Библейские представления и развитие естествознания

Примирить библейскую картину творения с эволюционными взглядами современной науки не очень сложно, если провести между ними четкую границу. Библия символически выражает связь природного мира с Творцом, а наука непосредственно описывает природу, абстрагируясь от существования этой связи. Но не теряет от этого сама наука? Мнение о том, что природный свет не существовал изначально, но был создан Творцом рядом последовательных актов творения, стимулирует глубокие научные идеи. В космологии она привела к открытию "антропного принципа", согласно которому законы природы и вся Вселенная устроены так, как будто они были специально созданы для появления человека. Небольшие изменения в законах микромира сделали бы невозможным появление атомов. Существующие законы электрического взаимодействия позволили возникнуть сложным молекулярным структурам. Закон всемирного тяготения гарантирует возникновение и устойчивость Солнечной системы, которая обеспечивает необходимые климатические условия Земли.

Конечно, признание учеными "антропного принципа" не означает их уверенности в том, что мир был создан, а только в том, что исследуемый наукой Вселенная устроена так, что он создавался специально для того, чтобы в нем могла существовать человек.

Этот факт допускает различные мировоззренческие интерпретации. Здесь и открывается интересная возможность перейти к принципиально новых отношений между религией и естествознанием. Вместо соперничества возникает сотрудничество, которое можно объяснить такой аналогии. Палеонтология дала огромный эмпирический материал, который можно интерпретировать как следы эволюционного процесса жизни. Подобно этому естествознание накопило гигантский запас сведений о строении физического мира и жизни на Земле, который можно интерпретировать как следы Божественного акта творения.

Антропный принцип в космологии - это лишь первая ласточка в возможном ряду таких представлений. Все дело в том, что в глубине открытых непосредственному наблюдению феноменов наука позволяет найти фундаментальные сущности. Эти сущности составляют реальность, совсем не похожую на то, что непосредственно видит наблюдатель. Классическое естествознание еще пыталось объяснить мир "видимых" явлений через наглядные представления: взаимодействие атомов, мыслимых как обычные частицы миниатюрных размеров, или движение материальных субстанций (теплород или эфир), похожих по своим свойствам на жидкость или газ.

Современная наука отказалась от принципа подобия "глубинной" и наблюдаемой реальности. Современная физика ищет объяснение в математических структурах, лишенных наглядной интерпретации (бесконечномерных пространства, структуры симметрий и т.п.). Биолог объясняет появление органических форм через свойства генетического кода, который записан в молекулярном строении ДНК и несет информацию об этих формах.

Глубинная ("невидимая") реальность будто несет в себе "замысел Творца", что проявляется в феноменах, доступных наблюдению. Ученый ставит своей целью не просто объяснить одни явления через другие, но понять этот "план". Для этого нужны воображение, способность конструировать объекты, свойства которых совсем не похожи на свойства вещей, открытых в непосредственном опыте.

Опять-таки, не важно, верит данный конкретный исследователь в существование Творца. Объективная логика развития науки заставляет ученого действовать так, как будто он разгадывает замысел Творца, чтобы понять феномен природы. Ученый может здесь сместить акцент: пытаясь понять некоторое феномен, он реконструирует фундаментальную реальность, обусловила его, как отраженный следует акта творения.

Так, например, концепция эволюции по Л.С. Бергом позволяет ставить вопрос о расшифровке эволюционной программы преобразования генотипа как некоторой исходной информации, возникает в акте творения жизни. С данной точки зрения интересно не столько объяснить сам процесс эволюции, сколько понять факторы, определяющие многообразие живых форм. Поэтому самостоятельный интерес приобретают систематика, морфология, генетика и эмбриология, позволяющие найти фундаментальные механизмы, которые лежат в основе эволюционного развития жизни на Земле.

Время и вечность. Акт творения отличается от эволюционного процесса не только своей одноразовость, но и тем, что сотворение мира происходит в вечности, а эволюция продолжается во времени. Вечность - это вовсе не бесконечно длящийся время, но отсутствие времени, преодоление его. В вечности нет понятий "раньше" и "позже", "короче" и "дольше". Само время был создан вместе с миром. Поэтому глупый вопрос о том, сколько в действительности длился каждый из шести дней творения. Однако если в этот "день" был инициирован определенный этап эволюционного процесса, то продолжительность этапа правомерно пытаться оценить. Нельзя говорить о том, что первый день имел место раньше второго или пятого, потому что и тот и другой произошли не во времени, но в вечности. Нумерация этих дней характеризует скорее их логическую, а не временную последовательность.

Можно было бы говорить о шести уровней или "пластов" вечности, в лоне которой зародился время. О событии, происходит в вечности, нельзя сказать "она была" или "она будет". Это событие всегда-находится вечно. Последовательность дней творения - это только попытка символического соотношения шести уровней акта творения, как начальной точки отсчета исторического времени (Ю. А. Шрейдер).

Если дни творения интерпретировать не как события на временной оси, но как пласты вечности, то мы придем к представлению о том, что эта временная ось располагается как бы внутри этих пластов. Вечность не только предшествует историческому времени, но и замыкает временную ось (Ю. А. Шрейдер).

Такая интерпретация имеет определенную опору в Апокалипсисе, повествующий о конце земной истории. Если творения мира завершается созданием человека, то история имеет своим непосредственным финалом суд над человеком, а этапы конца света, как показывает откровения святого Иоанна Богослова, допускают сопоставление по крайней мере с тремя из этапов творения мира, но идут в обратном порядке.

Все это еще раз подчеркивает, что представление о сотворении мира и его эволюционное развитие в принципе не конкурируют, но дополняют друг друга. Первое из них рассматривает мир в перспективе вечности, допускающей лишь символическое описание, а второе - в перспективе исторического времени, которая требует научного объяснения. Проблема заключается в правильном соотнесении обеих перспектив для понимания природных феноменов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >