Обучение второму иностранному языку в условиях искусственного субординативного трилингвизма, Определение трилингвизма, его классификации и стадии. - Анализ лингводидактического потенциала синестемических лексических комплексов при обучении португальскому языку как второму иностранному в художественном вузе
Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Анализ лингводидактического потенциала синестемических лексических комплексов при обучении португальскому языку как второму иностранному в художественном вузе

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Обучение второму иностранному языку в условиях искусственного субординативного трилингвизма

Обучение второму иностранному языку подводит нас к проблеме трилингвизма. В данном параграфе будет дано определение трилингвизма, выявлено его соотношение с понятиями “билингвизма” и “полилингвизма”, рассмотрены различные классификации трилингвизма, определён уровень владения каждым из составляющих его языков, при достижении которого мы можем говорить о начале трилингвальной стадии в речемыслительной деятельности индивида, а также изучены проблемы трансференции и интерференции при взаимодействии трёх языков.

Определение трилингвизма, его классификации и стадии.

В связи с усилением международного сотрудничества в профессиональной сфере всё большую актуальность получает изучение второго иностранного языка. Многие авторы, как российские [Бим, 2001; Барышников, 2003; Баграмова, 2005; Ястребова, 2013; Говорун, 2015 и др.], так и зарубежные [Dewaele, 2000; Braun, Cline, 2014; Schroeder, Marian, 2016 и др.] в своих монографиях и статьях неоднократно обращались к проблемам взаимодействия трёх языков в речемыслительной деятельности человека.

Большинство авторов сходятся во мнении, что нельзя рассматривать вопросы, связанные с изучением двух иностранных языков, без ясного понимания того, что понимается под билингвизмом.

Н. В. Баграмова подчёркивает необходимость разграничивать билингвизм в узком смысле этого слова, как владение двумя языками, и в широком, как полилингвизм [Баграмова, 2005:17]. Понятие полилингвизма, в свою очередь, лежит в основе языковой политики Совета Европы и определяется как “присущая всем говорящим способность изучать и использовать языки (более одного) в разной степени и для достижения разных целей” [Council of Europe 2011]. Понятие “трилингвизма”, таким образом, входит в понятие полилнгвизма, и как отмечает Н. В. Баграмова, в качестве термина представляется более удобным, когда речь идёт об изучении второго иностранного языка [Баграмова, 2005: 17].

Н.В. Барышников определяет трилингвизм, как “сосуществование трёх языков в речемыслительной сфере индивида, который использует эти языки в различных коммуникативных ситуациях в зависимости от цели общения, места реализации акта коммуникации и т. д.” [Барышников, 2003: 52].

Н.В. Баграмова считает, что в ситуации, когда первый и второй иностранные языки изучаются в искусственных условиях, “характер взаимодействия контактирующих языков следует квалифицировать как субординативный, профессионально ориентированный искусственный трилингвизм” [Баграмова, 2005: 17].

Данные определения требуют пояснения используемых в них понятий, что подводит нас к различным классификациям трилингвизма.

В зависимости от речевой среды выделяют индивидуальный и коллективный трилингвизм. Индивидуальный трилингвизм не предполагает, что речевое общество (коллектив), в котором находится индивид, должно быть триязычным [Барышников, 2003: 52]. Коллективный трилингвизм предполагает наличие речевого общества, владеющего тремя языками. В рамках данного исследования мы рассматриваем индивидуальный трилингвизм.

В зависимости от способа овладения языками различают естественный и искусственный трилингвизм. Для естественного трилингвизма характерно овладение двумя иностранными языками с раннего детства и использование их как средства коммуникативного общения наряду с родным языком. Искусственный трилингвизм возникает в условиях преднамеренного изучения первого и второго иностранных языков, без непосредственного контакта с носителями, в специфической, искусственно созданной обстановке [Баграмова, 2005: 15]. В рассматриваемом в данной работе случае обучения студентов Академии Художеств речь идёт об искусственном трилингвизме.

В зависимости от способа сосуществования языков выделяют чистый, и смешанный трилингвизм. Чистый трилингвизм предполагает изолированное, независимое сосуществование языков в сознании индивида. Смешанный трилингвизм характеризуется тем, что элементы одного из языков в сознании индивида оказываются смешанными с соответствующими по смыслу элементами других языков [Барышников, 2003: 54]. В рамках данного исследования речь идёт о смешанном трилингвизме.

В зависимости от степени владения тремя языками различают координативный и субординативный трилингвизм. Координативный трилингвизм предполагает равную степень владения всеми тремя языками и равное их использование, в то время, как под субординативным трилингвизмом, рассматриваемом в данной работе, понимается разноуровневое владение каждым из трёх языков [Барышников, 2003: 54]. Как отмечает Л.Н. Ястребова, “формирование искусственного субординативного трилингвизма предполагает иерархию языков в сознании изучающего два иностранных языка, где наиболее слабой системой по отношению к другим является система второго иностранного языка” [Ястребова, 2013: 664]. В этой связи, важно определить стадию владения каждым из языков, родным, первым и вторым иностранными, при переходе на которую мы можем говорить об индивидуальном трилингвизме.

Н.В. Барышников отмечает, что к моменту начала изучения второго иностранного языка все учащиеся “свобoдно владеют родным языком и в основном владеют первым иностранным языком на коммуникативно достаточном уровне” [Барышников, 2003: 52]. Поскольку учёным не расскрывается содержание понятия “коммуникативно достаточный уровень владения иностранным языком”, в рамках данного исследования мы будем понимать его как уровень не ниже уровня В1 по системе CEFR [Council of Europe, 2011].

По мнению Н.В. Барышникова, второй иностранный язык становится компонентом искусственного трилингвизма не с момента начала его изучения, но с момента достижения обучающимся определённого уровня владения им. Поскольку этот уровень также конкретно не определяется данным автором, при рассмотрении этого вопроса, большой интерес представляет концепция Э. Хаугена [Haugen, 1956], в которой говорится о двух стадиях, через которые проходит индивид, изучающий иностранный язык - предбилингвальной и билингвальной. Выдвинутая Хаугеном гипотеза о существовании пассивного (предбилингвальная стадия) и активного (билингвальная стадия) билингвизма получила развитие и в отечественной методике [Ицкович, Шварцкопф, 1972; Баграмова, 2005]. Н. В. Баграмова предлагает считать началом билингвальной стадии в условиях искусственного изучения иностранного языка тот этап, “когда обучающиеся могут осуществлять элементарную коммуникацию друг с другом, оперируя единицами не меньшими, чем предложения” [Баграмова, 2005: 15]. Этой стадии предшествует предбилингвальная, когда обучаемые понимают и могут произносить отдельные слова на изучаемом языке.

Если рассматривать билингвизм в широком смысле слова, то описанная гипотеза может быть применена не только при изучении первого иностранного языка, но и второго. В рамках данного исследования мы будем исходить из того, что второй иностранный язык становится компонентом искусственного трилингвизма с момента достижения обучающимся уровня А1 по системе CEFR [Council of Europe, 2011].

Обобщая всё выше сказанное, можно сказать, что в рамках данного исследования рассматривается индивидуальный субординативный искусственный смешанный трилингвизм. Сосуществование трёх языков в речемыслительной деятельности индивида приводит нас к проблемам интерференции и трансференции, о чём пойдёт речь в следующем пункте.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>