Влияние исламской революции на экономику Ирана - Исламская революция 1979 года в Иране
Полная версия

Главная arrow История arrow Исламская революция 1979 года в Иране

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Влияние исламской революции на экономику Ирана

После победы в Иране Исламской революции 1978-1979 гг. у нового руководства страны отсутствовал четкий план экономических реформ. Концепция так называемой «тоухидной» экономики показала свою недостаточную приспособленность к серьезным экономическим преобразованиям в соответствии с исламрм, как того хотели многие религиозные деятели. Само понятие «тоухидная экономика» стало активно употребляться после издания одноименной книги Аболхасана Банисадра, которая увидела свет за рубежом практически за несколько недель до начала революционных событий.

Моделью в «Тоухидной экономике» является идеальное исламское общество, в котором каждый человек - собственник средств производства, что в этом случае допустимо в рамках возможностей личного труда, а не капитала, а высокий доход, получаемый без приложения дополнительных личных усилий, неправомерен. Банисадр рассматривает идеальное исламское общество как мир с господством изобилия и отсутствием государственных границ, основной ценностью которого провозглашено знание. Такое общество, с точки зрения автора, является вполне реальным через двенадцать поколений.

В книге достаточно четко проявляется влияние утопических социалистов, в первую очередь Прудона, с трудами которого Банисадр, в течение длительного времени живший на Западе и получивший там образование, был хорошо знаком.

Российским исламоведом В.П. Цукановым выделяются такие признаки тоухидной модели:

1) Главная проблемой с позиции тоухидной экономики заключается в неправомерном распределении богатства.

2) Отрицается взаимосвязь роста частной собственности и товарно-денежного характера производства.

3) Автаркия является средством освобождения от политической и экономической зависимости от других государств.

Таким образом, хотя иранская тоухидная модель характеризуется автономностью, ее основные положения вполне соответствуют постулатам исламской экономической концепции в целом.

То, что понятие «тоухидной экономики» непосредственно относится к Банисадру, подтверждается тем фактом, что вскоре после того, как данный деятель покинул пост президента и советника имама Хомейни, экономику Ирана перестали называть тоухидной. В данный перечень следует также внести политику поощрения мелких производителей.

Существенное влияние на формирование представлений иранцев о справедливом экономическом строе принадлежит идеям видного мусульманского мыслителя Али Шариати (1933-1977 гг.). Его мысли о том, что образцовое общество является бесклассовым обществом, было поддержано организацией «Моджахедине халк» («Муджахиды иранского народа»), представителями левой мусульманской интеллигенции и др.

Таким образом, после победы Исламской революции руководство страны не имело внятной концепции социально-экономического развития по исламу. В силу объективных, но в большей мере - субъективных причин утопические концепции Банисадра не могли использоваться как теоретическая база для экономических реформ в соответствии с исламом. Другими же авторами не была сформулирована комплексная концепция развития в духе ислама, а опыт других мусульманских государств по исламизации экономики не попал в поле зрения иранских экономических деятелей.

После победы в Иране Исламской революции, на начальной стадии экономических преобразований, в качестве одного из основных моментов встал вопрос о собственности. Конституция ИРИ, принятая в 1979 г., объявила приоритетной общественную собственность. В связи с этим, в стране началась национализация и усиление роли государства в экономике. Национализация коснулась и банков. К моменту начала реформ в Иране функционировали 36 специализированных и коммерческих банков. После национализации таких банков было образовано соответственно 4 и 5.

В 1983 г. состоялось принятие закона Исламской Республики Иран «О банковских операциях безриба (ростовщического процента)», предусматривавшего, что всем банкам страны следовало в течение года перевести свои депозиты на беспроцентную основу, а в течение трех лет упорядочить все свои операции согласно требованиям шариата. Были сформулированы 14 типов операций, пригодные для создания активов и пассивов банков: мудараба, мурабаха, иджара, салаф (аналог байас-салам), джуалаи др. Вместе с тем, у банков появилась возможность покупки долговых «инструментов» на срок не больше года - при условии их подтверждения реальными активами.

Согласно статье 3-й указанного закона банки страны принимали депозиты на условиях, установленных для каждого из следующих типов счетов:

1) беспроцентные (карз ал-хассане (араб. - кард ал-хасан), в свою очередь, подразделяемые на текущие и сберегательные,

2) инвестиционные депозиты на определенных условиях.

При этом держатели и текущих, и сберегательных счетов получали гарантию сохранности депонированных средств. Такая гарантия, как на наш взгляд, не вполне согласовывается с понятиями большей части исламских экономистов о необходимости разделения риска между банком и вкладчиками.

Законом разрешается, «применяя рекламные приемы» (статья 6) предоставлять вкладчикам нефиксированные премии в форме наличных средств или беспроцентных депозитов; освобождать вкладчиков от оплаты определенных банковских услуг или предоставлять скидки при оплате комиссионных, и/или сборов; предоставлять вкладчикам преимущества в банковском обслуживании при проведении банковских операций.

Владельцы же срочных инвестиционных счетов обладают возможностью получения дополнительных (кроме основного размера депозита) средств, величина которых связана с прибыльностью проекта, который финансирует банк. Тем не менее, и здесь существует гарантия сохранности основной суммы. Вместе с тем, закон предусматривает особую социальную роль в Иране исламских банков. В частности, согласно статье 1499, для реализации положений, установленных в статье 43 (пункты 2 и 3) Конституции ИРИ, банками должна выделяться часть средств на выдачу нуждающимся беспроцентных ссуд. Порядок проведения этой процедуры разрабатывается Центральным банком и утверждается Кабинетом министров. К примеру, беспроцентные ссуды кард ал-хасан предоставлялись гражданам, имеющим низкий уровень доходов на финансирование строительства дешевого жилья, а также направлялись на поддержку малого предпринимательства в сельскохозяйственном производстве и т.д.

Кроме того, законом (статья 8) запрещается участие банков в финансировании проектов, направленных на производство предметов роскоши и потребительских товаров, которые не являются предметами первой необходимости. Тем не менее, практический процесс исламизации экономики проходил далеко не всегда в соответствии с представлениями и желаниями реформаторов банковской сферы. Как и исламские банковские учреждения в других государствах, банки Ирана не особо стремились к уменьшению доли финансирования торговых операций в своем портфеле и соответственно к увеличению доли участия в инвестиционных проектах на базе системы разделения прибылей и убытков.

В частности, за 5 лет (1985-1990) доля мударабы снизилась с 18,1% до 10,7%, а доля мурабахи за то же время выросла с 33,3 % до 46,4%.

В отдельной главе указанного закона рассматриваются вопросы регулирования банковской деятельности Центральным банком. В результате реформ в банковской сфере Ирана кредитно-денежное регулирование попало в зависимость и подчинение бюджетной политики, что впоследствии - исходя из интересов государства - обусловило «размывание» исламских принципов в банковской деятельности.

Единственным и по сегодняшний день реально функционирующим институтом исламской экономики в Иране оказались «боньяды», исламские фонды, которые совмещают социальные и экономические функции. Ряд исследователей рассматривает данные фонды как современную модификацию вакфов.

Создание первого крупного из них - Фонда обездоленных - произошло в марте 1979 г. на базе конфискованного имущества, принадлежавшего шаху и его приверженцам. На сегодняшний день он является холдингом, состоящим из многочисленных компаний.

Затем по мере национализации банковских и страховых учреждений, промышленных и торговых компаний в исламские фонды поступили чрезвычайно большие средства. Рост благосостояния таких фондов обусловлен налоговыми и иными льготами. В частности, согласно данным 2001 года, Фонд обездоленных, имеющий капитал в 12 миллиардов долларов, являлся второй наиболее крупной компанией в стране, уступая только Иранской национальной нефтяной компании (ИННК).104 Наряду с Фондом обездоленных были образованы другие боньяды: Комитет помощи имама Хомейни, Фонд шахидов, Фонд помощи жертвам войны, Фонд хордада и другие.

Однако по объективным причинам начальная стадия исламизации экономики завершилась в середине 80-х гг. Шла ирано-иракская война (1980-1988 гг.), наблюдалось падения мировых цен на нефть, в стране отмечался рост бюджетного дефицита. С учетом отсутствия определенного плана по исламизации экономики, нетрудно понять причины, по которым примерно в то время в Иране начался постепенный отказ от экономического развития в духе ислама. Ирану пришлось «открыться» для внешнего мира для того, чтобы выдержать войну и разрешить проблемы экономики, то есть страна была вынуждена отказаться от автаркии - одного из важнейших положений тоухидной модели.

Еще раньше были подвергнуты изменениям ряд законов, разработанных в соответствии с исламским экономическим учением. В частности, в 1982 г. состоялось принятие нормативно-правового акта, регулировавшего передачу государству крупнейших месторождений, рудников и шахт. Данный документ был основан на исламских представлениях о собственности. Все полезные ископаемые и недра стали принадлежать мусульманской общине (умме) и попали в собственность государства. Тем не менее, спустя почти два года после принятия этого документа он подвергся изменениям, благодаря которым возникла возможность передачи неэксплуатируемых горнорудных предприятий в частную собственность. В 1985 г. был принят новый закон, создавший дополнительные благоприятные условия для образования негосударственных горнодобывающих компаний (в основном, путем создания смешанных предприятий). Государственное регулирование ряда аспектов экономики себя не оправдало, и в конце 80-х гг. в Иране началась либерализация некоторых отраслей экономики.

Реформы, которые проводил президент М.Х. Рафсанджани (1989-1997 гг.), заключались в либерализации внутренних цен (в первую очередь, на сельскохозяйственную продукцию); либерализации валютного обмена и внешней торговли; частичной приватизации государственного сектора; постепенной ликвидации ценового субсидирования продовольственной продукции, замене субсидий на адресную помощь и т.д. Первым пятилетним планом предусматривалось привлечение зарубежных кредитов, несмотря на существование конституционного принципа, запрещающего внешнее вмешательство в экономику Исламской Республики Иран, включая и капитал.

Период президентства Хатами характеризовался некоторой либерализацией в политической и культурной сферах, в особенности в приватизации и внешнеэкономическом сотрудничестве.

Причем об исламизации экономической деятельности уже не говорилось даже на уровне деклараций. В частности, в Четвертом плане культурного, социального и экономического развития ИРИ на 2005-2009/10 гг., утвержденном законом, принятым меджлисом в августе 2004-го, не содержатся указания на исламскую направленность экономики государства.

Как справедливо отмечает специалист по экономике Ирана Н.М. Мамедова, именно на экономике в больше всего сказался процесс развития исламского режима в стране, воплотившийся, в первую очередь, в осуществлении приватизации и привлечении иностранных инвестиций.

С другой стороны, закон «О банковских операциях без риба» не был отменен. Тем не менее, процентная система не была искоренена как во внешней экономике, так и во взаимоотношениях иранских хозяйствующих субъектов.

Ранее мы уже отмечали, что далеко не все в работе банков в Иране согласуется с классическими мусульманскими представлениями о запрете ростовщичества, даже при допущении большей либеральности современной джафаритской правовой доктрины в трактовке исламских экономических положений по сравнению с некоторыми суннитскими школами. К примеру, с первых же дней действия указанного закона банки и власть фактически игнорировали запрет на процентные транзакции в отношениях между собой. Правительство продолжало брать у банков ссуды с выплатой фиксированной надбавке к основному долгу. При этом такие операции не рассматривались в качестве нарушающих исламский запрет на ростовщичество и статью 21 указанного закона, в которой говорится: «В своих взаимоотношениях с другими банками Центральному банку Исламской Республики Иран не разрешается проводить банковские операции, связанные с ростовщичеством в любой форме; те же правила действуют и для других банков, проводящих межбанковские операции».

В 1999 г. Центральным банком ИРИ было принято постановление, согласно которому разрешалось создавать банки и страховые компании при 100%-м иностранном участии без всяких ограничений их функционирования в учрежденных согласно закону 1993 г. об образовании свободных коммерческо-индустриальных зон.

Не соответствовала исламскому идеалу ситуация и на рынке ценных бумаг. В июле 2002 г. были выпущены первые в истории ИРИ еврооблигации сроком на 5 лет на сумму 500 миллионов евро. По своей сущности эти облигации такие же, как и обычные западные облигации, запрещенные шариатом. Иначе говоря, продуманная политика, направленная на образование и становление исламского фондового рынка по примеру Малайзии, отсутствует.

Исламизацией экономики Ирана оказались не затронутыми некоторые другие важные сферы. В частности, не был решен на государственном уровне вопрос реформирования налоговой сферы страны в соответствии с исламскими традициями. Во время войны между Ираном и Ираком в меджлисе шло обсуждение закона о повышении ряда светских налогов. Вместе с тем в обществе стал актуальным вопрос о правомерности повышения ставки и доли неисламских налогов в государственной экономике. К примеру, закят, часть средств с которого могла направляться на джихад, в данном случае на защиту страны от иракской армии. Тем не менее, мусульманские налоги так и не были включены в числе обязательных на уровне законодательства, хотя налоговое бремя в Иране не было столь велико, как к примеру, в Пакистане, где данный налоги (`ушр и закят) используются на пополнение бюджета.

Исламские налоги хумс и закят выплачиваются или прямо в мечети, или в исламский фонд, или конкретному муджтахиду. Как справедливо замечает американский ученый Сохраб Бехдад, имеющий иранское происхождение, сегодня в Иране от исламской экономики остались только хиджабы на женщинах, которые работают вне дома, да процветающий выпуск одежды, отвечающей требованиям шариата.

Возможно, данное утверждение выглядит как преувеличение, но то, что на сегодняшний день в Иране отсутствуют силы, заинтересованные в исламизации экономики, - это факт.

Массовое сознание населения страны ассоциирует исламскую экономику или с полуутопией Банисадра, или с национализацией и государственной поддержкой обездоленных (мустазафин), а не с реально функционирующим справедливым перераспределением благ в обществе.

По замечанию экспертов, повышение цен в экономике Ирана обусловлен несколькими факторами.

Известно, что в марте 2008 года руководство страны ввело коммерческую цену на бензин, превысившую установленную государством больше чем в четыре раза. Исходя из того, что основной поток грузоперевозок в стране осуществляется автомобильным транспортом, это обусловило рост цен на все товары.

Структурная инфляция, характерная для иранской экономике со времени Исламской революции, в течение последних лет стала усиливаться в связи с увеличением объема денежной массы.

Негативно влияет и ситуация на мировых топливных и продовольственных рынках. Как мы знаем, Иран, как и прежде, зависим от поставок бензина, риса и определенных сортов пшеницы из-за рубежа. Правительство страны все с большим трудом поддерживает низкий уровень цен на внутреннем рынке при их росте за границей. Сниженная цена на товары, кроме того, способствует еще большему их потреблению и, следовательно, увеличению объема импорта, выросшего с 49,3 млрд. долл. США в 2006 г. до 71,5 млрд. долл. в 2007 г. и продолжающего расти.

Следует заметить, что положительное сальдо было достигнуто в силу устойчивого увеличения стоимости нефти и, как результат, высоких прибылей от ее реализации в 2007 г. (88 млрд. долл.). Между тем дефицит внешнеторгового баланса ИРИ (за вычетом поступлений от экспорта нефти) с апреля 2007 г. по апрель 2008 г. превысил 3,2 млрд. долл. США. При этом, как и прежде, иранский экспорт по качеству значительно уступает импорту. На 88,4% он состоит из сырья, в то время как основную массу ввозимых продуктов составляют промышленные товары, что несет серьезную угрозу для внутреннего производителя.

Как отмечают эксперты, анализ текущей макроэкономической ситуации в Иране позволяет сделать неутешительные прогнозы ее дальнейшего развития. Если в 2004, 2005 и 2006 гг. наблюдалось определенное увеличение данного показателя (4,8; 5,7; 6,2%), что многими экспертами трактовалось как реакция на успешные преобразования периода президентства М. Хатами, то в 2007 г. проявились обратные тенденции (снижение до 5,3%) с их прогнозируемым закреплением в 2008 г. (снижение до 4,5%).

Как известно, ИРИ является четвертым в мире экспортером нефти, а отчисления в бюджет страны от ее продажи на экспорт составляют около 80% всех отчислений. Международные финансовые организации считают, что для того, чтобы не столкнуться с бюджетным дефицитом, Ирану необходима цена на нефть на уровне 90 долл./баррель.

Однако нельзя и забывать о последствиях Иранской революции - санкциях США. Санкции включили в себя полный запрет гражданам и компаниям США вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями, в том числе в нефтегазовой отрасли.

Американское правительство также подвергло санкциям предприятия третьих стран, которые нарушают условия американского эмбарго.

После вторжения иракской армии в Иран в 1980 году правительство США усилило санкции против Ирана. Введённые в 1984 году санкции предусматривали запрет международным финансовым организациям на выдачу кредитов Ирану, всем странам - на продажу оружия и всякую помощь Ирану. В 1987 году был полностью запрещён всякий товарообмен между США и Ираном. В этом же году иранские и американские корабли впервые сошлись в боевом столкновении.

В 2000-х реформистское правительство Мохаммада Хатами не добилось практически никакого смягчения санкций, за исключением чисто символических жестов: снятие запрета на торговлю лекарствами, медицинского оборудования, икрой и коврами.

В 2005 году правительство Ахмадинежада приняло решение расконсервировать программу по обогащению урана на территории Ирана, свёрнутую Хатами. В ответ на это администрация Буша ввела целый ряд новых санкций: главным образом, против иранских банков, а также компаний и физических лиц, так или иначе связанных с атомной и оружейной промышленностью Ирана.

После принятия четырех Резолюций СБ ООН, начиная с 2006 г., санкции приобрели международный характер. Первые три санкционные Резолюции СБ ООН (от 2006-2009 гг.) не носили масштабного характера. Так как санкции ужесточались постепенно, иранская экономика также постепенно приспосабливалась к ним.

В середине 2010г. Соединенные Штаты ввели дополнительный пакет односторонних санкций. 26 июля 2010 г. дополнительные санкции ввел Европейский Союз. В 2011 г. санкционное давление на Иран продолжилось.

В мае 2011 г. Евросоюз принял поправки, ужесточающие санкционный режим в отношении ИРИ. 22 января 2012 г. Евросоюз ввел эмбарго на закупки иранской нефти, о прекращении всех контрактов после июля 2012 г. Но Иран в ответ не стал дожидаться июля, и уже в январе заявил о приостановке своего экспорта в Европу (пока только английским и французским компаниям). Ударом по внешней торговле Ирана стали санкции на международные операции с иранскими банками.

В 2012 правительство ИРИ прекратило, в ответ на санкции западных стран, продажу нефти США и Великобритании, а с начала 2013 - и Евросоюзу.

Эффективность экономических санкций мы можем рассматривать в разных аспектах:

- с точки зрения итогов экономического роста,

- с точки зрения изменений в социальном положении населения,

- с точки зрения изменений в экономической политике,

- с точки зрения изменения внутриполитической ситуации в стране.

Оценить влияние санкций на основе макроэкономических показателей весьма сложно. Официальных статистических данных в Иране не было опубликовано даже по результатам 2012 г., что само по себе являлось косвенным свидетельством снижения динамики экономического роста.

По оценочным данным Центрального банка Ирана рост ВВП в 2010/11 г. составил 5,5%, в том числе ВВП без нефти - 6,1%. По данным же CIA Factbook в 2010 г. объем ВВП ИРИ вырос всего на 1,5%. То есть в любом случае падения ВВП до отрицательного уровня не произошло, динамика ВВП осталась положительной. В 2011 г. иранскому руководству также удалось в целом сохранить экономическое равновесие. Фактически осталась на прежнем уровне добыча нефти. Среднегодовой уровень за 2011 г. составил 3,6 млн. барр. /день, что даже превысило уровень добычи в 2010 г. (3,5 млн. б/д). Темп роста ВВП по обменному курсу оценен в 2,2%. Но если, например, сравнить с оценкой ВВП Ирана Всемирным банком в 2010 г. по ППС в 838,7 млрд. долл. (18 место в мире по объему экономики), то рост превысил 16%. Размеры ВВП поданным «The Economist» на душу населения соответственно составили в 2011 г. 5040 и 12720долл., а темпы инфляции - 16,5%. По данным ЦБ ИРИ, в феврале 2012г. уровень инфляции превысил 20%. Но для страны, отменившей субсидии на ряд товаров, этот уровень не представляется высоким. Как ни парадоксально, на снижение уровня роста инфляции влияет санкционный режим, ограничивший импорт, заменивший европейские товары более дешевой китайской продукцией.

Не повлияли санкции и на норму валовых инвестиций, она осталась достаточно высокой - на уровне 26-27%, что гарантирует рост экономики, особенно учитывая оптимальную в Иране технологическую структуру капиталовложений. Сокращение в результате санкций притока прямых иностранных инвестиций, доля которых и до этого была невелика, было компенсирована увеличением частных - как в результате приватизации, так и реализации совместных с государством проектов.

Достаточно высокими остаются золотовалютные резервы Ирана. На начало 2012 г.- около 110 млрд. долл. (22 место в мире).

Одним из самых негативных результатов является ускорившийся процесс вывода из Ирана иностранных инвестиций. Достигнутые ранее соглашения с иностранными компаниями фактически оказались разорванными.

Стал выводиться не только иностранный, но и отечественный капитал. Платежный баланс за 2010/11 г. показывает, что отрицательное сальдо счета капитала практически удвоилось за счет последнего квартала 2010/11 г., или первого квартала 2011 г.

Таким образом, влияние санкций с точки зрения динамики экономического роста на сегодня пока не катастрофично.

Прежде всего, это - рост инфляции, рост безработицы, снижение активности бизнеса, снижение уровня социальной поддержки за счет постепенной отмены субсидий на поддержание цен. Проблему с инфляцией правительство пытается решить разными методами. Для населения - это выплата компенсаций за отмену субсидий, которая составляет весьма значимую величину - от 45-до 80 долл. более чем для 90% семей, отнесенной к нуждающимся по закону о субсидиях. Кроме того, правительство пошло на либерализацию процентных ставок по сберегательным вкладам, разрешив их повысить до 21%, т.е. уровня инфляции. Для снижения безработицы (по оф. Данным - 11%, по оценкам-15,3%) и активизации частного бизнеса увеличиваются выплаты из Нефтяного и Национального фондов.

Составленный на 2012/13г. бюджет больше предыдущего на 5,6%. Сколько-нибудь значительного снижения доходной части бюджета за счет экспорта нефти вряд ли в текущем и в следующем году произойдет. Снижение экспорта нефти (по оценкам на 20-25%) с большой долей вероятности будет компенсировано адекватным ростом цен на сырую нефть. За счет увеличения военных расходов (более чем на 15%) будет увеличена занятость на предприятиях ВПК.

Если бы не мировой кризис, а главное, если бы не санкции, правительству М. Ахмадинежада не удалось бы провести через меджлис новые направления экономической политики. Само правительство несколько последних лет пыталось повысить эффективность экономики за счет усиления в ней роли частного сектора и рыночных факторов. Меджлис в конце 2010 г. согласился принять достаточно радикальные меры по сокращению субсидирования ряда товаров. Был принят Targeting Subsidy Plan (Reform), рассчитанной на пять лет, согласно которому с конца декабря 2010г. были введены новые тарифы на нефтепродукты, природный газ, электроэнергию, воду, проезд в общественном транспорте и такси.

По разным оценкам, субсидии оценивались от 60 до 100 млрд. долларов в год, что составляло от 15 до 25% ВВП страны и равнялось экспорту страны. Однако вместо «шокового» отпуска цен в результате отмены субсидий одновременно стала внедряться адресная помощь малоимущим слоям населения. Эти радикальные меры по укреплению рыночных основ экономики продолжили ранее принятые правительством меры. Так, удалось внедрить в налоговую практику НДС. Еще в феврале 2010 г. был принят закон о банках в свободных экономических зонах, более либеральный, чем закон 1983г. Стало расти число частных банков, частных инвестиционных фондов, создаваемых по инициативе правительства для ускорения процесса приватизации.

В условиях сокращения из-за санкций поставок в Иран новейших технологий иранское руководство сделало наиболее приоритетным создание высокотехнологических компаний. Поставлена задача к 2015 году войти в десятку ведущих в этой сфере стран мира.

В ответ на запрет поставок в Иран бензина правительство разработало программу строительства новых НПЗ и расширения мощностей действующих. В свою очередь, сокращение субсидий на топливо и введение адресной помощи привело к уменьшению потребления бензина на 10-20% (включая сокращение нелегального вывоза дешевого иранского бензина в соседние страны).

В 2011 г. иранскому руководству удалось в целом сохранить экономическое равновесие. В 2012 г. стабилизироваться ситуация на нефтяном рынке, когда не только Китай, но и Япония, и даже Южная Корея и Индия, которые в начале года заявляли о сокращении закупок иранской нефти, а сейчас говорят о продолжении торговли с Ираном. При этом начали решаться проблемы с оплатой нефти - через национальные валюты, через золото, хотя США наложило запрет и на этот вид расчета, через бартерные сделки, через создание новых мелких посреднических компаний, которые хотя и сокращают прибыль иранской стороны, но позволяют решать проблемы с реализацией нефти и закупками необходимых Ирану товаров.

5 августа 2014 Россия договорилась с Ираном о заключении крупной товарно-сырьевой сделки, которая позволит ослабить для обеих стран влияние западных санкций. Стороны подписали пятилетний меморандум о взаимопонимании, который предусматривает поставку в Иран российского оборудования и потребительских товаров в обмен на иранскую нефть.

Таким образом, подытоживая итоги исламской революции для экономического развития Ирана отметим, что до победы Исламской революции экономика Исламской Республики Иран носила смешанный, государственно-частный характер. Государственный сектор окреп в период экономического роста, последовавшего за четырехкратным скачком цен на нефть в 1973-1974 гг., при этом успешно функционировал частный сектор, а иностранный капитал привлекался для участия в большинстве инвестиционных проектов. Однако после Революции 1979 г. начался процесс национализации экономики Ирана. Государством было национализировано большинство частных компаний, прежде всего банки и страховые компании. Произошла переориентация экономики, большее внимание уделялось внутреннему развитию, а внешние рынки остались без особой заинтересованности. Первоначально иранское правительство предполагало ограничить национализацию основными подразделениями обрабатывающей промышленности, а также компаниями, принадлежавшими владельцам, которые сотрудничали с режимом шаха. Однако процесс зашел дальше, чем первоначально предполагалось. К середине 1980 годов в руках государства было сосредоточено более 90% предприятий с численностью персонала не менее 100 человек. Конфискованная собственность попадала под контроль двух организаций - Боньяд Мостазафин (Фонд помощи обездоленным) и Боньяд Шехид (Фонд мучеников).

Рассматривая Конституцию ИРИ, можно заключить, что национализация внешней торговли предусмотрена Конституцией, однако в начале 1990-х гг. несколько законов, принятых Меджлисом (парламентом) в развитие данного ее положения, были отклонены Советом попечителей (главным законодательным органом Ирана). Тем не менее, большая часть внешнеторговых операций находится под контролем государства.

В Иране признается право частной собственности, однако в вопросах частной собственности не прекращаются дебаты о допустимых масштабах и сферах деятельности частных предприятий, которые продолжают доминировать в таких сферах, как сельское хозяйство, розничная торговля, транспорт и строительство.

В Конституции Ирана говорится о необходимости плановой экономики. Однако, несмотря на создание соответствующего ведомства, не было разработано ни одного долгосрочного сводного плана вплоть до 1989 г., когда был принят пятилетний план развития и реконструкции. Тем не менее, государство регулирует почти все области экономической деятельности посредством годовых бюджетов, непосредственным участием в производстве товаров и услуг, через ценовую политику, нормирование, выделение сырья и контроль над внешней торговлей.

В настоящее время экономическое развитие Ирана характеризуется сильной зависимостью от нефти, сохранением государственного контроля над основными отраслями экономики, государственного сектора, централизованного планирования, внедрением исламских экономических норм в экономику.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>