Научная, художественная, практическая творчество.

Мифическая творчество дала начало и научном творчестве человека. В ней своеобразно соединены элементы и религиозной, и философского творчества: любая народная религия уже была первоначальной наукой, ведь она в определенной степени обобщала знания человека о движущих силах мироздания и подавала их в виде относительно завершенных знаний, отраженных в мифах, легендах, притчах и тому подобное. В то же время философская деятельность "выстраивает" науку, без нее наука оставалась бы суммой отдельных данных и фактов, не осмыслены, а не обобщенных, не освещенные в их закономерных связях.

Вопрос науки являются такими же древними, как сама человеческая мысль. Метеорологические и астрономические явления, загадки растительного и животного мира, нравственные проблемы всегда стояли перед человеком с момента формирования человеческого способа существования как такового. Вопрос "почему?", "Откуда?", "Зачем?" ставила человек древних времен, их провозглашает маленький ребенок, только научившись говорить, этими же вопросами задаются ученые в научных поисках.

Постепенно накапливаются отдельные факты, суммируется и обобщается опыт понимания и объяснения этих фактов (как отдельных, так и их совокупностей). Однако этого еще недостаточно для того, чтобы суметь отличить случайное и вероятно, стихийное и закономерное в содержании и логике выявления этих фактов. В деянии неизвестной личности, впервые создала некую "подробность" древнего мифа, как и в деянии ученого, формулирует закон сохранения сил в природе, оказывается одна и та же побуждение - стремление наиболее полно и достоверно ответить на определенные вопросы науки и жизни. А деятельность, соответствующую реализации этой побуждения, - это и есть определенного уровня научное творчество.

Творчество рождает формы, единство в многообразии, целостность с распределенности. При значительном числе фактов она, во-первых, из тождественных фактов создает общий факт, потом из однородных фактов создает закон, близкие факты связывает гипотезой. Группы фактов, объединенных в законы и сближенных гипотезами, она подчиняет определенной зависимости, последовательности по простоте и сложности явлений и гипотез. Все это составляет систематическое целое - науку. В конце концов, науки также группируются в одно энциклопедическое целое с помощью систематики наук. Это является самым простым и наиболее правомерным выявлением творчества в науке - научной построением.

ПЛЛавров утверждает, что научное творчество в целом и как достояние культурно-исторического деяния человека выступает в трех основных культурно-исторических формах: 1) как народные верования, постепенно переходят в эстетические религиозные идеалы; 2) как метафизический миф - срединная форма гипотетических обобщений, созданных с определенной степенью абстрагирования от непосредственно практического взаимодействия с миром; 3) как научная построение, переходит сознательно от фактов к вероятному закона, к простейшей гипотезы, в понятной систематики.

Современной форме науки предшествовала так называемая протонаука. О-тонаукове знания возникает, существует и развивается только в контексте практической деятельности человека как ее идеальный план, как условие, как средство ее выполнения. Конечно, для постепенной выстраивания протонау-ного знания необходима определенная мыслительная деятельность, но она ситуативно-практический характер, это мышление и размышления не столько о мире, сколько в мире.

Познавательные нормы протонаука ранних цивилизаций постепенно начинают выделяться из контекста реальной жизни и приобретают относительно самостоятельное существование в виде объективированных идеализированных моделей или прототипов реальных объектов и их отношений, воплощенных в особых знаково-символьных формах. Эти познавательные нормы, средства создания идеализированных объяснительных моделей и сами модели постепенно становятся предметом специальной социальной деятельности.

Таким образом в развитии культуры наступает этап, когда становится необходимым и возможным фиксировать накопленный познавательный опыт в форме письменности, организовывать специальное обучение знанию, выделять людей, для которых работа с накопленным познавательным опытом и его развитием становится специальным профессиональным занятием. Этого этапа достигли все древние цивилизации, в которых сформировалась государственность, возникла письменность, произошло розокремлення материального и духовного производства. Именно при этих условиях возникает наука.

Теоретическая сознание, возникла в Древней Греции, "сформировала нормы поиска истины как результата напряженной работы сознания, не может опираться на авторитет, традиции, религиозное откровение, но предусматривает кооперацию людей, свободно дискутируют, - отмечает В.С.Швирьов. - Истина не является данной, не усваивается как нечто готовое, не открывается богодухновенное пророку, она производится, вырабатывается людьми путем свободной дискуссии, в процессе столкновения равноправных суждений. Однако именно это свободное дискутируя мышления требует определенных норм, культурных навыков ... определенной социокультурной дисциплины " . Иначе говоря, возникает специальная проблема осуществления этой деятельности по определенным нормам, предусматривают наличие определенного ее идеального рефлексивного образа. Таким образом, рефлексия не только сопровождает научное познание, она является необходимым условием и необходимым элементом исследовательской деятельности.

Сначала познавательная культура Древней Греции открывает для сознания смысл одного из величайших средств всякого научного познания - смысл понятий. Во всем своем значении понятие было вщкрите Сократом. В Индии тоже оказываются начатки логики, подобные логики Аристотеля. Но нигде, кроме Греции, не было осознанное в то время значение этого открытия. Впервые в руках человека появилось средство, с помощью которого можно создать своеобразную "логическую ловушку", "логический лабиринт": человек имела признать, что она ничего не знает, или принять какую-то истину как вечную, или же найти способ "сконструировать "," изобрести "правильное понятие прекрасного, доброго, души, отваги, истинного бытия и тому подобное. Это необычное переживание открылось ученикам Сократа. Логическим следствием этого переживания и осознания его значения стала уверенность в том, что "можно научиться самому и научить других, как надо человеку совершать в жизни".

Наряду с этим открытием эллинского духа появился второй большой инструмент научного познания, произведение эпохи Ренессанса - рациональный эксперимент как средство познания, может надежно контролироваться. Без этого средства была бы невозможной современная эмпирическая наука. Экспериментировали, правда, и раньше: в области физиологии эксперимент существовал, например, в Индии, в аскетической технике йогов; в Древней Греции был эксперимент математический, связанный с военной техникой, а в средние века эксперимент применялся в горном деле. Но возведение эксперимента в статус принципа исследования как такового - заслуга Ренессанса.

Немецкой классической философией был найден принцип опыта, по которому, собственно, и происходит изобретение человеком новых интенций к развитию собственного знания и непосредственное обогащения индивидуальной и всеобщей культуры новым знанием, новыми средствами деяния, отраженными в новом опыте. Гегель указывал, что опыт - это то, что "сознание несет в себе самой". Развитие сознания приводит к развитию опыта, а следовательно - к его обогащения, подъема на качественно новый уровень. Сознание осуществляет «поворот», познавая в другом, чужом, себя самого. Происходит реализация опыта путем "развертывания себя" в многообразие содержательных единиц, или путем создания все новых образов духа, необходимость которых познается философской наукой, - в каждом случае происходит поворот сознания, сдвиг опыта, которое осуществляется самим же сознанием. Принцип рефлексии здесь предстает в новом смысле - не только механизмом научного творчества, но и ее сущностным признаком и движущей силой.

Научная форма творчества выступает как специфическая, своеобразная форма познавательно-превращающего деяния человека в мире. Отдельные элементы теоретического сознания присущи любому человеку в его повседневной жизни: многие обнаруживают склонность к "теоретизации" тех или иных явлений, закономерностей и т. Однако наука как призвание и профессия открывается не каждому. М. Вебер, характеризуя состояние современной науки и своеобразные особенности личности в науке, указывал, что современная наука развивается в условиях строгой специализации (и в сфере предметного определения, и в сфере методического обеспечения). Только при этих условиях возможно ее дальнейшее развитие, а человеку, который работает в ней только благодаря строгой специализации, "дано, может быть, один-единственный раз в жизни почувствовать во всей полноте, что ей удалось нечто такое, что останется надолго".

Профессиональное занятие наукой, пишет Вебер, невозможно без полного сосредоточения на предмете своей деятельности, без захвата или даже жажды науки: "без этого удивительного восторга, что вызывает улыбку в всякой постороннего человека, без щьеи страсти, без уверенности в том , что должны были пройти века, тысячелетия, прежде чем появился ты, и другие тысячелетия молча ждут, удастся тебе эта догадка, - без этого человек не имеет призвание к науке, и пусть она занимается чем-то другим. Поскольку для человека не имеет никакой цены то, что она не может делать с пристрастием ".

Конечно, страсть не вызывает еще положительного результата в научной работе, хотя она является предпосылкой вдохновения. Чуть ли не первое необходимо дар к занятиям наукой, определенной наукой, определенной формой научного творчества и др.

В сочетании направлений объективного и субъективного характера ,, в сдвиге и приумножении всезагал ьного и индивидуального опыта научного обобщения явлений мира, а также в применении этого опыта в повседневной жизни человека и общества в целом - и возникает смысл науки как таковой.

"Три области человеческой культуры - наука, искусство и жизнь - находят единство только в личности, которая приобщает их к своему единству", - писал М. М. Бахтин. Эти области человеческой культуры имеют

единственный корень, однако возникают различными формами отображения представлений человека о мире и о себе. Аристотель так объяснял возникновение способности человека создавать мыслительные и художественные образы мира: от чувственного восприятия, от накопления его показаний возникает способность человека запоминать. С воспоминания об одном и том же, который часто повторяется, возникает опыт, потому что много воспоминаний составляют определенный опыт. А в опыте, то есть в общем, что сохраняется в душе, в том, что несмотря на свою множественность содержится как тождественное во всех вещах, берут свое начало наука и искусство. Искусство - если речь идет о создании вещей и образов, наука - если речь идет об исследовании бытия. Следовательно, эти способности не существуют отдельно, и возникают они не из других способностей, более известных, а из чувственного восприятия. Многообразие ощущений и построенных представлений будто побуждает человека найти средства изобразить, запечатлеть она чувствует, представляет, понимает и тому подобное.

В дальнейшем, утверждает Аристотель, происходит специализация не только способов и форм взаимодействия человека с миром; происходит специализация опыта в двух его содержательных признакам: опыта воспринимать и опыта воспроизводить. Так, наука и искусство возникают вследствие накопления человеком опыта; однако можно говорить о практическом опыте, который является не менее важным, чем художественный или научный. Но каждая из этих форм опыта имеет специфические особенности, связанные с тем, что прежде всего обобщает та или иная форма: средства практического преобразования мира или научного обобщения знания, или художественного изображения воспринятого.

Истоки художественной, или художественной, творчества человека содержатся, безусловно, в мифологической и первично-религиозной творчества. Человек был уверен в непосредственной действенности созданных им изображений, ее пения и танцев, сначала имели ритуальное назначение. Действенность созданных образов (в наскальных рисунках, в пении, в танцевальных движениях) воспринималась человеком как нечто само собой разумеющееся. Древняя человек был уверен в том, что "проткнуть изображение бизона реальной или нарисованной стрелой - значит обеспечить успешную охоту, а выполнить воинственный танец - значит обеспечить победу над врагами". Разве можно было подвергать сомнениям реальную, действенную, повседневную необходимость искусства, когда оно было органично вплетено в практическую жизнь людей, было неотъемлемым от ремесел, которые создавали необходимый для существования людей мир предметов, вещей, орудий? Искусство тесно было связано с магическими обрядами, благодаря которым люди пытались влиять на окружающую действительность. Не потому Орфей, которому греческая мифология предоставила роль создателя музыки и стихосложения, мог своим пением склонять ветви деревьев, двигать камни и укрощать диких зверей?

Постепенно наряду с реально-практическим признанием необходимости художественного творчества, создание художественных образов человеком осознается собственно эстетическая функция как самой этой формы деятельности, так и ее продуктов. По словам Аристотеля, всю человеческую жизнь состоит из работы и досуга, с войны и мира, а вся деятельность человека направлена отчасти на необходимое и полезное, отчасти на прекрасное. Постепенно дифференцируется опыт человека создавать и воспринимать прекрасное: сначала "мы стремимся к тому, что кажется нам прекрасным, потом высшей целью стремление становится то, что действительно прекрасна". Так формируются представления об идеале прекрасного, отыскиваются средства его достижения как в творчестве, так и в реальной жизни. Культура Древней Греции и Рима создала своеобразный культ прекрасного, вершинным воплощением которого был человек - прекрасная телом, умениями, достоинством.

Так человек, накапливая ощущение и мысленные образы по окружающей действительности, постепенно начинает дифференцировать их содержание еще и по признаку прекрасного, красоты. В древние времена считалось, что Мир, Природа несут в себе определенную гармонию, а человек постепенно учится видеть, созерцать ее. Утверждалось существования естественного искусства или искусства Природы: "Природа не имеет ни рук, ни кисти художника для изготовления живых существ, которые были бы копией форм. Если природа отражает эти существа, то только с помощью природного искусства. Она подобна художника, которому достаточно взглянуть на свою модель, чтоб на холсте появилось ее изображение "(Плотип). Мыслитель подчеркивал, что созерцание является первичным принципом телесной жизни человека: созерцание Природы, "раскрашивает" крылышки бабочки, созерцание Красоты во внешнем мире - путь к пробуждению способности созерцать свой внутренний мир, природу своего "Я", отыскивать там эталоны прекрасного и доброго. Если человеку присущ дар художника, она использует определенный художественный средство, чтобы выразить, выявить, изобразить увиденное, прочувствованное, представленное. Аристотель также утверждал: "следовательно, с помощью искусства предстает то форма чего заложена в душе".

Цицерон указывал, что "искусство черпает красоту из природы", однако эталон красоты - это всегда обобщенное представление, "собирательный образ", который недостаточно часто можно встретить в природе, в реальной жизни. Известна легенда о том, как в древние времена жители Кротона пожелали украсить храм богини Геры, которую особенно чтили, и пригласили для этого художника Зевксида, гражданина Гераклеи, который в то время затмил славой всех художников. Зевксид заявил, что он хочет нарисовать портрет Елены Троянской таким, чтобы изображение содержало в себе черты непревзойденной женской красоты. Зевксид попросил привести к нему самые красивее их девушек и выбрал не одну девушку, а пьять.На мнению Зевксида, все черты, необходимые ему для изображения совершенной красоты, нет в одного человека, потому что природа не наделила одного человека совершенной красотой. Эталон будто всегда рядом и в то же время - недостижим.

В эстетике Древней Греции существовало понятие мимезису, которое отражало основу выделения искусства как самостоятельной формы творческого деяния человека через подражание, воспроизведение определенных форм изобразительной деятельности и постепенное их специализацию. Эпос, трагедия и комедия, дифирамбической поэзия, большая часть флейтового и кифаричнои музыки - все это, утверждал Аристотель, является подражательные художественные оЬормы. Отличаются они друг от друга тремя моментами: средствами, предметом и способом изображения. Так же как одни художники воспроизводят предметы с помощью цвета или формы, а другие - с помощью голоса, так и во всех перечисленных видах поэтического творчества воспроизведения происходит с помощью ритма, слова и мелодии, причем пользоваться этими средствами можно всеми сразу или каждым отдельно.

Поскольку искусство основывается на подражании, оно имеет познавательную функцию, ведь в способности человека к подражанию возникает первичный источник его знаний. В то же время искусство - не что иное, как способность создавать что-то на основе определенного, правильного рассуждения. Любое искусство имеет дело с возникновением и умелым обдумыванием, чтобы встал "нечто" с вещей, которые могут быть или не быть и чей источник содержится в создатели, а не в творении. Произведением искусства не есть то, что возникает из необходимости или в соответствии с законами природы; искусство же не является непосредственной реально-практической деятельностью, оно деятельностью творческой, направленная велению духа. Изображение жизни в художественном произведении, художественном образе одновременно дает возможность познать саму действительность и наполняет эстетическим удовольствием воспринимающего это произведение.

Искусство не должно копировать действительность, ведь тогда оно будет только "скупым отражением" (Плотин) того, что представляют нам Природа, Мир. Настоящая функция искусства является эвристической: произведение искусства дает нам возможность приобщиться к вечному, к Идее, предметной, вещественной реальностью которой появляется созданное изображение. Достотне творения должен воплощать настоящее "Я" художника, чьи внутренние изменения продиктованы Вечностью. Художник обладает даром не только изображать то. Сначала он способен увидеть признаки образа, объединяют, концентрируют в себе сущность идеала, Эталона, Идеи и тому подобное. А через воплощение увиденного образа художник дает возможность другим увидеть, понять то же самое, что открылось ему в цвете, звуке, строе, пластической форме и тому подобное.

По существу труд художника предстает символом поиска им собственного, истинного «Я». Подобно тому, как с неоформленного камня скульптор пытается получить форму, отражает истинную красоту, так душа пытается придать себе духовную форму, отвергая все то, что не является им самим. В процессе создания не только выстраивается предметное существо, при этом формируется, развивается и проявляется индивидуальная сущность создателя - создание духовное. Художественное творение как такое происходит внутри души, внутри духовного динамизма художника. Через эту индивидуальную интимность творение именно и происходит духовный прогресс человечества. Художественное произведение - это опредметнена эталон или идеал, воплощенный душа творца и, конечно, - признак интенции движения, развития духовной, творческой культуры человечества в целом.

Предметный мир, окружающий человека, в условиях современного общества целиком и полностью созданный ею, ЕЕ гением, это результат ее практической творчества. Непосредственное реально-практическое превращена явлений мира путем прямой предметно-практического взаимодействия с ними и составляет суть практической творчества человека. Как только человек начал приспосабливаться к условиям среды, устраивать жилье, вести быт, она стала предметно превращать среду своего обитания. Первые элементарные орудия труда, предметы быта создавались в соответствии с условиями и потребностями реальной жизни человека. С развитием общественного образа жизни и дифференциацией основных форм труда происходило совершенствование существующих орудий, изобретались новые. Сегодняшний уровень цивилизации имеет в своем активе самые современные технологии, огромный арсенал технических средств. Быт современного человека организован в соответствии с условиями и требованиями общественной жизни, а предметы быта, окружающих человека, отражают полученный человеческой культурой уровень их промышленного производства.

Однако и сегодня остается актуальной и в дальнейшем развивается форма творческого деяния человека, которая сочетает в себе признаки и практической, и художественного творчества. Речь идет о прикладном искусстве, создает предметы быта по законам красоты, согласно эталонов прекрасного. Мастера прикладного искусства производят вещи не только полезны в быту, но и красивые, шо имеют свой стиль и воспроизводят определенный художественный образ, который выражает назначение этих предметов и несет обобщенную информацию о типе, стиль жизни и мировоззрения не только самого автора, но и народа, эпохи в целом. Эстетическое воздействие предметов прикладного искусства человек воспринимает всякое, повседневно. Вещи, окружающие человека и служат определенным ее целям, создают уют, определенным образом организует бытовую деятельность личности, могут по своему совершенству и изяществом подниматься к вершинам искусства.

Прикладное искусство является национальным по своей сути, поскольку оно рождается из обычаев, обрядов, верований народа и непосредственно близкий к его производственной деятельности, к его быта.

В древности произведения прикладного искусства - это прежде всего предметы роскоши (Египет), хорошие и удобные вещи (Греция), вещи, отличаются изысканным вкусом (Рим). Средневековый аскетизм наложил свой отпечаток на прикладное искусство, придав ему чисто конструктивного, рационалистически-строгого, утилитарного характера. В более поздние времена развития феодального общества для прикладных вещей становится характерным сочетание украшения и конструкции. На изготовление мебели, пошив костюмов начали переносить принципы и формы архитектуры, в это время особое внимание уделяется отделке, орнаментации произведенных вещей. В эпоху Возрождения важное значение приобретает единство функции и красоты. Вещи, созданные той поры, до сих пор сохраняют свою индивидуальную неповторимость. Это уникальные произведения искусства, передают очарование таланта и всей личности их создателя - мастера, художника, ремесленника.

Развитие в современную эпоху требует все большей стилизации, своеобразного "универсального упрощение" формы предметов, создаваемых производственным путем. Однако невозможно отделить от предметного назначения вещи ЕЕ собственно эстетическую функцию. Поэтому в промышленности активно и плодотворно работают художни-ки-дизайнеры, выстраивают новые формы, линии и пропорции сегодняшнего дня.

Практическая творчество в целом направлена на постоянное, повседневное воспроизведения собственную жизнь человека. Любая деятельность, имеющая целью поддерживать жизнедеятельность человека, общества, является первично ценной. Если же она выполняется с привнесением в ее процесс и результат творческого вдохновения и творческого поиска, она может достигать вершин творческого деяния человека, получать статус достотнои мастерства.

Проблема истоков творчества, как и проблема свободы воли, указывает К. Юнг, проблема трансцендентная, которую психология может описывать, но не решить. Творческая личность - это тоже загадка, которую можно решать с помощью многих средств, однако до конца она никогда не будет разгадана. Способность к творческому деяние является онтологической, сущностным признаком человеческого способа существования, а значит, пока будет существовать человек, человеческая цивилизация в целом, она будет искать возможности проявить свою природу и, конечно, менять и развивать формы и средства собственного действия в мире.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >