Поступки - локомотивы поведения.

Человеческое поведение, состоящий из поступков, решает действительны конфликты жизни. Чтобы это было возможным, сами поступки следует толковать как активные факторы, или «локомотивы», поведения. Проблема выбора и принятия решения становится в современной научной психологии одной из важнейших проблем. В то же время все увереннее поступок становится центральным очагом психологии. То, что делает человек, его поведение, поступки нельзя объяснить ни своеобразной совокупностью элементов, ни шаровым (даже - антагонистическим) характером психики. Анализ поступка, его движущих сил предполагает большую совокупность позиций исследования этого предмета. Научное раскрытие психики должен включать в себя аспекты возрастные и индивидуальные, исторические и ситуативные. Только полный круг таких аспектов поможет исследовательском точки зрения психолога приблизиться к постижению настоящей психологической природы человека.

Существуют три связанные между собой по смыслу и целеустремленностью учение о основная ячейка психического. Параллельное развитие этих учений проходил в ЗО-70-е годы XX в.

Учение СЛ.Рубинштейна о основная ячейка психического.

Для понимания существенных внутренних взаимосвязей различных психических явлений СЛ.Рубинштейн предлагает найти "клетку", или "центр", в которых можно было бы открыть зародыши всех элементов психического в их органическом единстве. Этот центр должен составлять психофизическое единство, включает в себя основные моменты психики в их реальных взаимосвязях, обусловленных отношениями индивида и окружающего мира. Как такой центр Рубинштейн предлагает "действие", что объясняется ним как единица деятельности. "Эта" клетка "на разных ступенях исторического и индивидуального развития имеет разный смысл и структуру: от чувственно-практического характера к выделению идеальной, теоретической деятельности". При этом инвариантное ядро "клетки" остается на всех ступенях ее становления.

В самом действии Рубинштейн выделяет внешний и внутренний сторону, которые даже выступают как внешняя и внутренняя действие. Внешний и внутренние сторону имеют все этапы, или моменты становления действия. Чтобы в этой структуре увидеть в зародыше все психические качества человека, логический центр психологи следует развернуть в четкой логической последовательности. "Действие как" единица "деятельности, взятая в ее психологическом смысле, - это акт, который выходит из определенных мотивов и направляется на определенную цель; учитывая условия, при которых данная цель достигается, действие выступает как решение индивидом задачи, возникает. Действие как таковой сознательный целевозлагающей акт выражает основное специфическое отношение человека к миру: в нем человек - часть мира выступает как сила, сознательно изменяет и преобразует мир ". Переход от одних определений действия в других Рубинштейн понимает как переход на основе внутренней необходимости и определенной последовательности: потребности - сенсомоторная реакция - предметное действие и восприятие - мнемическая функция - мышление выход за пределы непосредственной ситуации - аффективно-эмоциональная сфера - воля с борьбой мотивов. Различая мыслительные или интеллектуальные, эмоциональные и волевые процессы, Рубинштейн не устанавливает никакого дизъюнктивного разделения в духе старой психологии. Каждый психический феномен одновременно интеллектуальный, эмоциональный и волевой по своей природе. В зависимости от ситуации преобладает тот или иной аспект. Процессы включаются в действие, действия - в деятельность.

Новую ориентацию научно-психологического исследования Рубинштейн распространяет на все без исключения психические феномены, начиная от простых сенсомоторных процессов и заканчивая сознательно направленной целесообразной деятельностью. Дело не в том, что сознание непосредственно связана с деятельностью, само сознание следует истолковать как имеющую структуру человеческого действия и направленность на определенный объект. Любой акт мышления является решение задач. Объективный смысл его опосредует и определяет мыслительных процесс. Вот почему логика вещей - объектов мысли - выступает определяющей относительно психики индивида и более или менее адекватно отражается в его мышлении.

В структуру действия как "единицы" деятельности Рубинштейн вводит в первую очередь "цели" и "мотивы", а также предметный результат действия, который определяет объективное значение ее. При этом "в контексте различных конкретных общественных ситуаций одно и то же действие может приобрести объективно разного общественного смысла". Создавая в процессе действия объективный продукт - материальный или духовный человек через него соотносится с другим человеком и этим включается в общественную жизнь. "На отношение человека к вещам ... накладываются и с ним переплетаются отношение человека к другим людям, к обществу ... В каждом действии человека представлено какой-то мере эту сторону".

Рубинштейн то разводит "действие" и "поступок", то сводит их и почти отождествляет. Если поступок определяется позицией, отношением человека к окружающему миру, то такую же позицию, в конце концов, имеет любое действие человека и, видимо, не только ее. Считая "единицей" поведения поступок, а "единицей" деятельности - "действие", Рубинштейн НЕ перебрасывает логического мостика между поведением и деятельностью. В то же время между поступком и действием такой мостик приводится. В результате этого возникает объективная необходимость отказаться от такой двойственности в пользу поступка. Действие всегда поступком. Поступок является именно действием живого существа вообще, а человека - особенно. "В поступках, в действиях людей их отношение к окружающему не только выражается, но и формируется: действие выражает отношение, но и наоборот - действие формирует отношения".

Показывая специфически человеческий характер действия, Рубинштейн незаметно осуществляет переход от "действия" до "поступка". Под этим актом он понимает такое действие человека, в которой оказывается ее общественная природа, то есть такой акт поведения, в котором ведущее значение приобретают отношения межчеловеческие. В развитии этой мысли Рубинштейном объективно исчезает двойственный характер основной ячейки психического.

Итак - действие или поступок? Не может быть двух логических ячеек в психологической системе. На самом деле любое действие возвышается к поступку тем больше, чем острее становится ее внутренняя динамика, противоречие ее структуры. Поступок является тяжелой для совершения действием и прежде всего определяется коллизионность своих моментов - ситуативного, мотивационного и действенного. Действие - это свернутый или еще неразвитый поступок. Поступок выступает развернутым в своей противоречивости, полной коллизийности действием. Как развернута заостренная действие поступок не оставляет за своими пределами никакого компонента психического и именно поэтому он может и должен служить логическим центром в психологии. Логический ключ к таинственной ящики психического должен иметь универсальный характер. Открывая один ящик, мы находим в ней другую, и так бесконечно.

Любое действие нельзя квалифицировать как поступок, даже если перед индивидом стоит проблема выбора. Знаменитый Буриданов осел оказался перед проблемой выбора только формально, и она не представляет для него сложности поступка. Как правильно заметил Гегель, осел одного за другим съест оба охапки сена - слева и справа от него - и не умрет от голода. Выбор охапок сена и поедание их превращаются в вчинковий акт и поэтому не могут служить феноменом, сосредоточивает в себе всю психику данного существа.

Нет смысла противопоставлять действие и поступок как такие феномены, имеют и не имеют морального содержания, либо не выражают и выражают социальную природу человека. Все в ней социальное. Любой пове-динковий акт является выражением отношения к другим людям. Существенное отличие действия и поступка заключается в том, что поступок связывается с коллизионность ситуации, существенной борьбой мотивов и необходимостью выбора, с установлением определенного отношения между целью и средствами действия, и все это при условии, что такой целью и таким средством выступает не мертв предмет, а живой человек.

Вот этот, полный внутреннего огня и несокрушимой силы, центр, в котором концентрируется вся человеческое существо, в котором она формируется и выражается, должна служить логическим центром психологии. Жизнь животных, поскольку оно становится доступным для понимания человека, показывает, на что они способны в острых конфликтных для них ситуациях. Решение, которое выбирает животное, чтоб решить жизненную задачу, является решением учинкового характера. Не апатически действие, а схвильовуючий и оживляя всю психику поступок, который приводит к появлению новых социальных отношений, может быть центром научной психологии. Поступок, а не действие, разворачивая всю драматичность выбора, показывает истинную меру самоопределения и определения со стороны другого. В этой степени - весь человек, вся его психика, с характером и свойствами личности, интересами и идеалами, настоящим творческим вдохновением.

Как центр психического поступок и раскрывает это психическое для пытливого ума человека. Поступок становится, следовательно, не только предметом, но и методической основой для изучения психики. Такой настоящий исторический смысл учения Рубинштейна о характере основной ячейки в психологии.

Несколько с другой позиции, без ссылки на труды Рубинштейна и упоминания его имени, проблему основной ячейки психологии поставили психофизиолог и физиолог М.О.Бернштейн (1896- 1966) в своем учении о "физиологию активности" и физиолог П.К.Анохин (1898 - 1975) в своей теории "функциональной системы". "Физиология активности" в Бернштейна связывается с идеей "рефлекторного кольца", что уже предполагает самоактивность и саморегуляцию организма.

Тем самым преодолевается старое учение о "рефлекторную дугу". Теория "функциональной системы" идет еще дальше и включает в свой предмет принцип выбора на базе самоопределение.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >