Греческий патриот и русский император - Греческий патриот на службе у русского императора
Полная версия

Главная arrow История arrow Греческий патриот на службе у русского императора

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Греческий патриот и русский император

Отношения Каподистрии и Александра Павловича заслуживают отдельного рассмотрения. Но, говоря о периоде пребывания в России Иоанна Антоновича, невозможно обойти стороной это вопрос. Расположение и доверие со стороны императора к персоне графа росли , по воспоминаниям Н. Долгорукова во внутренней политике Александр прислушивался к Аракчееву, а по вопросам внешней - к Каподистрии . Что было неудивительно: их сближали схожесть в политических взглядах, стремление преобразовать мир, кроме того, Каподистрия хорошо себя зарекомендовал во время Венского конгресса.

И Иоанн Антонович, и Александр Павлович, будучи практически ровесниками, были воспитаны на идеалах эпохи Просвещения. Обучаясь в Падуанском университете, Каподистрия увлекся трудами Джона Локка, который утверждал, что вся власть должна быть в руках в руках одного лица или собрания, которое может вмешиваться в жизнь граждан для обеспечения социального мира . В своей статье Чернов А.В. отмечает схожесть этих взглядов с воспитателем Александра I Лагарпом, который писал вступившему на престол царю о обязательности дорожить своей властью, проводя преобразования постепенно . Желание Александра реформировать внутреннюю жизнь России столкнулось с консервативно настроенным дворянским обществом, что схоже с государственной деятельностью Каподистрии в Ионической республике.

Личность молодого царя была «словно соткана из противоречий» : военное воспитание сочеталось с любовью к философии просвещения, а личное обаяние со скрытностью. Каподистрия же сочетал в себе другие противоположности: горячее сердце греческого патриота и холодный разум просвещенного дипломата. Он хотел бороться за национальные права и свободы, но он абсолютно не был революционером , революцию Каподистрия воспринимал как «безусловное зло» . Все вопросы Иоанн Антонович пытался решать путём компромисса. По политическим взглядам его можно назвать умеренным либералом . Либеральные, отчасти республиканские, взгляды на политические процессы были присущи поначалу и Александру I. В своей «Записке…» граф приводит слова императора при обсуждении миссии в Швейцарии: «Вы любите республики, я также их люблю. Теперь надобно спасти одну республику» .

Изначально Александр Павлович, как и Иоанн Антонович, воспринимал идеи об освобождении христианских народов с большим энтузиазмом. Каподистрия, видя это, предпринимал попытки привлечь внимание государя конкретно к делам греков. Так появились на свет служебные записки «Докладная записка… о положении находящихся на Занте греков…» и «Записка о нынешнем состоянии греков» . В первой Каподистрия проанализировал состав греческого общества и то, чем Греция и греки могут заинтересовать Российскую империю: ресурсы, таланты, торговые связи. Во второй записке делается упор на то, что у России остались преданные ей люди, которые ранее сражались против общих врагов.

После Венского конгресса статс-секретарь Каподистрия затронул вопрос «о том жалком положении, в котором Бухарестский мир оставил все существенные выгоды России и наших единоверцев на Востоке», конечно, в первую очередь имея в виду греков. Судя по «Записке…», Александр ответил: «Каждую вещь в свое время. Кончим здесь и постараемся хорошо кончить; потом мы этим займемся» . Александр считал, что еще рано, не пришел подходящий момент. Но этими словами он дал большую надежду греческому патриоту, что его мечта претворится в жизнь: могущественная Россия освободит многострадальный греческий народ.

Иоанн Антонович осознавал, что Французская революция и последующие революционные войны изменили принципы международных отношений . Поднимающаяся политическая активность народов, по его мнению, должна была подтолкнуть монархов к отказу от тайной дипломатии. Отказ от личных амбиций правителей и прозрачность политических процессов должны были стать гарантом мира . Идеальной формой правления Каподистрия видел конституционную монархию, это отмечают исследователи Г. Л. Арш и А. В. Чернов . Увлечение конституционными воззрениями Александра I и Каподистрии нашли свое воплощение в конституции, дарованной Царству Польскому .

Мир и спокойствие в послевоенной Европе, потрясенной наполеоновской экспансией, стали основой политического курса Александра I. Общегосударственная политическая доктрина должна была основываться на принципах законности и уважения к установленным границам и соглашениям . Каподистрия, считавший, что договоренности Венского конгресса неспособны оградить народы от военных конфликтов, стал разрабатывать проект «всеобщего союза», который должен был объединить все европейские государства. Правители этих стран обязывались охранять нерушимость границ и периодически собираться на конгрессы, где все были бы равны в правах .

Наполеоновские войны не могли не оставить след в истории. Они изменили не только мировые границы, но и сознание людей. «Впечатлительная натура» императора Александра была потрясена. Как реальный политик, он понимал, что для сохранения порядка надо учитывать дух времени, а именно возникновение опасности революций в Европе . Его желание стабилизировать политическую жизнь Европы выразилось в создании Священного союза, в котором он видел «идейно-нравственную основу для реализации своего проекта объединения Европы» .

14 сентября 1815 г. в Париже российский император Александр I, австрийский император Франц I и прусский император Фридрих-Вильгельм III подписали «Акт Священного союза» . Реакционность европейских монархов нашла свое четкое проявление и в решениях Венского конгресса, и в первых действиях нового союза . Александр Павлович явился вдохновителем данного союза, Иоанну Каподистрии предстояло же стать проводником этой политики .

Основным принципом Священного союза было вмешательство во внутренние дела других государств с целью подавления всех революционных и национальных движений. Внутренняя политика Александра Павловича становится более реакционной: всякое свободомыслие в культуре и обществе подвергалось гонениям. Конечно же, это не могло не отразиться и на внешнеполитическом курсе. Бороться за легитимизм и противостоять революциям - вот новые задачи Российской империи на европейской арене . Отношение Александра к революциям в Европе менялось от «от сдержанно-выжидательного к открыто враждебному» . С 1820-х гг. усиливаются реакционность и консерватизм в политике царя , Каподистрия же воплощает это в своей деятельности. Так следует указать реакцию графа на революцию в Испании в 1820 г. В записке императору Каподистрия сообщает какие меры стоит предпринять для возврата ситуации под контроль великих европейских держав. По мнению европейских кабинетов, испанская революция не представляла угрозы для мира в Европе, но Александр I и Иоанн Каподистрия считали любую революцию злом .

Взаимоотношения с императором во многом определили то положение, которое занял Каподистрия в России. Это нисколько не умоляет личных качеств графа, а скорее наоборот: Александр рассмотрел в нём талантливого дипломата, «проводника» своих идей. Вместе с русским царём Каподистрия участвовал в формировании нового политического устройства Европы на Венском конгрессе. Но имея некую двойственную политическую идентичность - греческий патриот и русский дипломат, Каподистрия не смог спокойно продолжать свою деятельность в условиях изменения направленности внешней политики Российской империи. Даже дружеские отношения графа с царем не могли оказать влияние на новый внешнеполитический курс, который противоречил стремлениям Каподистрии как патриота.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>