Израиль и Саудовская Аравия - два наиболее последовательных противника Ирана - Изменение во внешней политике Ирана в конце XX – начале XXI века
Полная версия

Главная arrow История arrow Изменение во внешней политике Ирана в конце XX – начале XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Израиль и Саудовская Аравия - два наиболее последовательных противника Ирана

Построение внешней политики Ирана на Ближнем Востоке зависит от нескольких факторов. Объявленное духовными лидерами объединение исламского мира, идет в одной волне с нынешней политикой руководителей. Они объявили о том, что будут поддерживать добрососедские отношения со всеми государствами. Однако среди этих стран есть один непримиримый соперник и враг. Это Израиль. Также две аравийские страны, Королевство Саудовская Аравия (КСА) и Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ). И разное толкование ислама здесь не играет важной роли. И ОАЭ, и КСА являются, прежде всего, экономическими и геополитическими соперниками. Администрация США, в свою очередь использует разногласие исламских государств, и через поддержку саудитов пытается дестабилизировать Иран и его союзников.

Ещё, есть два государства, в верности которым Иран подтверждает свой курс - Ливан и Палестина, два государства имеющих военные сопряжения с Израилем. Исследуем же причины таких взаимоотношений государств и политику Ирана в их отношении.

ИЗРАИЛЬ. После принятия резолюции №181 ГА ООН по территории Палестины и разделу её на два государства, весь арабский, а в купе с ними и исламский, мир сразу резко негативно отнеслись к будущему государству Израиль. В ходе многочисленных боестолкновений и войн, территория Южного Ливана оказалась под контролем израильской армии. Большая часть мусульман Ливана являлись шиитами. При содействии Иранского КСИР в 1982 г. было создано движение Хезбалла. Движение было создано на волне антиизраильских и антиамериканских настроений для борьбы с израильским присутствием в Южном Ливане. Корпус Стражей Исламской Революции на систематической основе оказывает финансовую и военно-техническую помощь Хезбалле. После того, как у Ирана появились баллистические ракеты, и территория Израиля стала в радиусе доступа, отношения обострились еще больше.

15 августа 2004 г. Иран заявил, что вся территория Израиля теперь находится в радиусе поражения новых иранских баллистических ракет «Шехаб-3». Были проведены демонстрационные испытания ракеты «Шехаб- 3» с радиусом поражения 1300 км., при этом Иран заявил, что ему удалось повысить её точность. Ответом на это стали проведённые Израилем 28 июля 2004 г. испытания модифицированной системы ПВО Arrow II, созданной при содействии США, и призванной защитить страну от иранской угрозы. 18 августа -- Иран заявил, что нанесет ответный удар по ядерному реактору в Димоне на юге Израиля, если тот посмеет атаковать иранскую АЭС в Бушере. Эти высказывания являются реакцией на неоднократные заявления Израиля о том, что он не допустит, чтобы Иран обладал ядерным оружием, и для предотвращения этого готов на всё, включая удары по иранским ядерным объектам. По распоряжению премьер-министра Ариэля Шарона в израильской разведке «Моссад» был создан специальный отдел, занимающийся иранскими ядерными программами».7 Израиль через своего старшего товарища и покровителя США оказывает всяческое воздействие по прекращению ядерной программы Ирана, опасаясь, не безосновательно, что Иран создаст ядерное оружие. Апеллируя только этими аргументами, Израиль с каждым годом нагнетает политическую обстановку между странами. В последние месяцы, по нашему мнению, произошли важные события, которые важны для внешней политики Ирана.

Прологом для нового курса Ирана стало выступление постоянного представителя Ирана по правам человека в Совете безопасности ООН Захра Аршади в Женеве. Она выступила с осуждением преступлений сионистского режима против палестинского народа. В докладе отмечалось: «Положение с правами человека в Палестине и на других оккупированных арабских территориях, включая убийство мирных палестинцев, уничтожение инфраструктуры и разрушение жилых домов, являются примерами явного нарушения сионистским режимом международных норм в области прав человека, резолюций ООН и Женевской конвенции».

По словам Аршади, отказавшись от сотрудничества со специальным докладчиком ООН, Израиль высмеял все усилия международного сообщества, направленные на преодоление плачевного положения в области прав человека на оккупированных палестинских территориях. Аршади призвала мировое сообщество подвергнуть судебному преследованию в международных учреждениях израильских официальных лиц, совершивших антигуманные и военные преступления в отношении палестинцев»8.

Вторым событием, повлиявшим на ситуацию вокруг Ирана, стала поставка из России в 2016 г. обещанных по контракту еще до санкций, зенитно-ракетных комплексов С-300. С появлением российских разработок в вооруженных силах Ирана было создано над ИРИ «безопасное небо». Не случайно, что против этих поставок очень яростно еще в 2010 г. боролся израильский премьер Биньямин Нетаньяху. Он даже летал в Москву, чтобы сорвать контракт. «Канцелярия премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху отказалась давать комментарии в отношении начала поставок в Иран российских зенитно-ракетных комплексов С-300, не смотря на то, что против данной сделки израильское правительство возражало почти десять лет»9.

Уступив в вопросах военных поставок для модернизации национальной армии Ирана, Израиль не собирался сидеть сложа руки. Правительство Нетаньяху попыталось другими способами давить на Иран. В частности, блокировкой ядерной программы. Об этом на днях заявил заместитель министра иностранных дел по правовым вопросам Аббас Аракчи выступил с обвинениями в адрес Израиля, Саудовской Аравии и «экстремистского лобби» в США в попытках задержать полную реализацию ядерного соглашения»10.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ и Иран, будучи центрами двух основных ветвей ислама, претендуют на неформальное лидерство в исламском мире. Помимо этого обе страны являются крупнейшими добытчиками нефти. Желание стать главенствующей страной в исламском мире приводит к текущему противостоянию Ирана и КСА. Начало обостренных отношений началось после свержения шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, так как Саудовская Аравия является абсолютной монархией. Дальнейший курс Ирана по строительству религиозного государства, также вносили свою лепту. КСА, несмотря на всю строгость шариатских законов, является светским государством. Для более успешной борьбы с Ираном саудиты заигрывают с американской администрацией. Или это американцы используют саудитов в борьбе против Ирана. В Персидском заливе, по просьбе шейхов располагается Американский флот, огромное число баз на территории истерзанного хаосом Ирака. Все это добавляет саудитам спокойствия, потому как потенциал их вооруженных сил гораздо слабее воинских подразделений Ирана и Корпуса стражей исламской революции, в составе которых служат офицеры, имеющие боевой опыт в Ирано-Иракской войне.

В том числе и поэтому арабы пока воздействуют на Иран либо через своих союзников-американцев, либо воздействуя на союзников Ирана. В последние дни происходят очень бурные события, которые возможно приведут к очередному военному конфликту в регионе, вслед за войной в Сирии.

После снятия санкций Иран становится прямым конкурентом Саудовской Аравии на ближневосточном нефтяном рынке. При этом позиция США, которые не стали отстаивать до последнего санкции против Ирана, ставят Эр-Рияд в сложное положение. Вроде полная свобода действий, но при этом и полная ответственность за любые свои движения. Демонстрация существующей напряженности состоялась в самом начале 2016 г., когда саудиты казнили шиитского проповедника Нимра ан- Нимра. Последовавшие за этим выступления в Иране и нападение на посольство КСА стали поводом для одностороннего разрыва дипломатических отношений. Тегеран дипотношения сохранил, хотя эстафету Эр-Рияда принял целый ряд близлежащих государств11.

Следующим ходом Саудитов стало объявление движения Хизбалла, которое открыир поддерживает в Ливане официальный Тегеран, «террористической организацией» 24 февраля 2016 г. Заявление об этом сделал генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) Абд аль-Латифа Рашид аз-Зияни. Это, по сути, открытие саудитами и их союзниками нового фронта против Ирана. На этот раз - в Ливане. Под предлогом того, что Ливан не осудил нападение на посольство КСА в Тегеране, Эр-Рияд вводит экономические санкции, которые ставят Ливан на грань банкротства, потому как саудиты очень глубоко проникли в экономику последних. Появился своего рода «Список десяти», состоящий из пунктов возможного давления КСА на Ливан:

вывести все вклады КСА из Центрального банка Ливана;

обеспечить вывод из всех ливанских банков всех вкладов частных лиц, являющихся гражданами Саудовской Аравии;

прекратить любые инвестиционные проекты в Ливане и добиться, чтобы аналогичным образом поступили саудовские бизнесмены;

прекратить выдачу виз на въезд в Саудовскую Аравию ливанским гражданам;

приостановить любые банковские операции и переводы между Саудовской Аравией и Ливаном;

приостановить авиасообщение между двумя странами;

депортировать из страны всех работающих и проживающих там ливанских граждан;

закрыть рынок Саудовской Аравии для экспорта из Ливана;

прекратить импорт в Ливан саудовских товаров и услуг;

разорвать дипломатические отношения между двумя странами, закрыть посольство Королевства в Бейруте и выдворить из Саудовской Аравии всех ливанских дипломатов;

добиться присоединения к этим антиливанским санкциям всех остальных стран, входящих в ССАГПЗ.

Информация о возможном сценарии развития событий, просочившаяся в общество вызвала бурную реакцию ливанцев. Посол КСА в Бейруте тут же поспешил сделать оговорку, что всего этого можно избежать, если Ливанское правительство выполнит кое-какие условия. И тут выясняется главная цель этого маскарада. В Ливане произошло радикальное изменение существующего баланса сил. Приемлемым условием для КСА было: либо создание коалиции, равной по силе проиранскому движению Хизбалла, либо ослабление Хизбалла настолько, чтобы она сравняться по силам с другими ливанскими партиями и движениями12.

По мнению аналитиков попытка выполнения этих требований приведет к конфликту в Ливане и гражданской войне. И Саудиты толкают ливанцев на это почти не скрывая своих намерений. Гражданская война ослабит силы Хизбаллы, которая не сможет держать фронт сопротивления антиправительственным силам в Сирии. Это все может привести к ослаблению позиций Башара Асада или даже к его проигрышу. Уж саудиты профинансируют этот процесс. И в итоге Иран потеряет влияние и свои позиции в Леванте.

Более сложными и неоднозначными являются отношения Ирана с еще одним крупным игроком на ближневосточной арене. ТУРЦИЯ является не явным противником Ирана в регионе, но тоже претендует на лидерство. Турция, как и Иран, является не арабской мусульманской страной на Ближнем востоке. Однако, этот фактор никак не влияет на политику Ирана. На внешнеполитическом поле основную роль между странами играет принадлежность Турции к блоку НАТО. Однако в вопросе антииранских санкций, вводимых США, турецкое правительство не поддержало союзника.

«Санкции США против Ирана вредят интересам Турции», сказал министр энергетики и природных ресурсов Турции Т. Йылдыз. Т. Йылдыз сообщил, что в связи с этим Турция ведет переговоры с американским правительством по поводу новых санкций, которые Сенат США намерен применить в отношении Ирана, еще раз отметив, что санкции США против Ирана ни к чему Турцию не обязывают.

«Турция уважает и пытается следовать санкциям ЕС против Ирана в энергетической сфере. Но применение односторонних санкций одной страны в отношении другой нас ни к чему не обязывает», - сказал Т. Йылдыз.»13 Война в Сирии, не обошла внешнеполитические разногласия двух стран. Турция оказывает поддержку террористической организации ИГИЛ (ДАИШ), направляя туда через свои границы наёмников, поставляя оружие для боевиков, и организовав контрабандную продажу нефти с территории Сирии. После того как Россия доказала применение боевиками ИГИЛ (ДАИШ) химического оружия в Ираке, имеющего турецкие корни, представитель Министерства иностранных дел ИРИ Хоссейн Джабери Ансари сделал заявление: «Мы неоднократно заявляли, что использование терроризма как инструмент в региональных кризисах является неблагодарной политикой, которая приведет к обратным результатам. Мы также неоднократно отмечали, что ожидаем, что наши друзья и соседи пресекут террористическую деятельность, которая создает хаос в регионе, и идет в противоречии с интересами всех региональных стран и правительств»14

Несмотря на иранские обвинения, Турция не спешит пополнить ряды антииранских стран. Анкара заинтересована в расширении связей с Ираном во всех областях, включая туризм, торговлю, энергетику и транспорт. Такое заявление сделал недавно избранный премьер-министр Tурции Бинали Йылдырым, который был единодушно избран 22 мая 2016 г. новым лидером правящей Партии справедливости и развития и премьер-министром. Таким образом, суммировав весь выше представленный материал, мы можем вывести следующие выводы. Иран занимает выгодное географическое положение в центральной Азии для организации торговых отношений с большим количеством соседей, как по сухопутным путям, так и по морским. Учитывая древнюю историю и культуру, страна имеет статус одной из доминирующей в регионе. Огромное богатство природных богатств, особенно нефти и газа, делает Иран желанным деловым партнером, как для стран региона, так и для европейцев и китайцев. Это по мнению руководства страны обязывает Тегеран бороться за лидерские позиции в регионе 80-е годы, первые после Исламской революции, оказались сложными для молодой республики. Иракско-иранская война тяжёлым испытанием легла на бремя иранского народа. Однако в ее годы закалялся дух молодого государства, окреп и вышел на главные роли КСИР. К сожалению, дальнейшие события в Ираке привели в этот регион американцев и их союзников по НАТО, что, в последствии, создало на территории Ирака очаг нестабильности и благотворную почву для террористических организаций, с которыми в будущем придется вести активную борьбу.

Внешняя политика Ирана на Ближнем Востоке сопряжена с двумя недружественными государствами, которых поддерживает Администрация США. И если политика Израиля, конфликт с которыми завязан на арабо- еврейском конфликте, в своей внешней политике перестают осуществлять открытую конфронтацию с Ираном, и даже поддерживая действия КСИР в Сирии и Ираке по борьбе с терроризмом, то Саудовская Аравия, наоборот. Только выходит на новый виток гибридной холодной войны. И убийство большого количества единоверцев, и осуждение от правительств Ирака, Алжира и ряда влиятельных лиц арабского мира.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>