НАУЧНЫЙ МЕТОД

Научный метод, учит нас очень авторитетный международный научный журнал "Nature", - это такой "особый устройство", который делает объективность и сдерживает естественное желание натуралистов верить в свои идеи, часто ничего общего с истиной природы не имеют.

История науки знает множество примеров подобных ошибок. Одной из самых последних и самых ярких "Nature" считает эпизод с холодным термоядом. Холодный термояд буквально "взорвался" в ходе пресс-конференции, которую 23 марта 1989 провели американский химик С. Понс и его английский учитель М. Флейшман и которая взбудоражила весь мир. Они утверждали, что им удалось "запустить" термоядерную реакцию при ... комнатной температуре. Однако это заявление не подвергавшимся принятом в научной среде рецензирование со стороны.

Однако средства массовой информации стали подавать эту сенсацию как "открытие века". Авторов скромных критических заметок газета "Wall Street Jornal" обрушилась в своей редакционной статье, уверяя читателей, что "у нас принято на все новое реагировать категорически" нет ". Время от времени подвергала жару" Salt Lake City Tribune ", что рассказывала об очередном успех Понса и Флейшмана, которые работали в этом городе в Университете штата Юта. А журнал "News week" вынес на обложку: "Как обнаружили Понс и Флейшман, иногда попадают и сверхдальние выстрелы".

Естественным возбуждением были охвачены и много вполне трезвых научных институтов. Двум ученым удалось очаровать - другого слова не подберешь - руководство Университета штата Юта, а также Национальный исследовательский институт электроэнергии США. Подтверждение сыпались как из рога изобилия, причем поражало, так это крайне пренебрежение ученых к основам своей профессии: контроль и воспроизведения, оценки возможностей применяемой аппаратуры, проверки результатов перед их обнародованием и даже простой рутинной математической статистики.

Ажиотаж возник благодаря "самозаяви" в Юте, а также двум "солидным" подтверждением из Техасского университета "Эй энд Эм" и Института технологических исследований штата Джорджия. Однако когда электрохимиков из Техаса после пресс-конференции провели контрольные замеры не только с тяжелой, но и обычной водой, выяснилось: повышенное выделение тепла было вызвано электролизом последней, поскольку термометр служил второй катод! В Джорджи же нейтронные счетчики оказались настолько чувствительными, что реагировали на тепло возвышенной руки. Так было зарегистрировано "выброс нейтронов".

Естественно, что, когда за дело взялись солидные лаборатории, например того же Принстона, все стало на свои места. Обошлась эта проверка, как признавал тот же "Nature" в конце 1989, в 50000000 долларов. Гора родила мышь и шутку о разнице между химиками и физиками. Первые верят, что холодный термояд существует, поэтому защищаются от возможного потока высокоэнергичных нейтронов пластиковым колпаком. Физики же у него не верят, поэтому защищаются тоннами свинца. Это, так сказать, назло американским Химическом и электрохимического общества, принимавших только "результаты подтверждения".

В следующем году А. Лейн из Принстона издал книгу с характерным названием: "Слишком жарко, чтобы держать в руках". А недавно в Нью-Йорке в издательстве "Рэндом хауз" вышла книга Г. Тобс, что в свое время в критических тонах рассказал об удивительной карьере К.Руббиа, открывателя бозона, отмеченного в 1984 г.. Нобелевской премией по физике. Тобс назвал свою книгу еще более выразительно - "Плохая наука". И дал ей подзаголовок "Короткая жизнь, бурные времена холодного термояда". Ее рекомендуют как поучительное чтение молодым ученым и студентам, чтобы они, не дай Бог, не сделали в своей карьере подобной ошибки. И в данном случае ее сравнивают с физиологом, который несколько узнает о функции того или иного органа по его патологией. Да, действительно метод "экстирпации" - отрезка, например, мозжечка - может чему-то научить. Но изучение патологии порождает только "патологическое" знание, которое не имеет ничего общего с истинным (в свое время никто не мог представить, что тот же мозжечок отвечает за функцию языка!).

Когда в конце 1989 все дружно "похоронили" Понса и Флейшмана, никто, к сожалению, не задумываясь, почему их заявление сделала такую сенсацию. Но стоит задуматься. Подобное открытие, если бы оно действительно произошло, обещало миру избавление от кошмара будущих Чернобылей, а также лишило бы человечество от бесполезного полувекового ожидания термояда горячего, в который вложены десятки, если не сотни миллиардов долларов (с тем же практически выходом, и в ячейках Понса и Флейшман).

История науки полна примеров, когда рецензенты - по самым разным причинам - "рубили" работы одиночек, которые оказывались основополагающими. Барбару МакКлинток называли "сумасшедшей" открытия "прыгающих генов". В 1983 г.. Ей присудили Нобелевскую премию. А. Эйвери Нобелевскую не дали, потому что он утверждал, что веществом наших генов является ДНК. Вся наука до середины 50-х была убеждена (открытие состоялось в 1943 p.), Что ген состоит из белка! М. Темин десять лет бился один, уверяя коллег, что в раковых вирусов является "обратное" копирования ДНК с "программы", записанной в РНК вируса. Никто ему не верил, но в 1975 г.. Дали Нобелевскую премию.

Как же после этого доверять рецензентам? Например, тому же Р. Галло, который, проверяя работу француза Л. Монтанье, "присвоил" себе открытие вируса СПИДа? Между тем все можно наладить, изменив условия рецензирование, по которым имя рецензента, в отличие от имени автора, часто оставалось неизвестным. Если сделать наоборот, тогда все станет на свои места. "Попечители" науки сразу же проявятся, а ее труженики начнут наконец нормально работать, не опасаясь вмешательства и влияния различных факторов, которые не касаются научного содержания статьи. Кстати, в том же "Nature" довольно часто устраиваются дискуссии авторов статьи и их рецензентов. И ничего, наука не разрушается ...

Но вернемся к Понса и Флейшмана, которых, казалось бы, полностью уничтожили и обвинили во всех смертных грехах. Сравнительно недавно они опубликовали свою новую статью, вышедшую в свет незадолго, а может, и одновременно с публикацией книги Тобс, которому они, кстати, отказались давать интервью. Они выехали из США и работали во Франции на ... японские деньги.

Перед опубликованием последней статьи ученые - а никто в их квалификации к той злополучной пресс-конференции в марте 1989 г.. Не сомневался, они имели заслуженный авторитет в научном сообществе - подали в итальянский суд иск на "La Republica". В октябре 1991 г.. Журналист газеты Джованни Паччах обвинил Понса и Флейшмана в "подтасовке" научных результатов. Статья была представлена в виде рецензии на книгу А. Кана "Фальшивые пророки". Паччах сравнил двух ученых с попами-расстриги, поскольку и те, и другие предают "храм истины". Газете тогда пришлось опубликовать сердитые письма трех сотрудников миланского Института физики, тоже работали над холодным термоядом, Паччах пришлось оправдываться. Однако это не спасло "La Republica" от иска на +8000000000 лир (5000000 долларов). Для Италии это было в диковинку, поскольку там иски о причинении морального ущерба средствами массовой информации вообще редкость. Сейчас работу Понса и Флейшмана финансирует богатый "мозговой резервуар" под названием "Технова". Японцы полагают, что холодный термояд далеко не пустая затея.

Недавно они провели в Нагое представительную конференцию на эту тему. В ней приняли участие 320 ученых из многих стран мира. Нагойско встреча была уже третьей международной конференцией подобного рода. Флейшман считает, что экспериментальных данных достаточно для того, чтобы пересмотреть некоторые устоявшиеся взгляды относительно процессов, которые происходят в атомных ядрах. Ему возражает, как и в книге А. Лейна, Ф. Клоуз, профессор-физик Апплетонивськои лаборатории им. Резерфорда: "Холодный термояд - это миф!"

И все-таки. "Мы создаем, - считает Флейшман, - новую научную организацию, целью которой является наука и технология следующего столетия. Сегодняшняя наука - это наука консенсуса. Характер финансирования нынешних исследований подталкивает ученых браться только за" безопасные "работы. Что же это за наука, корзины изначально масс быть известно, что получится в результате? Иначе не дадут гранта! Вот и приходится из-за того "шлифовать" известно уже знания, а не приобретать новое. Все боятся ошибиться. Мы пытаемся изменить этот порядок ".

И у них есть сторонники, которые считают, что оба ученых наткнулись на новый и неизвестный еще природный феномен. Даже Ф. Клоуз вынужден был признать, что избыточное тепло действительно есть, но это чисто химический процесс, а не термояд. Сегодня Флейшман заявляет, что ему и его коллегам удается создать условия, при которых атомы дейтерия начинают подчиняться волновым эффектам. При этом начинает высвобождаться ядерная энергия в виде тепла, причем полностью согласно теории квантовых полей.

"Теория хорошо разработана, но очень сложная, поэтому люди испытывают большие трудности, когда применяют ее к описанию конкретных физических явлений. Настоящая проблема заключается в том, что эти люди не желают, чтобы она была доведена". "Японцы проявили к нам и нашей работы интерес с самого начала. Из новых, разработанных после второй мировой войны, технологических подходов 70% открытий принадлежали английским ученым. Но мы так ни одно из них и не воплотили в металле, все вынуждены покупать за границей", - говорит Флейшман. А Понс добавляет: "Мы все еще обязаны дать полный отчет обществу о том, что нами сделано и как это произошло. Я к тому же лично горю желанием отомстить за Флейшмана. О нем сказано очень много несправедливого!"

М. Мак-Кубра, который возглавляет работы по холодному термояда в Институте электроэнергии, говорит, что в них тепла выделяется в 10 раз меньше, чем в Понса и Флейшмана. В тех же - его в 100 раз больше сейчас, чем в самом начале 1989 г.. Мак-Кубра определил по крайней мере три условия успеха, которые не соблюдали "проверяющими" в английском ядерном центре в Харуэлле. Великие ученые - под впечатлением последних достижений Понса и Флейшмана - согласны повторить свою проверку с соблюдением всех требований, предъявляемых к холодному термояда его авторами.

Ближайшей целью Понса и Флейшмана является создание генератора мощностью 10 киловатт. Он не должен превышать по размерам обычного мазутного обогревателя дома. Ученые предполагают, что генератор будет выдавать «на гора» в 8-10 раз больше тепла, энергии, чем потреблять.

Понс и Флейшман никак не могут забыть взрыв в своей лаборатории в Университете штата Юта, когда в бетонном полу образовалась выемка диаметром более 10 см. Что это было? Они считают, что холодный термояд. Физики им не верят. Флейшман спокойно воспринимает критику. Он бы только хотел, чтобы она была столь же научной, как и его подход к поискам неуловимой истины. "Физический истеблишмент категорически против нас. Не надо только забывать, что ядерная физика начиналась работами химиков. Физики могут очень многое потерять, если окажется, что мы правы".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >