Зарождение многополярного мира - Изменение во внешней политике Ирана в конце XX – начале XXI века
Полная версия

Главная arrow История arrow Изменение во внешней политике Ирана в конце XX – начале XXI века

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Зарождение многополярного мира

Выстраивание политических отношений Ирана со сверхдержавами началось задолго до того, как эти государства стали называть таким термином. В начале ХХ веке это были Российская Империя и Англия. До окончания Второй мировой войны это были СССР и Англия. Политика Ирана заключалась в противостоянии этим державам. После войны и вплоть до Исламской революции 1979 года, место Англии стали занимать Соединённые Штаты Америки. Во взаимоотношениях с СССР это снова было противостояние, с оттепелью в 60-е - 70-е годы, вплоть до Исламской революции и ввода советских войск в Афганистан. Во время оттепели было результативное экономическое и техническое сотрудничество. А вот со штатами политика шаха Пехлеви была органично-дружелюбной. Администрация США пыталась превратить Иран в своего союзника и иметь базовый плацдарм на Ближнем Востоке27 .

После исламской революции 1979 г. дипломатические отношения США и ИРИ были разорваны. В этот период, когда духовные лидеры Ирана, и в частности имам Хомейни пытались экспортировать идеи исламской революции по исламскому миру, по подобию Коминтерна, наблюдается полная конфронтация и с СССР (малый сатана) и с США (большой сатана). Правда, причины такого отношения были не одинаковы. Антиамериканизм, проявленный в последующий период, диктовался, прежде всего, внутриполитическими целями, то есть стремлением имама Хомейни максимально укрепить на волне этого антиамериканизма власть нового -- исламского правления -- внутри страны.

Антисоветизм, же рассматривался как превентивная идеология. Соседство с великой державой, имеющей общую границу в 2 тысячи километров, вызывал страх у молодой республики. Сюда же наложилось введение советских войск в Афганистан. После распада СССР, Иран возобновил отношения с Россией, как с правопреемницей великой державы. Отсутствие общей границы, также немало способствовало этому в тот период.

Противостояние ИРИ и США изначально было поединком бойцов разной весовой категории. Особенно с учетом того, что мир превратился из биполярного, в однополярный со штатами во главе. В дальнейшем важным фактором давления американцами на Тегеран, стала ядерная программа ИРИ. Окруженный с двух сторон ядерными державами (Израиль, Пакистан, Индия, Китай) Иран хотел гарантировать себе безопасность и приступил к разработке ядерного оружия.

С Россией взаимоотношения выросли до союзных перед лицом угрозы терроризма, взращиваемого американскими политиками. Перед лицом общей угрозы государства объединились в одну коалицию.

25 декабря 1991 г. Иран выразил готовность продолжать отношения с Россией как государством - преемником СССР. Отношения стали развиваться в положительном русле. Иран и Россия подписали ряд соглашений, в том числе о сотрудничестве в военно-технической и ядерной областях. Россия поставляла в ИРИ современное оружие, в том числе и современные истребители и бомбардировщики МИГи и СУшки.

Однако политика Ельцинского кабинета, направленная на сближение именно с Белым домом поставила на всех начинаниях крест. Апогеем проамериканского курса стало подписание соглашения Гора-Черномырдина, включившего Иран в российский санкционный список. Отношения между странами не просто ухудшились, а были заморожены почти на десяток лет.

Отношения стали налаживаться после смены правительства в Кремле. РФ стала проводить более взвешенную и независимую политику. Этот факт сразу сказался на отношении к своему южному соседу. Когда американская администрация проводила активную кампанию по изолированию Ирана, Россия высказалась против такого подхода. Москва стала вести активный диалог с Тегераном, и наши позиции по таким проблемам как, таджикская, карабахская, каспийская стали едиными. Иран также заявил о поддержке России в ее противостоянии с планами по расширению НАТО на Восток. На определенном этапе обе страны называли друг друга «стратегический партнер».

Важным вкладом в укрепление договорно-правовой базы российско- иранских отношений стало подписание 12 марта 2001 г. в Москве президентами двух стран Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран (вступил в силу 5 апреля 2002 г.).

Российско-иранский политический диалог основывается на совпадении или близости позиций двух стран по большинству вопросов мировой и региональной повестки дня, в частности, построению многополярного миропорядка, укреплению роли ООН в международных делах, противодействию новым вызовам и угрозам, сирийскому и иракскому урегулированию, ситуации в Афганистане.

Россия исходит из того, что взаимодействие с Ираном является важным условием обеспечения национальных интересов нашей страны, укрепления стабильности в Закавказье и Центральной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке28.

Одним из важнейших пунктов взаимного сотрудничества является сопротивление агрессивной американской политике, как в Азии, так и в Европе. Официальный Тегеран нашёл поддержку со стороны Москвы по ограничению влияния США в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Тех регионах, которые Иран считает зоной своего влияния и ответственности. Для этого Махмуд Ахмадинежад форсировал переговоры по вступлению в ШОС. По инициативе Москвы в 2005 г. Ирану был предоставлен статус наблюдателя. Сближение Ирана с ШОС считается самым большим дипломатическим успехом страны со времени Исламской революции. В последние годы президенты обеих стран, а также главы дипломатических ведомств находятся в постоянном сотрудничестве по разным вопросам и на разных мировых площадках и форумах. Векторы развития всего комплекса отношений с Ираном задают постоянные контакты на высшем и высоком уровнях. Президенты В.В. Путин и Х.Рухани провели четыре встречи: «на полях» заседания СГГ ШОС в Бишкеке (13 сентября 2013 г.), саммита СВМДА в Шанхае (21 мая 2014 г.), заседания СГГ ШОС в Душанбе (12 сентября 2014 г.), а также 4-го Каспийского саммита в Астрахани (29 сентября 2014 г.).

Неоднократно проводились их телефонные разговоры (28 августа и 18 ноября 2013 г., 9 января, 13 марта, 11 июля и 24 ноября 2014 г., 26 марта 2015 г.). 28 января 2015 г. Президент России В.В. Путин принял в Москве спецпредставителя Президента ИРИ, советника Верховного руководителя ИРИ по международным делам А.А. Велаяти, который передал послание Х.Рухани. Ответное письмо было направлено 2 марта 2015 г.

Главы внешнеполитических ведомств регулярно встречаются в рамках сессий ГА ООН, «на полях» других международных мероприятий, общаются по телефону. Закреплению позитивной динамики двусторонних связей в значительной степени способствовали рабочие визиты С.В. Лаврова в Тегеран 11 декабря 2013 г. и мининдел Ирана М.Дж. Зарифа в Москву 16 января и 29 августа 2014 г. На постоянной основе проводятся российско- иранские межмидовские консультации на уровне заместителей министров, в том числе по вопросам двусторонней повестки дня, актуальным проблемам Ближнего Востока и Северной Африки и урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы29.

Немаловажно отметить общую политику двух стран по сирийскому вопросу. И Москва, и Тегеран изначально дали понять западной коалиции, что судьбу Башара Асада будет решать на выборах сирийский народ. И ни за какие уступки по санкциям этот вопрос пересматриваться не будет. Башар Асад легитимный президент страны и сменить его на руководящем посту могут только законно избранный кандидат.

Уровень взаимопонимания России и Ирана, в коалиции с Ираком и Китаем, находится на высоком уровне. Благодаря координированным действиям в воздухе и на земле, удается помочь сирийской армии оттеснить террористов ИГИЛ с территории Сирии.

Успешно развивалось в этот период военно-техническое сотрудничество. Иран являлся одним из самых перспективных рынков в 90-е годы. Остаётся им таковым и сейчас. Были подписаны многомиллионные контракты поставку и обслуживание вооружения. В 1995 г., под давлением Соединенных Штатов Россия заморозила поставки Ирану военной техники. Сегодня российско-иранское военно-техническое сотрудничество развивается в строгом соответствии с действующими международно- правовыми нормами. В 2001 г. была сформирована Межправительственная российско-иранская комиссия по ВТС, последнее заседание которой прошло в июле 2013 г. в Москве. Пути развития военно-технического сотрудничества двух стран обсуждались в ходе визита в Тегеран зампреда Правительства России Д.О. Рогозина в ноябре 2013 г. 19-20 января 2015 г. Министр обороны России С.К. Шойгу посетил Тегеран с официальным визитом, по итогам которого было подписано межправительственное соглашение о военном сотрудничестве. 16 апреля 2015 г. в ходе IV Московской конференции по международной безопасности состоялась встреча министров обороны России и Ирана С.К. Шойгу и Х. Дехкана30.

Пожалуй, важнейшим фактором в отношениях России и Ирана является иранская ядерная программа. В 1992 г. был подписан двухсторонний договор о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. С 1998 г. компания «Атомстройэкспорт» ведет строительство АЭС в городе Бушер на юге Ирана.

Именно иранская ядерная программа так пугает западные страны. Они боятся создания Ираном ядерного оружия. Соединенные штаты регулярно инициировали в Совбезе ООН рассмотрение резолюций по «иранскому атомному досье» с угрозой применения международных санкций. России некоторое время удавалось сдерживать напор США в этом вопросе. Однако в 2010 году санкции всё-таки были применены к Ирану. Сменивший Ахмадинежада на посту президента Рухани вырос из переговорной группы по иранскому атому. Став президентом, при помощи российской дипломатии правительству Рухани в 2015 г. в Вене удалось добиться частичного снятия санкций. Россия продолжит строить АЭС в Бушере, а также после снятия санкций на поставку вооружений выполнит свои обязательства по поставке Иранской армии ЗРК С-300.

Большое и плодотворное сотрудничества Ирана и России продолжается и в нефтегазодобывающей области. Из-за санкций, Иран не мог получать современные технологии для буровых и прочего оборудования. Российские компании «Газпром» и «Татнефть» заключили контракты с Иранским правительством на изыскания, разработку и обустройство новых месторождений. Для этого создали совместные компании с иранскими добытчиками. Это позволит использовать современное оборудование для добычи нефти. Перспективным проектом с участием «Газпрома» является также строительство газопровода из Ирана в Индию и Пакистан. Иранская сторона совместно с независимыми экспертами ведет оценку предлагаемых маршрутов, сухопутного через Пакистан и морского вдоль побережья Пакистана.

Российско-иранский товарооборот в 2014 г. составил 1,682 млрд. долл. США, в т.ч. экспорт - 1,327 млрд. долл. США (+13,6% по сравнению с 2013 г.), импорт - 0,355 млрд. долл. США (-17,9% по сравнению с 2013 г.)31.

В противовес России, отношения Ирана с другим ключевым игроком международных отношений - США, остаются весьма сложными. Соединенные штаты Америки после Исламской революции 1979 г. не поддерживают дипломатических связей с Ираном.

Соответственно, выстраивание взаимоотношений не может быть вообще. Однако администрация Белого дома выставляет некие условия, выполнив которые Иран наступит на горло собственной свободе и интересам, за которые они боролись в 1979 г. Давайте ознакомимся с «общими» сферами интересов:

заинтересованность в стабильности в регионе Персидского залива;

антииракская позиция обеих стран;

обеспокоенность нестабильностью в Афганистане и экспортом наркотиков из этой страны;

содействие стабилизации отношений между Азербайджаном и Арменией;

развитие экономики региона;

развитие дипломатических отношений;

охрана культурно-исторических памятников и защита окружающей среды.

Сами Соединенные Штаты эти сферы дестабилизируют по всем пунктам, и затрачивают на дестабилизацию большие деньги. Политика двойных стандартов. Эту политику можно проследить и дальше, разобрав причины, которые мешают Ирану иметь теплые отношения США.

Поддержка, которую иранское государство оказывает террористическим организациям за пределами Ирана. Одновременно Белый дом поддерживает несистемную сирийскую оппозицию, часть которой тоже является террористической.

Антиизраильская позиция в вопросе ближневосточного урегулирования. С самого первого дня образования государства Израиль, оно ведет агрессивную политику по отношению к арабскому населению. И сверх агрессивную по отношению к Ирану. Усилия по созданию потенциала для производства ядерных вооружений. Этот вопрос мы уже обсуждали выше. Наличие ядерного оружия у главного противника в регионе (Израиля) обязывает или повысить свой оборонный потенциал, либо стать зависимым государством. С учетом желания Ирана стать региональным лидером, данный вопрос тоже трудно разрешим. Однако с приходом на пост президента Рухани и этот вопрос удалось решить. Иран отказался от создания Атомного оружия, что было зафиксировано в совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) в Вене в 2015 г.

И здесь в ирано-американских отношениях тоже пробуксовка. Америка подписала этот план не для того чтобы выполнять. Встреча Джавада Зарифа и Джона Керри, состоявшаяся 19 апреля в Нью-Йорке, как не убавила проблем в ирано-американских отношениях, так и не добавила в них позитива. Впрочем, некая польза от нее все же была. Заявленная как «обсуждение реализации договоренностей по Совместному всеобъемлющему плану действий» (СВПД) и консультация по вопросам достижения политического урегулирования сирийского конфликта, эта встреча продемонстрировала, что дух Венских соглашений Тегеран и Вашингтон понимают совершенно по-разному32.

На сегодняшний день любой диалог американской и иранской сторон упирается в ключевую проблему - соблюдение буквы и духа СВПД, выполнение тех обязательств, которые официально и на уровне неформальных договоренностей стороны взяли на себя в Вене. И чем больше времени проходит после того, как Зариф и Керри поставили свои подписи под Совместным планом, тем отчетливее становится, что его практическую реализацию стороны представляли себе несколько по-иному. На сегодняшний день каждая из сторон - сторонники Обамы в США и адепты курса Рухани в Тегеране - чувствует неудовлетворенность от того, что связанные с Венскими соглашениями ожидания не оправдались.

Соответственно, нарастает и критика СВПД, и стремление Вашингтона не столько подвергнуть его ревизии - с этим сложно, поскольку кроме США в достижении итоговых соглашений принимали участие и Лондон, и Париж, и Берлин, и Пекин, и Москва - сколько буквально «на ходу» формулировать новые претензии к Тегерану, позволяющие как саботировать исполнение Венских договоренностей, так и планировать новые антииранские санкции, с реализацией СВПД никак не связанные33.

В последние десятилетия в иранской внешней политике наметился еще один ракурс, направленный на развитие отношений с самой динамично- развивающейся страной Востока - Китаем.

Китай и Иран, до недавнего времени, связывали сугубо экономические и военно-технические связи. Ирану было необходимо современное вооружение, а Китаю дешёвая углеводородная продукция. И хоть персов и китайцев связывают между собой древние культурные связи, завязанные еще на Великом шёлковом пути, Китайская внешняя политика основывалась на экономических связях с партнерами. Восток - дело тонкое. Однако события в Сирии 2015-2016 гг. показали, что Китай готов выходить на другой, более качественный уровень присутствия в западной Азии. И Восток стал искать союзника на западе, с кем он может заключить союз на долгое время. Выбор оказался не велик - Иран и Саудовская Аравия. И та и друга страна является одним из лидеров по нефтедобыче. Однако шансов у КСА стать стратегическим партнером КНР в западной Азии мало. Быстро перечислю доводы против. Внешняя политика КСА во многом зависит от США, саудовские монархи не имеют никакой стратегии развития далеких планов. Во-вторых, саудиты поддерживают ваххабитские террористические группировки по всей Азии, в том числе и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. В-третьих, политика саудитов и китайцев на Ближнем Востоке диаметрально разная. Так, например, в плане сирийского кризиса Китай выступает за сохранение нынешнего правительства в Дамаске. Что касается терроризма, то КНР добивается его полного уничтожения при непосредственной помощи ООН. Аналогичную политику власти Поднебесной проводят в отношении Ирака и Йемена. Можно сделать вывод, что внешняя политика Китая в Западной Азии основывается на принципе сохранения стабильности, в то время как политика Саудовской Аравии -- источник дестабилизации региона34.

Есть еще несколько факторов, которые в целом подтверждают наше мнение, что выбор Китая выпадет на Иран. Этому также есть несколько причин. По версии аналитика иранского издания «FARS News Agency» Сейеда Мохаммада Амин-Абади для этого есть несколько причин:

«Первое. Китай и Иран имеют схожее историческое прошлое. Близость идей, критериев и мировоззрения китайского и иранского народов контрастирует с непохожестью Китая и Саудовской Аравии, у которых отсутствуют исторические и цивилизационные точки соприкосновения.

Второе. Иран, в отличие от Саудовской Аравии, для китайского руководства станет союзником, который способен противостоять влиянию и господству Соединенных Штатов в Западной Азии. Страны считают несправедливой сложившуюся систему международных отношений, и готовы противодействовать засилью Америки в мировой политике, основанной на гегемонии Вашингтона. Это делает Иран более выгодным союзником для Китая, чем Саудовская Аравия, которая считается одним из ключевых партнеров США в регионе.

Третье. Китай и Иран имеют общие взгляды на основные региональные проблемы, включая борьбу с терроризмом, противостояние террористической группировке ИГИЛ, политическое урегулирование йеменского кризиса, сохранение территориальной целостности Ирака и удержание у власти правительство Башара Асада в Сирии.

Четвертое. Стратегическое и геополитическое положение Ирана на стыке Кавказа, Западной и Центральной Азии, с одной стороны, и азиатской части света с европейской, с другой.

Пятое, и самое существенное. С точки зрения Китая, Иран, в отличие от Саудовской Аравии, представляет собой независимое стабильное государство Западной Азии, внешняя политика которого отличается особой устойчивостью, а смена правящих кабинетов министров не вносит существенных изменений в целостную ориентацию Тегерана по ключевым региональным и глобальным проблемам. Безопасность и стабильность -- необходимые предпосылки для создания фундамента долгосрочных стратегических отношений. Именно такая ситуация в Иране делает эту страну надежным союзником Китая в неспокойном западноазиатском регионе»35.

Неудивительно, что уже на первой неделе, после объявлении о частичном снятии санкций, председатель китайской коммунистической партии Си Цзиньпин пребыл на двухдневные переговоры в Тегеран, где заключил более 17 долгосрочных соглашений в разных областях. Совместно с президентом Ирана Хасаном Рухани они составили план стратегического сотрудничества на следующие 25 лет, а товарооборот в ближайшие годы должен увеличиться до 600млн.долл. Тем самым, официальный Пекин не двусмысленно даёт понять, на кого в ближайшие десятилетия он будет опираться при выстроении политики в Западной Азии.

Суммируя данные, полученные в результате вышеизложенного исторического дискурса внешней политики Ирана можно сделать ряб обоснованных обобщений.

В рассматриваемый нами период в Иране сменилось три президента. И хоть президент не является здесь главой государства, он в большей степени отвечает за дипломатический корпус страны. Отсюда возможны и определенные зигзаги внешней политики страны, смена ориентиров и приоритетов. Внешняя политика ИРИ как раз меняла свой курс три раза. В целом не меняя своего вектора, становление Ирана главным исламским гегемоном и выход на уровень сверхдержав, отношение с западными партнерами и США отчетливо различают политику трех правительств.

Попытки либерального Хатами наладить диалог с Западом, были сведены к минимуму неоконсерватором Ахмадинежадом. Его прямая конфронтация с США по вопросу ядерной программы в итоге сказалась введёнными против страны санкциями, но Иран повысил свой авторитет среди своих союзников и приобрел новых. Именно в этот период Россия снова возобновила активное участие с Ираном во многих областях. Приход же к власти менее консервативного Рухани, позволил добиться отмены санкций, улучшения в иранском ядерном вопросе, а главное активного включения правительства в реализацию получившихся свобод.

Хоть шиизм и является меньшим духовным течением в исламе, в сравнении с суннизмом, построение государства по канонам Ислама и религии, для многих правоверных является хорошим примером. Отсутствие в стране политической борьбы благотворно сказалось на внутренней политической обстановке. Особенно в годы санкций, когда народу надо было сплотиться в борьбе с одним из главных врагов - США. Чередование консервативных правительств и либеральных тоже стало одним из факторов формирования собственного лица во внешней политике, долгие годы которой были направлены на снятие санкций. Однако сейчас, после снятия даже части ограничений, дипломаты ринулись с таким рвением, как будто хотят компенсировать санкционный период простоя.

Диаметрально противоположно развиваются отношения Ирана со сверхдержавами. И тут все зависит от реальных целей в Ближневосточном регионе этих государств. Если Россия с Ираном хочет привести этот регион к стабильности и миру, то США своей целью поставили дестабилизировать Иран. Именно США выставляет Исламскую республику как угрозу региону и всему миру. Антииранские круги в Сенате и их союзники выдвигают всё новые и новые претензии, с целью сохранить старые санкции и наложить новые. И делают это для того, чтобы предотвратить экономическое развитие Ирана, сжать республику в кольцо враждебного окружения и спровоцировать внутреннюю нестабильность. А дальше по проторенному пути Исламской весны - смена режима на подконтрольный, и расчленения страны.

Однако, как бы в дальнейшем не развивались отношения Ирана и США, они не помешают тесному сотрудничеству Ирана и со странами ЕАЭС, ШОС, БРИКС. Тегеран заявляет и демонстрирует миролюбивую политику по отношению к другим странам, и мнение Белого дома, в скором времени, не будет решающим на мировой политической арене. По нашему мнению, наряду с Россией и Китаем, Иран ближайшие годы будет играть ключевую роль на мировой политической и экономической арене.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>