Поступок самоутверждения.

Развитие человеческого индивида после рождения характеризуется прежде кардинальным изменением ситуации его жизнедеятельности. Основным признаком этой ситуации является неспособность ребенка самостоятельно существовать без помощи и заботы взрослого, то есть биопсихических зависимость от среды, в которую она попала.

В каком направлении развивается его активность и в чем заключается вчинковий характер этой активности?

Поскольку возможность существования зависит от участия другого человека (и это объективный факт), жизненная задача новорожденного заключается в том, чтобы сделать его фактом субъективным, качественно изменив способ взаимодействия с окружением, то есть перейти с психобиологического на психосоциальный уровень функционирования и начать , таким образом, "поступков одиссею" самоутверждения себя как человека.

Для такого перехода есть определенные предпосылки. Во-первых, интен-ция, глубинная имманентная направленность на то, чтобы стать человеком, и только человеком. Во-вторых, бесконечная потенция самосовершенствования, а значит "независимости" как "свободы для", в которой человек может сравниваться только с Богом (человек приписывает Богу то, чего она еще не достигла). В-третьих, самодостаточность: человек в большей степени зависит от самого себя, чем от чего-либо другого.

Подобно тому, писал Гегель, как в отношении живого все идеальным образом уже содержится в зародыше и порождается им самим, а не любой чужой силой, так же и все особые формы живого духа должны вытекать из его понятия как из своего зародыше. В зародыше, объясняет он, содержится все, но не реально, а идеальным способом, как зачаток, способность, возможность, но не действительность. Развитие при этом мыслится как превращение возможности в действительность.

За период пренатального развития наращивается определенный Постака-туальный потенциал психической активности в виде индивидуального опыта автономного функционирования, о чем, в частности, свидетельствует возможность установки опосредованного контакта с плодом и выработки у него элементарных условных рефлексов. В последнее время, как известно, получило развитие пренатальная педагогика. Оказывается, что дети в двух-трехлетнем возрасте выделяют как любимые именно те сказки, которые им читали до рождения.

Итак, новорожденный, появившись на свет, казалось бы, предельно непригодным для самостоятельного существования в нем и попав в социальную среду, решает для себя ни больше ни меньше как проблему утверждения в статусе человека как биопсихо-социального существа.

Оказывается, что свой жизненный путь человеческий индивид начинает с решения основной смысложизненной проблемы, которая вроде бы должна подводить итог жизненного пути как поступка на этапе последействия. Именно по решению, а не решения. Речь идет о том, что сам факт рождения следует понимать действительно как последействие, как результат совместных усилий трех субъектов, каждый из которых и вместе с другими двумя внутренне причастны к этому таинству рождения нового человека, в чем и заключается глубинный смысл начале жизни как поступка .

Следующий этап развития после рождения характеризуется, как известно, удивительной активностью ребенка в выявлении своих потенций в овладении качествами психосоциальной существа.

Дошкольное детство, как свидетельствует психологическая наука, по темпам социализации во много раз превосходит все последующие периоды онтогенеза. Причем нельзя назвать даже первые фазы этого этапа адаптацией или приспособлением.

О своих потребностях младенец заявляет настоятельно и бескомпромиссно, а именно криком, как уверено в том, что от внешнего мира оно вправе требовать удовлетворения своих потребностей и самостоятельность этого мира по отношению к нему как человека - мизерная.

С первого вздоха ребенок активно, инициативно овладевает психо-социальные ценности и средства. У нее отсутствует сознательная мотивация саморазвития, самосовершенствования. Однако она тут генетически не только невозможна, но и нецелесообразна. Ведь процесс становления имеет свою - обратную - логику развертывания по сравнению с процессом развития того, что "произошло".

Не странно ли, что ребенок с самого начала утверждает свою абсолютную психосоциальную компетентность? Она спонтанно чувствует, человек хорошая, а какая плохая. Она терпеть не может, когда ее поучают или дисциплинируют. Она все знает и все может!

Не случайно Гегель подчеркивал, что на этапе "ребенка" актуализируется противоречие "субъективной всеобщности", то есть принципиальной возможности "стать всем", "понять себя в своей собственной самостоятельности".

При первой возможности, когда ребенок немного разберется "кто есть кто" и "что есть что", мы услышим высокомерное "Я сам!" Способность проявлять свое "Я" - это опять же способность противостоять миру как "мне подчиненном", "зависимом от меня".

Творческое воображение, с которой, например, известные представители феноменологической психологии связывают сущность человеческого сознания, является для ребенка самой естественной способностью.

Итак, этап последействия в раннем онтогенезе переходит в этап действия, а поступок рождения - в поступок самоутверждения.

По своей природе последний осуществляется не без участия взрослых - родителей, педагогов, окружения, которые также должны строить свою встречную активность как поступков, создавать поступков среду.

Поступок самоутверждения, что рассматривается в контексте индивидуальной жизни как поступка, охватывает возраст детства, отрочества и юности.

Традиционно считается, что в дошкольном возрасте ребенок должен играть и должен хотеть играть. Младший школьник должен учиться и хотеть учиться, а подросток якобы - общаться или заниматься общественно полезной деятельностью. Юноша должен выбирать свой путь в жизни и т.п.

Констатация подобного рода генетической "обязательности" выходит из факта обусловленности развития преимущественно внешними факторами. Психологическая реальность имеет несколько другой смысл.

Дошкольник хочет не играть, а превращать ситуацию в соответствии со своим воображением, чтобы утвердить имманентной для него психологическую позицию "источники и двигателя всего, что существует".

Младший школьник психологически тяготеет не к учения, а к тому, чтобы действовать на основе произвольности, быть сознательным исполнителем того, что хочется, а не радоваться только возможностями фантазирование, неуправляемой со стороны собственного сознания и воли "невольной игрой психических сил".

Подросток желает не общаться, а чувствовать себя субъектом принятия решений, особенно тех, что касаются его лично.

Юноша считает для себя самым существенным противостоять окружению во взглядах на идеалы жизни, по его смысл и тем самоутвердиться.

Таким образом, сущность поступка самоутверждения заключается в том, чтобы инициативно, через творческое противостояние окружению утвердиться в статусе человека, реализовать заложенную интенцию через наращивание потенциалов человеческого способа существования.

Жизненным пространством, на котором разворачивается процесс самоутверждения, есть пространство обыденности, в котором еще не действуют требования обязательного создания истины, красоты и добра, требования героического. Они здесь только данности, то, из чего состоит среда, на территории которого ребенок утверждает себя в статусе человека.

Именно поэтому и возникают недоразумения между родителями и детьми, взрослым и молодым поколениями: что имеет смысл для одних, совершенно бессмысленное для других. Так, если взрослый человек моральным поступком утверждает или создает новый нравственный закон, то подросток или юноша творит себя, используя и этот закон, и алгоритм его создания, ничего не создавая, кроме себя, за что получает несправедливые и оскорбительные эпитеты "трутень", " паразит "и т.п.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >