С чего начинается человек и ... человечность?

Эволюция вида одновременно идет в разных направлениях, но с разной скоростью.

Гемоглобин человека отличается от гемоглобина гориллы только одной аминокислотой из 247, вероятно, такой же уровень различий других биомолекул. От появления питекантропов ("человека прямоходящего") нас отделяет около 1500000 лет, от неандертальцев (ранняя форма "человека разумного") - 125 тыс. Лет, а современный человек появился около 50 тыс. Лет назад. Одно поколение составляет около 25 лет, и мы отделены от нашего звероподобного предка всего несколькими тысячелетиями поколений отбора. Но что же мог за это время сделать отбор?

Эволюция вида идет направленно, определенным вищовим каналом, и, например, тутовый шелкопряд под влиянием отбора способен за десяток поколений пройти наследственное сдвиг от огромной бабочки с коконом, который весит 3 грамма, до карликовых экземпляров, с весом в 6-7 раз меньше и в три раза ускоренным развитием.

Иными словами, наличие такого видового канала обеспечивает не только сверхбыструю эволюцию, но и эволюцию коррелированными, согласованную по целым системами признаков. Не так много лет понадобилось, чтобы с тапироподибнои морды вырос хобот слона и чтобы сформировалась шея жирафа, которая отдала в его распоряжение все листья, недоступное другим животным.

Когда наш предок начал ходить на задних лапах, а передние лапы стали руками, появились орудия, стремительно рос мозг, состоял совершенно новый канал коррелированного сверхбыстрого эволюционирования, канал, которого требовала продолжалась беззащитность детеныша. Эта беспомощность, беззащитность детеныша связана с прогрессирующей кортиколизациею мозга, перемещением функций из стволовой части в кору. Параллельно эволюционном росту мозга продлевался срок беременности, а главное, срок беспомощности детенышей, в течение которого они нуждаются в охране не только от родителей, но и от всей стаи. В самых примитивных племен детеныш до шести лет совсем не способно к самостоятельному существованию, к добыванию пищи, к обороне, а также у индейцев оно только в девять лет становится способным к самостоятельному охоты.

Непрерывная охрана, непрерывное подкормка детей и беременных, численность которых составляла не менее трети стаи, могла осуществляться только стаей в целом, скованной в своей подвижности этой массой беспомощных носителей и передатчиков ее генов. И если эволюция человека, начиная от питекантропа, оставила следы в виде скелетов, которые постепенно менялись, то в отношении наследственных инстинктов и безусловных рефлексов человек должен был дальше отдалиться от питекантропа, чем выводковые птицы от гнездовых.

В долгий период палеолита и неолита, когда территориальная разобщенность племен быстро обрывала распространение таких преимущественно человеческих инфекций, как чума, холера, оспа, корь, дизентерия, тифы, когда женщина рожала 10- 15 детей, а из них доживал до зрелости только двое -трое, тогда выживания племени главным образом зависело от защиты против хищников, охраны и кормления детенышей. Только при условии крепкого внутриплеминного сплочения потомство могло дожить до возраста самостоятельности.

Зато сохранение хотя бы половины "поголовье" в течение четырех-пяти поколений порождало геометрический взрыв размножения, и инстинкты, которые мы позже назовем альтруистическими, могли распространяться на значительные пространства. Стаи к людям и племена могли не конкурировать друг с другом, но все равно природа безжалостно истребляла тех из них, у которых недостаточно охранялись беспомощные дети ... и старые.

Стаи и стада к человеку могли существовать и без каких-либо коллективистских и альтруистических инстинктов. Они могли побеждать и даже размножаться без них. Без этих инстинктов они только не могли выращивать свое потомство, а следовательно, не могли передавать свои гены и вымирали, образуя бесчисленные тупики эволюции. Выживать могли только общества с инстинктами и эмоциями, направленными не только на личную защиту, но и на защиту потомства, на защиту стаи в целом, защита быстрый, молниеносный, инстинктивный.

В условиях доисторических и даже исторических наличие таких инстинктов должна была проверяться естественным отбором почти непрерывно. Но могли эти инстинкты ограничиваться лишь заботой о потомстве, или становление человечества неизбежно связано с естественным отбором на альтруистические инстинкты гораздо шире?

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >