Захват революционной инициативы исламистами - Исламская революция 1979 года в Иране
Полная версия

Главная arrow История arrow Исламская революция 1979 года в Иране

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Захват революционной инициативы исламистами

Благодаря характеру индустриализации в 60-70-х годах осуществлявшейся шахским режимом, образовали хозяйственную структуру, которая оказалась не способна функционировать без привязанности к мировому капиталистическому рынку. К концу 70-х годов Иран был вынужден обеспечивать свои потребности за счет импорта 80% в машинном оборудовании, 70% промышленности в сырье и материалах, 57% в стройматериалах.

Номенклатура ввозимых частей и компонентов промышленности в целом насчитывало около 240 тысяч наименований. Продовольствие страна не могла себя обеспечить. Также Иран был вынужден ввозить и многие наименования важнейших продуктов питания, за последние четыре года существования шахского режима на импорт продовольствия было потрачено 2-2,5 млрд. долларов в год.

В 1970-е годы рост нефтяных доходов привели к политическому напряжению и к крупным социальным потрясениям. Как и в других странах, в Иране, в крупные города мигрировали обедневшие крестьяне. К 1977 году после инфляционного бума начала десятилетия, возник периодом спада деловой активности. После восстановления власти шаха в 1953 году за последующую четверть века произошел значительный рост среды наемных работников и студентов, представителей средних классов, режиму не удалось создать политическую базу среди данных групп, что спровоцировало перерастание экономического кризиса в политическую революцию. Были уничтожены и запрещены правительством шаха профсоюзы и профессиональные ассоциации, независимые политические партии. В 1975 была создана единственная государственная партия, Партия возрождения, тем самым пытая поставить под непосредственный контроль религиозную шиитскую верхушку и многочисленных и влиятельных рыночных торговцев. Быстрое крушение старого порядка стало отчуждение основных социальных классов, старых и новых.

Жесточайшие репрессии против лево - демократических организаций, политика систематической политической стерилизации образованной части средних городских слоев, особенно интеллигенции, неусыпный контроль над армией, Сохранение традиционалистских настроений среди населения, усиленная идеологическая обработка в реформистском духе его промышленного ядра. Все это способствовало выдвижению на авансцену политической жизни духовенства, позиции которого за прошедшие годы в наибольшей степени были ущемлены светскими реформами.

Пока шах Мохаммед Реза продолжал упиваться идеями «белой революции», в это время один из его злейших врагов неотступно выражает свою абсолютную уверенность в том, что час возмездия грядет, и народ восстанет и сметет монархию. Аятолла Рухолла Муссави Хомейни свято верил в житейскую истину, облеченную в стих священного Корана: «У всякого народа - свой предел; и когда придет их предел, то они не замедлят ни на час и не ускорят».

Вся его ненависть была направлена на «белую революцию», открывшую страну разлагающему влиянию, «постыдному атеизму», «неверных иностранцев» и «бездушному материализму». Все это превращало людей в бессмысленных подражателей «западного образа жизни» с его жаждой господства и потребления, тем самым разрушая национальные и религиозные традиции народа.

Свой идеал «исламского общества» и «исламского правления», прообраз которых восходил к временам пророка Мохаммеда и имама Али, он пытался противопоставить ненавистному идолу «белой революции». Он был убежден, что правитель должен быть из числа самых авторитетных религиозных деятелей - факих, духовный вождь, осуществляющий практическую власть, высший координатор деятельности всех органов управления, верховный толкователь священного закона. Ведь его роль подобна роли пророка и имамов, его главная задача это подготовить народ и страну ко дню пришествия шиитского мессии - 12 имама - Махди, таинственно исчезнувшего в последней трети IX века и по преданию скрытого на небе, чтобы, вернувшись в день «Страшного суда», установить на земле на вечное время царство истины и справедливости. Ожидание этого дня для духовенства не должно проходить в праздности, следует быть стражами закона, активно участвовать в политической жизни, общественной морали и социальной справедливости.

В единой мусульманской общине, должно жить все слои и население исламского общества, где богач будет обязан помочь бедному и каждый проявляет заботу о соседе. Девиз, которым будут руководствоваться все члены общины - «Не будь угнетателем, не будь угнетенным».

Восстановление исламских моральных отношений, всеобщий возврат к непреходящим ценностям мусульманской религии - воздержанности, благочестью и скромности, все это лежит на пути внедрения «исламской социальной справедливости» пролегавшего через все поры жизни людей. Но для этого необходимо осуществить «исламскую революцию», начинающуюся со свержения шахского режима и завершающуюся установлением власти духовенства. Осуществление «исламскую культурную революцию» предусматривало борьбу против всех противников мусульманских религиозно-культурных и социальных программ, нарушителей исламского «морального кодекса» в ряды которых входили продавцы и потребители наркотиков и алкогольных напитков, женщины, отказывающиеся носить предписанную канонами ислама одежду. Морального усовершенствования мусульманской общины, можно добиться лишь с помощью вышеперечисленных мер, очистив ее при этом от влияния насаждавшегося и разлагающего десятилетиями «западного образа жизни».

Не меньшее значение имело и уничтожение иностранного, а в особенности американского, влияния, которое способствовало распространению западной вседозволенности и упадку традиционных моральных устоев, искоренить последствия проникновения в страну буржуазной массовой культуры. Поскольку опасность для мусульман исходила не только от «материалистического Запада», но и от «атеистического Востока», то в борьбе с одной из «сверхдержав» не стоит опираться на поддержку другой. Спасение мусульман это самоизоляция, поиск собственного, «третьего пути» развития.

Созданная политика шаха Мохаммеда Реза образовала весьма благоприятную среду для роста всенародного движения, и для «исламской революции» в частности. Эту послужило ответом на заданный ранее вопрос многими учеными востоковедами: чем были вызваны к жизни взгляды, буквально вырванные из средневековья и со скоростью пули, ворвавшиеся в XX век.

Духовные ценности ислама воплощались для широких масс населения воплощались в комплексе факторов этнического, морального, социального и гуманистического порядка, в котором они выражали свой протест против аморальности и коррупции, деградации личности и отчуждения власти от масс, царившего повсеместно беззакония и произвола.

Волею судьбы духовенство оказалось во главе всенародной борьбы, оно стремилось утвердить свою политическую гегемонию, выступая при этом в первую очередь за увеличение социально экономических условий своего существования. «Исламская революция» духовенства в течении 1978 года выступая в качестве одного из потоков в общей струе всенародной борьбы, призванная осуществить эти не рекламируемые цели, изменить народный характер революции не могла.

Вставший в ходе антимонархической борьбы во главе народной революции, лидер духовенства, Аятолла Хомейни, считал, что поставленные основные задачи «исламской революций» могут быть решены лишь только после свержения монархического режима.

В этом возрастающем движении серьезную угрозу своим военно-стратегическим и нефтяным интересами сразу же увидели империалистические круги и потому поспешили любыми доступными средствами затормозить развитие массовой борьбы, направить ее в нужное им русло. Ведь всенародное революционное движение в Иране было направленно не только против монархического режима, но и против ненавистной политики американского империализма. Один из факторов который активно воздействовал на иранскую внутриполитическую ситуацию, была внешняя политика США, которая включала в себя формирования их отношения к событиям в Иране.

На протяжении всего мая 1977 года продолжали пополняться ряды оппозиции, за счет вливания в них квалифицированных специалистов, мелких торговцев, часть духовенства и основная масса студентов. В июле к ним стали присоединяться городские фабричные и строительные рабочие.

С октября 1977 года почти уже не прекращались демонстрации, и забастовки студенчества большинства высших учебных заведении страны и крупных университетов. Власти ответили закрытием многих ВУЗов.

Религиозная оппозиция развернулась весьма активной деятельностью, которую возглавил высланный ранее из Ирана, еще в 1964 году, аятолла Р. Хомейни, живя в иммиграции, он не переставал с тех пор выступать против шахской тирании и засилья американского империализма.

Общенациональный политический кризис, переход к нему, как к высшей фазе революционной ситуации, был ознаменован демократическим движением, развернувшимся в стране в последние месяца 1977 года. После призыва духовенства 9 января в «священном» городе Куме, состоялась демонстрация, в ней приняли участие почти 4 тыс. студентов религиозных учебных заведений и их сторонники. Они выступили с требованием упразднить авторитарную монархию и заменить ее конституционным правлением. Кровопролитием завершилась очередная демонстрация, войсками были убиты десятки и ранены сотни людей.

События в Куме повлекли за собой фактическое начало народной революции в Иране. После расстрела проведенной там демонстрации, через каждые 40 дней (в соответствии с мусульманским обычаем отмечать конец траура) на борьбу стал подниматься один город за другим, и к ней присоединялись все новые и новые слои населения.

Организуемые духовенством религиозные манифестации и шествия, выступления которых пока еще проходили в общем русле, шло постепенное вовлечение в него населения, на данном являюсь при этом отличительной чертой на данном этапе. Но параллельно стали возникать и отдельные выступления.

В начале сентября 1978 года ознаменовало кульминацию первого этапа народной революции в Иране, явление массовых демонстраций охватившие сотни тысяч людей, проводимых одновременно почти во всех крупных городах страны, а в Тегеране на улицы города вышли около 1 млн. человек.

8 сентября, в это время, правительство уступило давлению военных сторонников «жесткого курса» и в 12 городах было объявлено о военном положении. Спустя часы в Тегеране произошла новая волна демонстраций, в ходе которой участники были готовы принять, завещанный им шиитскими святыми, мученический венец, и проявляли поразительное самопожертвование. Демонстрация была потоплена войсками в крови. Этот день в историю Ирана вошел под названием «черная пятница».

Ни военное положение, ни массовые расправы властей, в результате который погибали тысячи людей, не смогли остановить народного движения не затихавшего практически ни на один день. Одновременно с демонстрациями стали проводиться забастовки транспорта, служащих банков и частных учреждений, студентов и преподавателей, рабочих нефтяной и других отраслей промышленности, что являлось основной формой продолжающейся борьбы - второй этап революции вступал в силу.

Всеми социальными слоями были выдвинуты не только экономические но и политические требования: отменить военное положение, обеспечить права и свободу, освободить политических заключенных. В сознании людей зрела необходимость в полной ликвидации правящего монархического режима. Охватившее всю страну движение, при этом практически парализовало почти все экономические центры. Начался отток капитала из Ирана, по оценкам западной прессы он составлял до 50 млн. долларов в день.

Прекратив экспорт нефти лишь на некоторое время, казна понесла убытки в несколько миллиардов долларов.

В ноябре - декабре 1978 года в лозунгах демонстрантов появилось выражение «американский шах», нашедшее свое отражение в народном движении, переплетенное антимонархическими и антиимпериалистическими настроениями. Распространялись листовки призывавшие выселить всех иностранцев из страны, часть ирано - американских учреждений подверглись погромам и поджогам. К декабрю начался массовый «исход» американских граждан из Ирана.

Формирование гражданского кабинета взял на себя Ш. Бахтияр, оно было совершено в конце декабря 1978 года. Шах поручил Бахтияру возглавить правительство, что было расценено западной печатью, как отчаянная попытка удержать престол даже ценой отказа от значительной доли власти.

4 января 1979 года еще до окончательного формирования кабинета, Бахтияр выступая на пресс конференции, пообещал в первую очередь отменить законы военного времени, освободить политических заключенных, ввести свободу партийной деятельности и печати, выйти из военного блока СЕНТО и упразднить САВАК. В отсутствии шаха, который, по словам Бахтияра, должен вскоре уехать за границу «на лечение» страной будет править регентский совет. В том что, миссия Бахтияра может увенчаться успехом, уже мало кто верил в Иране, впрочем, как и за рубежом.

К концу 1978 года применялась более серьезная тактика революционными силами, что свидетельствовало о возможном переходе к вооруженной борьбе. Предпосылками для этого участившиеся случаи дезертирства, неповиновение солдат приказам и открытые бунты. Но, несмотря на это правительство, Бахтияру сформировать все же удалось.

Только после утверждения нового законного правительства большинством голосов меджлисом, шах покинул страну. Провозглашенные 4 января меры, большая часть их, новое правительство начало предварять в жизнь.

Шах назначил семь членов регентского совета, и передал им функции главы государства. Власть оказалась в руках представителей умеренного прозападного крыла светской оппозиции, именно этими событиями, произошедшими в январе 1979 года, датируется новый, третий этап народной революции в Иране.

Программа Бахтияра направленная на осуществление «революции снизу» ограничивала свое движение либерально - демократическими рамками, а программа Хомейна предусматривало свое продолжение народной революции «снизу» вплоть до создания «исламской республики», противоборство этих двух политических платформ, и являлось основным содержанием нового этапа революции.

Правительство Бахтияра было бессильным, лишь номинально оно поддерживалось армией и США, поэтому шло повсеместное создание революционных исламских комитетов, чаще всего штаб - квартиры которых размещались прямо в мечетях, что стало примечательной чертой третьего этапа революции.

В это время в Тегеране происходит окончательное формирование второго центра власти. Это произошло после событий 1 февраля, ознаменовавшихся созданием Временного комитета исламское революции. В народе он получил название «Комитета Хомейни».

В этот период народному движению становится присущ четко выраженный характер революции, в поддержку которого решительно выступило население, используя в качестве средства борьбы всеобщую забастовку. В действительности же, практически непрерывное забастовочное движение охватило не менее 3-4 млн. иранских рабочих и служащих, принявших решение не останавливать демонстрации и забастовки до своей полной и безоговорочной победы. Другими словами, конечной целью протестного движения было установление в стране республиканского режима.

В это время правительство Бахтияра было уже практически снесено волной крепнувшего революционного движения народных масс. Тем не менее, премьер продолжал фанатично цепляться за иллюзию своей власти, приняв за свой козырь поддержку его правительства армией. Хотя, на самом деле, лояльность армии кабинету Бахтияра была чисто номинальной.

1 февраля 1978 года ознаменовался прибытием Хомейни в Тегеран. Со стороны революционных масс его ждал восторженный прием. Народ подтвердил свою готовность бороться с контрреволюцией. В то время как сам Хомейни неоднократно рекомендовал своим сторонникам соблюдать хладнокровие и выдержку во время протестных действий. А также выступал за категорический запрет применения во время демонстраций и забастовок оружия. Со стороны руководства революцией, очевидно, предпринимались все шаги, чтобы избежать ненужного кровопролития и угрозы гражданской войны.

Уже 5 февраля Хомейни было объявлено о формировании временного революционного правительства, во главе которого встал Базарган. Произошло перемещение политической борьбы за власть с улиц в парламентские кулуары. Где со стороны Хомейни одна за одной следовали попытки вызвать массовые отставки в правительстве Бахтияра, чтобы лишить его легальных оснований для продолжения деятельности. Тем не менее, решение назревшего вопроса о власти свершилось по-другому.

На момент 9 февраля иранская монархия фактически оказалась низложенной. Реальная политическая обстановка в стране фактически определялась негласной, но исключительно жестокой борьбой за власть. С целью заполнения политического вакуума, образовавшегося после бегства шаха. Последующие за этим события продемонстрировали, что главными участниками этой политической борьбы была совершенно не Бахтияр в Базаргано. А, главное, даже не армия Ирана, несмотря на то, что в действительности они решили исход революции. На самом деле, борьба развернулась между сторонниками аятоллы Хомейни - клерикалами и лагерем левых сил Ирана. Лагерем с многими действующими лицами, лагерем, чья сила была подточена царившими разногласиями и разобщенностью. Отметим только, что лагерь левых сил Ирана на тот момент составлял более 30 организаций и групп.

9 февраля, вечером, в Тегеране стали заметны тревожные знамения близкого народного восстания. В это время хомейнистам не принадлежала инициатива в действиях народных масс и инициатива в принятии решений. Тем же вечером 9 февраля со стороны подразделений преданной шахской гвардии «бессмертных» последовало нападение на учебную базу военно-воздушных сил страны, размещенной под Тегераном. Военнослужащие воздушных сил страны принимало активное участи в народных волнениях и демонстрациях.

В случае успеха, это нападение имело все шансы стать началом военного переворота и спровоцировало вооруженное восстание в Тегеране. Этой же ночью база была окружена отрядами федаинов и моджахедов, вступивших в бой с шахской гвардией. Утром 10 февраля гвардия понесла тяжелые потери и признала свое поражение.

Все факты говорят о стихийном характере произошедшего восстания, об отсутствии согласия и руководства со стороны политико-религиозной оппозиции.

Утром 10 февраля уже по всему городу отмечались конкретные признаки восстания. Во многих местах раздавались выстрелы и даже пулеметные очереди, почти на всех улицах сооружались баррикады.

Далее события этого дня развивались стремительно. В национальных вооруженных силах усугубился существовавший до этого раскол. Сержантский и старшинский состав практически дезертировали, отказавшись выполнять приказы генералитета и игнорируя приказы Хомейни оставаться в казармах.

На тот момент уже многие факты свидетельствовали в пользу начавшегося раскола иранской армии. Большая группа военнослужащих открыто заявила в газетах о собственной солидарности внародным восстанием [26, с. 161].

11 февраля восстание в Тегеране вошло в решающую фазу. Тем вечером планировалась заранее договоренная тайная встреча Каребаги - начальника генерального штаба и Исламским революционным советом. Но после того, как в ходе вооруженных столкновений предшествующей ночи встреча была сорвана, генерал проявил инициативу и созвал на экстренное совещание Высший военный совет вооруженных сил Ирана, до этого не собиравшийся много лет. На Высшем военном совете присутствовало 50 военноначальников. Во время проведения короткого совещания Каребаги удалось заручиться согласием генералов об объявлении нейтралитета армии с формулировкой «братство армии с народными массами». Это немедленно вызвало среди народа ликование.

Самыми напряженными выдались сутки 11 февраля, в течение которых оказались захваченными все основные опорные пункты режима сбежавшего шаха. Среди них оказались практически все министерства и государственные учреждения, военные гарнизоны и участки полиции. Многие сторонники шаха оказались арестованными.

Начиная с утра 11 февраля «Временный оперативный штаб», возглавляемый Таваккоти, превратился в главный координационный орган захвата власти сторонниками Хомейни. Задача этих сил состояла в недопущении укрепления позиций и вооружения левыми силами. А также в подготовке почвы для перехода на следующий этап - к созданию структуры новой власти, структурные элементы которой управлялись бы напрямую из резиденции Хомейни и штаб-квартиры исламского революционного совета. Также среди главных задач стояло сохранение дееспособных вооруженных сил.

Однако, окончательных захват власти со стороны последователей Хомейни произошел в понедельник 12 февраля, днем позже. Именно в этот день были захвачены гарнизон Салтанабад, в котором располагалась штаб- квартира САВАК, а также ряд американских военных объектов. Захваченным оказался в том числе и аэропорт Мехрабад. Выяснилось, что Бахтияру удалось самым таинственным образом бежать, а в его канцелярии к этому времени уже официально размещался Базарган. Первым указ нового премьер-министра были назначены начальник генерального штаба, временный начальник полиции и трое заместителей премьер-министра.

Едва ли важнейшим заявление, которые были переданы по национальному радио и телевидению 12 февраля, стало новое обращение аятоллы Хомейни. Красной нитью в нем проходил настоятельный призыв к сдаче новым властям оружия, захваченного во время волнений в военных частях и арсеналах.

Так, революционная интуиция иранского народа позволило ему выйти за рамки форм и методов борьбы, установленных религиозным руководством, и позволило осознать необходимость использования вооруженных сил в качестве единственного средства, способного обеспечить немедленное свержение прежнего режима.

В общественном представлении существует неразрывная связь «Исламской революции» и провала реформ, проводимых шахом, его ближайшим окружением под диктовку американских советников, которые были совершенно не озабочены соблюдением интересов народа Ирана, его обычаев и традиций. Все эти действия обеспечили неизбежность произошедшего социального взрыва.

Исламская революция в соответствии с основной направленностью своего характера попадала под определение антиамериканской, антимонархической и антиимпериалистической. С точки зрения движущих сил и методов борьбы это народная революция. А в соответствии с руководящей ролью духовенства и организационно-идеологический подтекст это, бесспорно, исламская революция.

Революцией в Иране была выведена на повестку дня проблема создания системы органов государственной власти, которая смогла бы эффективно подменить собой деятельность государственного аппарата прежнего шахского режима. Однако, процесс создания таких органов оказался отмечен многими сложностями и противоречивым характером.

Исторически доказано, что среди сторонников антишахского движения находятся самые неоднородные социальные слои и классы. В ходе революционного восстания каждой социально-классовой силой преследовались собственные цели. К примеру, революционные события выдвинули на передний план политической борьбы иранское духовенство, возглавляемое Хомейни. Оно стало бесспорным лидером и движущей силой антишахской коалиции, влияние духовенства на формирование структуры новых органов власти оказалось решающим.

Уже в феврале 1978 Хомейни приветствовался как политический и духовный лидер иранского народа. Также был организован Исламский революционный совет в составе 15 членов, который осуществлял руководство Ираном вместе с временным правительство. Во главе которого стоял Мехди Базарган, лидер Движения за свободу Ирана. 1 апреля 1978 г. состоялось провозглашение Ирана Исламской Республикой Иран. А в декабре была принята и ратифицирована новая конституция, в соответствии с которой Хомейни объявлялся пожизненным руководителем страны (факихом).

В новой конституции высшая власть в стране официально закреплялась за Хомейни, а в случае его смерти - за выбранным лично им преемников. Прерогативы гражданской политической власти закреплялись за Президентов, Премьером и Меджлисом. Таким образом, ратификация данной Конституции узаконила установление в Иране теократического режима, со всеми присущими ему пороками и характеризующими его атрибутами. Фактически Исламская республиканская партия (ИПБ) превратилась в правящую.

1 апреле 1979 года в Иране состоялся референдум в ходе которого гражданам было предложено ответить на вопрос - «Вы за монархию или за исламскую революцию?». По итогам этого референдума аятоллой Хомейни было провозглашено начало «правления Аллаха» в Иране. Страна теперь стала называться Исламской республикой Иран, а общественные и семейные отношения, органы образования и управления подвергались усиленной исламизации.

Исламский способ правления изначально подразумевал безраздельное господство представителей духовенства, что совершенно не предполагает суверенитет граждан страны. Характер и направление политического развития Ирана после свержения режима шаха во многом определены практическим господством духовенства и претворением в жизнь теорий исламизации.

Тот период сопровождался жаркими дискуссиями относительно выбора правильных путей, которые способны привести к достижению целей революции. Кто-то предлагал опираться на опыт СССР, кто-то приводил в пример США. Но одержало верх мнение, что Ирану необходим собственный путь развития.

Появившиеся во время исламской революции идеалы иранской независимости, отразились при формировании курса «Ни Запад, ни Восток, а Исламская республика», который в дальнейшем определял характер отношений Ирана с остальными странами. Особенно это касалось стран-соседей. Именно выработкой данного независимого национального курса Иран оградил себя от необходимости переходить на сторону одной из «сверхдержав». Взятый курс на национальное самоопределение в вопросах геополитики обусловил расторжение ряда гражданских и военных договоров с США и многими другими государства Запада. В стране были закрыты многие иностранные банки и прекращена деятельность иностранных компаний.

В Исламской Республике Иран шиитское правительство предприняло все шаги, чтобы созданные во время исламской революции организации привлечь на свою сторону и сделать своей надежной опорой. Как вооруженный оплот нового режима, были создан Корпус стражей исламской революции, под контроль которого попали армия, а также сохранившиеся органы жандармерии и полиции. На предприятиях и в учреждениях были созданы органы самоуправления, которые со временем под руководством мулл преобразовывались в «исламские комитеты». В которых разрешалось принимать участие и предпринимателям. Исламские комитеты вместе с территориальными комитетами, созданными при мечетях, представляли собой низшую базу нового режима Ирана.

Принято считать, что, возродив так называемый «первоначальный ислам», Хомейни загнал свою страну обратно в средневековье. Мы считаем это весьма спорным утверждением. Поскольку в отдельности и Коран, и шариат безмолвствуют по поводу исламской республики во главе с президентом, парламентов и имамом, который стоит над государственной политической конструкцией. Однако, в шиитском направлении рассматривают различные типы устройства государства.

исламский революция религиозный политический иран

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>