ПОСТУПОК В онтологическое измерение

Поступок как универсальный механизм самовоспроизводства бытия.

Не подвергая сомнению специфичность вчинкового уровня активности для человека как общественного существа, стоит задуматься, какие формы проявления сущего составляют собой то, что в своем дальнейшем развитии вступит уровня человеческой вчинковости. Основанием для подобного рода проб-лемматизации является подход, согласно которому проявление активности высшего уровня

"снимает", в философском смысле этого слова, проявления активности низших уровней развития бытия. Именно поэтому "разрешается" говорить о сознании, деятельность, субъективность, а следовательно и вчинковисть, в широком и узком их значении.

Прибегая к такому способу рассуждения, исследователь рассчитывает на то, чтобы путем гносеологической редукции от высшего к низшему выяснить природу, логику возникновения и, на основании этого, тенденцию развития изучаемого явления.

По другой философской интерпретацией можно говорить о сублимации (превращения) как движение от низшего к высшему через систему категорий бытия и соответствующую иерархию ценностей. Однако конечная формула остается та же: выше представляет собой качественно новое образование, в котором исчезает то, что ниже, и одновременно сохраняется. Следовательно, и здесь речь идет о снятии как переход низшего в высшее, например, физического в химическое, химического в биологическое, биологического в психическом, психического в духовное ...

Если напомнить основные критерии, по которым определяется поступок, то главный из них - это создание нового. По этому критерию, в его самом широком понимании, субъектами поступков активности могут быть признаны Вселенная, природа, дух, человечество, человек и т.

Действительно, природа - великий творец, и это не только метафора. Преобразования, которые происходят на уровне неживого и живого миров, поражают своей новизной, оригинальностью, неповторимостью, эстетической изысканностью и стосунковою гармоничностью.

Возможно, мы, люди, субьективизуемо и антропологизуемо окружающий природный мир, но не он является нашим великим Учителем, не он дает образцы творческого, нравственного и прекрасного ?!

Действительно, углубившись в научные дискуссии, можно слишком рационально и тем самым не достаточно объективно оценить, например, факт возникновения живого из неживого. Даже если признать, что в основе этой космической по своим меркам события лежит простая случайность или даже патология развития природных процессов, трудно представить себе те сложности, которые переживала живая материя в начале своего существования, те "муки творчества" и "страдания", через которые ей нужно было пройти, чтобы преодолеть сопротивление неживого и утвердиться навечно.

Психологизация, одухотворение природы не являются оригинальными в истории науки. Это, можно сказать, - "вечная" тема, к которой возвращались мыслители всех времен, в частности, в разных парадигмах витализма.

Если признать принятым диалектическое объяснение природных процессов, в основе развертывания и развития которых лежат законы единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания и перехода количественных изменений в качественные, то, опять же в широком смысле, довольно трудно представить себе борьбу за жизненное пространство в пространстве неживого без элементов "внутреннего возмущения" чрезмерной противодействием с одной и другой стороны. Ведь идет борьба за бытие, никогда не обходится без эмоций, без воли и без мышления в их наиболее широком смысле как регуляторов взаимодействия сущего с сущим, что именно таким образом утверждают свое существование.

Итак, если, преодолев несовершенство нашей человеческой чувствительности и ограниченность отзывчивости, внимательно и следу прислушиваться и присмотреться к тому, что происходит на самых нижних, по нашим меркам, этажах природного мира, то даже там мы онемело предстанем перед таинством "экстатических переживаний" того , что начинает новое, побеждает в борьбе за существование, за право на бытие, совершающих, и заклякнемо от ужаса, проникшись "муками" того, не устояло в этой борьбе, не смогло подняться до Исполнения и "страдает" от обреченности на вечное небытие.

Мир живой природы дает нам бесконечное число примеров, которые мы не можем не оценить как такие, что очень похожи на наши поступки и, более того, на какие способна далеко не каждый человек. "Не существует такого состояния, в котором бы действие не было вчинкового значение, - отмечает В.А.Роменець. - У человека она отличается нравственным, эстетическим, познавательным аспектом как выражением активного отношения к миру, людям, природе. У животных действие также вчинковий характер, поскольку они не только определяются средой, но и сами определяют, активно создают условия своей жизни ".

Например, известно, что в случаях, когда для морских великанов

- Китов - в местах их проживания не хватает пищи, определенная их часть выбрасывается на берег и погибает, чтобы сохранить жизнь другим. К такой же добровольной самопожертвования прибегают сухопутные животные

- Антилопы. Если их количество начинает преобладать возможности удовлетворения потребности стада в еде, то определенная часть его отделяется и с высокого обрыва бросается в пропасть.

Нас по-настоящему удивляют случаи, когда дельфины спасают утопающих, когда какая-то птицы бьется до смерти, защищая своих птенцов, когда пес, которого хозяева не взяли с собой в самолет, несколько лет ждет их возвращения на аэродроме ...

Среди людей подобные и другие, более высокие в моральном смысле поступки широко представлены в разного рода литературных источниках, хотя в реальной жизни обычного человека "встречи" с настоящими поступками происходят не так уж часто. Даже внимательны к образцам поведения подростки, как показывает проведенный нами опрос, в большинстве своем не могут привести примеров собственно поступков поведения людей из их окружения.

В то же время в истории человечества нетрудно найти примеры таких поступков, на которые не способны "братья наши меньшие".

Так, в истории некоторых народов существовала, а иногда существует и сейчас традиция, согласно которой "проблема стариков" решается очень просто - путем убийства. В 1.1.Мечникова находим, что, в частности, в Меланезии был распространен обычай закапывать живыми стариков, которые уже не могут выполнять работу. На Огненной Земле, когда возникала угроза голода, старых женщин съедали раньше, чем собак. Туземцы объясняли это тем, что собаки могут ловить моржей, а старые женщины нет.

Если у примитивных народов продолжают действовать законы выживания, присущие животному миру, то уже ни под какие законы природы нельзя подвести, например, то, что происходило во времена рабства, инквизиции, проявляло себя в многочисленных войнах, проявлениях геноцида, идеологии фашизма, а также в актах терроризма, вандализма,. в ужасных "шоу" кук-клукс-клана и т.д.

Экстаз творения, духовно-телесный экстаз, экстатическое чувство, вызванное осуществляемым и совершенным поступком, утверждает существование, принадлежность к бытию, как и муки нетвориння, невчинковости, что по сути своей является движением в небытие, привлекают человека к истине, которой "сейчас и пресно и во веки веков "была верной природа - живая и неживая.

Итак, если рассматривать поступок в широком смысле этого слова, то реально прийти к выводу о нем как об универсальном механизм самовоспроизводства бытия всего сущего. Другое дело, что на разных его уровнях вчинковисть приобретает различных форм и смыслов.

Так и в истории человечества действует вчинковий принцип, по которому происходит его развитие. Всякое отклонение от соблюдения этого принципа является нарушением универсального закона развития материального и духовного миров в их единстве, что неизбежно вызывает торможение процесса общественного развития и может привести человечество к гибели.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >