Человек играющий.

Психологи давно изучают детей и взрослых, ища их функции, специфическое содержание по сравнению с другими видами деятельности. Потребность в игре иногда объясняют как необходимость дать выход чрезмерной жизненной силе. Другая трактовка природы игры - удовлетворение потребности в отдыхе. Живое существо, играя, своеобразным образом тренируется, то учится. Игра может быть вызвана и потребностью в лидерстве, соревновании. Можно рассматривать игру и как компенсаторную деятельность, в символической форме дает возможность удовлетворить невыполнимые желания.

Й.Гейзинга, автор классического труда "Гомо люденс" ("Человек играющий"), подчеркивает, что игра не имеет каких-то материальных оснований. Уже в мире животных она разрушает границы физического существования. "Животные могут играть, значит, они уже несколько больше, чем просто механизмы. Мы играем, и мы знаем, что мы играем, поэтому мы более чем просто разумные существа, ибо игра есть занятие позарозумне". С точки зрения линейно детерминированного мира игру можно рассматривать лишь как избыточность, не опирается на любой рациональный фундамент. Игра является деятельностью, отличается от повседневных, обычных действий. Человечество вновь и вновь создает свой второй, вымышленный мир, новое бытие, существующее наряду с миром натуральным, миром природы. Узы, связывающие игру и красоту, очень тесные и многогранные. Всякая игра есть прежде всего свободною, свободной деятельностью. Игра происходит ради нее самой, ради удовольствия, возникающее в самом процессе выполнения игрового действия. ее смысл содержится в ней самой.

Игра - это деятельность, отражает отношение личности к миру, который его окружает. Именно в игре впервые формируется человеческая потребность влиять на окружающую среду, изменять его. Когда у человека возникают желания, которые нельзя сразу реализовать создаются предпосылки игровой деятельности.

Самостоятельность человека внутри игрового сюжета безгранична, она может возвращаться в прошлое, заглядывать в будущее, многократно повторять одну и ту же действие, которое приносит ему удовольствие, дает возможность почувствовать себя значимым, всемогущей, желанной. В игре ребенок не учится жить, а живет своей истинным, самостоятельной жизнью. Игра наиболее эмоционально окрашенная для дошкольника. Как справедливо замечает известный исследователь детской игры Д.Б.Ельконип, в игре интеллект направляется за эмоционально-действенным переживанием, функции взрослого воспринимаются прежде всего эмоционально, происходит первичная эмоционально-действенная ориентация в содержании человеческой деятельности.

Значение игры для формирования личности трудно переоценить. Не случайно Л.СВиготський называет игру "девятым валом детского развития". В игре как в ведущей деятельности дошкольник осуществляет те поступки, к которым он будет способен в реальном поведении лишь через некоторое время. Осуществляя поступок, даже если этот поступок только прогреется, ребенок испытывает нового переживания, которое связано с возникновением эмоционального порыва, сразу был реализован в вчинковий действия. Как отметил СЛ.Рубинштейн, "когда ребенок играет ту или иную роль, она не просто фиктивно переносится в чужую личность; принимая на себя роль и входя в нее, она расширяет, обогащает, углубляет свою собственную личность".

Игра значений и речевая деятельность, интуиция, фантазия, мышление.

Игровая деятельность строится таким образом, что в результате возникает представлю-вана ситуация. Элементарные функции игры готовятся еще в предметных действиях. Предпосылкой игры становится высокая способность переноса одних функций предметов на другие. Она начинается тогда, когда мысль отделяется от вещи, когда ребенок освобождается от жесткого поля восприятия, от реальной ситуации, которая всегда дается психологически через восприятие.

Игра в вымышленной ситуации освобождает от ситуационной связанности. В игре ребенок учится действовать в ситуации, которая требует познания, а не только непосредственно переживается. Действие в воображаемой ситуации приводит к тому, что ребенок учится руководствоваться не только восприятием предмета или реальных обстоятельств, но и смыслом ситуации, ее значением. Возникает новое качество отношения человека к миру: ребенок уже видит окружающую действительность, не только имеет разнообразную окраску, множество форм, но и значение и смысл.

Случайный предмет, который ребенок раздваивает на конкретную вещь и на ее воображаемое значение, представлю вана функцию, становится символом. Ребенок может любой предмет превратить во что угодно, он становится сырым материалом для воображения. Дошкольнику очень трудно оторвать свою мысль от вещи, поэтому он должен иметь опору в другой вещи; для того, чтобы представлять себе коня, ему надо найти дубинка как точку опоры. В этой символизирующей деятельности происходит взаимное проникновение переживания и фантазии.

Сознание ребенка воспроизводит образ реального дубинки, что требует реальных действий с ним. Но мотивация игрового действия является совершенно независимой от объективного результата. Главный мотив "классической" игры заключается не в результате действия, а в самом процессе, в действии, которая приносит ребенку удовольствие. Дубинка имеет определенное значение, которое в новой действия приобретает для ребенка нового, особенного, игрового содержания. Детская фантазия рождается в игре, стимулируя этот творческий путь создания собственной, личной реальности, своего жизненного мира.

На ранних этапах развития игра стоит очень близко к практической деятельности. В практическом освоении действий с окружающими предметами, когда ребенок делает вид, что она кормит куклу пустой ложкой, воображение уже принимает участие, хотя развернутого игрового превращения предметов еще не происходит. Для дошкольника основная линия развития состоит в формировании предметных действий, а игра возникает как зависимый процесс. Впоследствии, когда эти виды деятельности меняются местами, игра становится ведущей, господствующей формой построения собственного мира.

Не выигрывать, а играть - такова общая формула мотивации детской игры (А. М.Леонтьев). Ребенок может овладеть широким, непосредственно недоступным ему кругом действительности только в игре, в игровой форме. В этот процесс освоения окружающего мира через игровые действия в этом мире включены как игровая сознание, так и игровое бессознательное. Игра - творческая деятельность, и как каждая настоящее творчество не может происходить без интуиции.

Интуиция в переводе с латинского - созерцание, усмотрение, видение. Основной показатель интуиции- "свернутое" восприятие ситуации целиком, непосредственно эмоционально, образно. Первичная творчество, как считает А. Маслоу, опирается на бессознательное, ее всегда можно наблюдать у здорового ребенка. Это творчество является характерным для тех, кто способен играть, мечтать, смеяться и бездельничать, может быть спонтанным, открытым для бессознательных стремлений и импульсов.

Интуиция как "голос с неба", "бог откровения" предусматривает внезапное возникновение нового видения, нового качества, новой структуры. Это чудодейственное прояснения, озарение является механизмом интуиции и имеет название инсайт, что в переводе с английского и немецкого (а именно в пределах гештальт этот срок и было введено) означает непосредственное видение (рус. Усмотрение). Инсайт как момент догадки можно наблюдать почти в каждой сюжетной игре, когда нужно найти предметы-заместители, исполнителей на определенные роли, интегрировать в сюжет новые обстоятельства, возникающие препятствия.

Игровое действие рождается не из воображаемой ситуации, а наоборот, операция с действием вызывает игровую ситуацию. Таким образом, условия игрового действия побуждают воображение, делают ее необходимой. Пока ребенок не играет, она не представляет игровой ситуации, ее фантазия не работает. Только в процессе игры предмет как бы распадается на вещественные свойства и игровой смысл. Механизмом фантазии становится бисоциация.

Термин "бисоциация" принадлежит А.Кестлеру, исследователю творческого процесса, большое внимание уделял именно подсознательном. Он подчеркивал роль случайности, необходимости откладывания решения и размышлений о посторонних, побочные вещи. В бессознательном, которое по Фрейду следует называть "оно", отсутствуют типичные противопоставление хорошего и плохого, правильного и неправильного. В этой сфере психики противоположности воспринимаются как единые, вполне, общо. Такое восприятие, что является нейтральным в ценностном отношении, способствует новому, творческому взгляду на мир.

Известно много "техник" фантазии. Среди них - комбинирование, сочетание известных элементов в новых комбинациях, постоянно наблюдается в детских играх. Следует назвать также акцентирование - подчеркивание отдельных черт явления, воспроизводится. Преувеличение или чрезмерное уменьшение помогает ребенку в игровом или сказочном сюжете сделать смысловой акцент на чем-то субъективно очень важном. Акцентуированные отображения определенного персонажа или отдельной ситуации способствует обобщению, типизации, поскольку некоторые черты упрощаются, совсем выпадают, случайные черты отбрасываются. Итак, игровое действие для ребенка всегда есть обобщенной, потому что мотивом является не отражение какого-то конкретного явления, а воспроизведение самого действия как личностного отношения. В игре ребенок не следует, не передает его особое, характерное, она всегда типизирует.

Интуиция стимулирует фантазирование, а фантазии способствуют развитию творческого мышления. В каждой активно действующей человеке живет неиспольз-ренима потребность переходить от чувственного познания мира к рациональному, к мышлению, механизмом которого является опосредования. Мышление является процессом опосредованного познания вещей и явлений, осознание связей и отношений между ними. Во всех чувственных явлениях ребенок стремится в меру своих сил найти соответствующий смысл, и ее бесконечные "как?", "Почему?", "Зачем?" направлены на открытие тайн своего существования.

То новое, что возникает ежедневно перед ребенком, является для нее загадкой. Мышление становится средством обобщения результатов наблюдений, обобщения ориентировочной деятельности. Человек не успокаивается до тех пор, пока загадочном, неизвестном явлению, которое смущает уже самим своим существованием, не будет предоставлено определенное значение, что сначала происходит в игре. Игра концентрирует в себе все тенденции развития, и ребенок, играя, будто возвышается над привычным уровнем своего мышления, своего поведения.

Мышление дает возможность знать о том, что непосредственно нельзя наблюдать. Оно создает фундамент для творческих предсказаний. Поиск значения, смысла не успокаивает, человек стремится что-то сделать открытым, осмысленным явлением, предметом. Рациональное, абстрактное она пытается представить наглядно, предоставить ему чувственного воплощения. Чувственно-вещественная игра значений вновь возвращает творческий процесс к интуиции, и творческая спираль, спираль перехода от интуиции к фантазии, а затем к мышлению, и дальше раскручивается до бесконечности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >