? По мнению представителей отечественной психологии, эти оба крайние варианты являются односторонними и потому неправильными. Они считали необходимым найти третий путь. Так, М.Я.Басов утверждал, что в ассоциативной психологии гипер-трофованим является аналитический сторону исследования, а в гештальт "отвергнуто анализ и гипертрофированным является синтез", а поэтому правильное решение проблемы требует объединения двух указанных тенденций. По его мнению, исследования всегда начинается с разложения целого на элементы, но и целое и его "структурная архитектоника" должны быть с самого начала.

Противоречивая природа психического проявляется не только в том, что оно является одновременно единым целым и системой элементов, но и в том, что психическое представляет собой деятельно-структурное, переменное и постоянное образование. Итак, в истории психологии находим еще одну дихотомию: или психическое изначально является процессом (акты суждения, сознания в Ф.Брентано, акты поведения в Д.Кантора), или структурой (элементы сознания в В.Вундта, черты характера в Г.Олпорт, привычки в К.Гольдштейна).

В отечественной науке структуру понимали как результат и этап процесса, а процесс - как изменение структуры. Каждый психический процесс, Рубинштейном, имеет свое результативное выражение в том или ином образовании (например, восприятие как процесс в восприятии как образе предмета; мышление как процесс - в том или ином понятии). О.М.Ткаченко более радикально сформулировал этот тезис, подчеркнув, что психический процесс является "динамикой, изменением" психической структуры или движением психических элементов, а структура, состояние - это момент процесса, взятый в статике. Итак, существующая психическая структура представляет собой лишь переходное звено в цепи их изменений, а переход структур друг в друга, взятый в совокупности, является процессом. Поэтому каждое психическое явление имеет как процессуально-дияльнисну, так и системную структурную природу, есть и процессом, и состоянием.

Итак, психическое представляет собой одновременно целое и совокупность элементарных частиц, статическое (структура, состояние, система) и динамическое (процесс, движение, деятельность). Эту противоречивость психического можно выразить словами В. Розанова, который для объяснения неисчерпаемости содержания явлений и наличии у них антагонистических начал, предложил такой "диалог" с условным оппонентом:

- Сколько можно иметь представлений и мнений о предмете?

- Сколько хотите ... сколько "мыслей" в самом предмете: ведь нет предмета без "мыслей", а иногда - без множества "мнений".

- Что же, в таком случае, является истиной?

- Вся полнота мыслей. Вся совокупность мыслей. Страшно остановиться на одной. Истина - в качании между ними.

- Неужели качание может быть принципом поиска истины?

- Самым весомым. Единственным, который является непоколебимым. Им цветет жизни. А придет устойчивость - цветы ожесточат, замерзнут.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >