ГЕРОИЗМ ЗАЩИТНИКОВ ОСОВЦА, Третий штурм. "Атака мертвецов" под крепостью Осовец - Защита крепости Осовец русскими войсками в начале Первой мировой войны
Полная версия

Главная arrow История arrow Защита крепости Осовец русскими войсками в начале Первой мировой войны

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ГЕРОИЗМ ЗАЩИТНИКОВ ОСОВЦА

Третий штурм. "Атака мертвецов" под крепостью Осовец

Крепости Осовец и Новогеоргиевск были важными узлами обороны т. наз. «Польского мешка». Это была территория Царства Польского, глубоко выступающая на запад, уязвимая с юга и с севера. Фактически вся интрига летней кампании на Северо-Западной фронте и состояла в том, что немцы планировали захват Царства Польского с его развитой промышленностью и сельским хозяйством.

В начале 1915 г. войска фельдмаршала фон Гинденбурга начали широкомасштабное наступление. Его составной частью был новый штурм крепости. Для атаки на Осовец было сосредоточено;

- 14 батальонов пехоты;

-1 батальон саперов;

-примерно 30 тяжелых осадных орудий;

- 30 батарей ОВ30.

Со стороны русских передовой рубеж обороны крепости на линии Бялогронды-Сосня занимали 5 рот 226-го Землянского полка и 4 роты ратников ополчения. Дело в том, что на волне стихийного энтузиазма первых месяцев войны было мобилизовано избыточное количество людей, в том числе и «ополченцев» - людей старших возрастов, либо тех категорий, которые не подлежали мобилизации. К лету 1915 г. выяснилось, что даже в действующей армии не хватает оружия и боеприпасов, т. к. Российский Генштаб не рассчитывал на длительную позиционную войну, мощностей, способных обеспечить такую войну, в России не было. В результате в тылу находилось большое количество частей из запасных солдат, резервистов, которых было нечем вооружить, чтобы послать на фронт. Так в одном Петрограде гарнизон составлял 60 000 человек запасных полков, что, конечно, не было вызвано никакими военными соображениями. Скопление солдат запасных полков в крупных городах стало одной из причин революции, т. к. солдаты не видели смысла в пребывании в запасных частях, которое состояло из строевой подготовки и изучения уставов. Кормили в запасных частях плохо. Среди солдат росло недовольство, тем более, они имели право во время увольнительных уходить в город, там встречались с революционными агитаторами.

С другой стороны, несмотря на то, что даже армию вооружить было нечем, на фронте находились и части ополченцев.

Для новой атаки была выделена 11 дивизия ландвера (ополчения). На основном направлении вдоль шоссе и железной дороги был развернут 18-й полк, усиленный свежими маршевыми частями. Южнее должен был атаковать 76-й полк.

Прочие части дивизии поддерживали штурм демонстрациями с севера и северо-востока.

Для успеха операции по фронту 18 и 76-го полков, немцами было решено предпринять массированную атаку хлором.

Хлор был первым массово применяемым ОВ, которое состояло на вооружении германского рейхсвера. Германия сумела накопить большие количества хлора в связи с тем, что он являлся побочным продуктом производства при производстве некоторых красителей.

Поражающее действие хлора основано на контакте соляной кислоты с водой и соляными парами.

При контакте с открытыми частями тела пары хлора вызывают ожоги глаз, носоглотки, кожи, при вдыхании - судороги грудной клетки. При продолжении вдыхания соляная кислота накапливается в легких и разъедает их, что ведет к смерти пораженного солдата. Маршевые части - новобранцы, которые окончили курс военного обучения

Отметим, что еще в 1914 г. враждующие стороны применяли во время военных действий нелетальные ОВ раздражающего действия. Но поскольку запасы слезоточивого газа у французов быстро иссякли, они заменили его хлорацетоном, которые мог уже вызвать серьезные ожоги глаз, носоглотки, причинить серьезный вред здоровью и даже смерть.

Это привело к тому, что немцы решили дать «ассиметричный ответ» хлором.

Впервые массовая газовая атака хлором была произведена 22 апреля 1915 г. у города Ипр. Отметим, что это было сделано неумело, от газа пострадали и германские солдаты, а наступать на французские позиции немцы побоялись, т. к. в непродуваемых низинах стояли облака хлора, ветер был слабый, немецкие солдаты боялись туда идти и стояли на месте до подхода британо-канадского подкрепления к союзникам. Антанта обвинила Германию в нарушении Гаагской конвенции о методах войны, тем более, что это было прямое военное преступление - газ распыляли у города, где было мирное гражданское население, это могло быть приравнено к геноциду. Но германское командование лицемерно заявило, что Гаагская конвенция запрещает только применение снарядов с ОВ, но не самих ОВ.

Гаагская конвенция 1899 г. запрещала использование снарядов с ОВ как негуманное средство ведения военных действий. Поскольку все государства Европы подписали эту конвенцию, разработки противогазов, которые велись в ряде стран, были приостановлены. Но в России в этом направлении был создан лишь примитивный стеклянный шлем со шлангом, который применялся для защиты от паров ртути при золочении купола Исаакиевского собора в 1838-1841 гг. Однако он был не герметичен, и, конечно, в военных условиях стеклянный шлем не мог применяться. Romano J. A., et al. Chemical warfare agents: chemistry, pharmacology, toxicology, and therapeutics. -- US: CRC Press, 2008. -- С. 5

В итоге в русской армии никаких противогазов в 1915 г. не было вообще.

После газовых атак на Западном фронте весной 1915 г., во всех странах началось лихорадочное изготовление простейших защитных средств - предохранительных масок из ткани, марли, впоследствии - с защитными пропитками, которые нейтрализовали действие хлора.

В России этим (разработкой) занималось управление принца Ольденбургского (санитарная и эвакуационная часть). А непосредственно маски изготавливали всевозможные тыловые добровольческие общества помощи фронту. Было разработано примерно 20 вариантов таких масок, от самых простых «намордников», которые закрывали рот и нос, до почти глухих масок, которые охватывали голову и лицо полностью, открывая только глаза. Первые маски не обеспечивали плотного прилегания к коже, под них попадал газ. Они были также слишком тонкими, материя всего на несколько минут обеспечивала защиту от газа. Чрезвычайно серьезным конструктивным недостатком было то, что не предусматривалась защита для глаз, а хлор поражал глаза, разъедал слизистую оболочку глаза. По идее, можно было достаточно эффективно защитить глаза автомобильными очками «консервами», которые плотно прилегали к коже. Но таких очков в русской армии насчитывалось всего несколько сотен - у «шоффэров», как тогда называли водителей машин и у авиаторов. Российского производства таких очков не было.

Затем маски стали пропитывать различными химикатами, чтобы обеспечить нейтрализацию хлора. Был применен раствор гипосульфита, который поглощал хлор. Однако выяснилось, что затем по цепочке реакций выделяется токсичный сернистый газ:

Na2S2O3 + 2HCl > 2NaCl + 2H2O + SO2 Na2S2O3 + H2SO4 > Na2SO4 + H2O + SO2 + S

Поэтому первые партии масок, отправленные в войска, не только не защищали эффективно от хлора, но вели еще к вторичному отравлению сернистым газом. После этого в пропитку стали подмешивать соду, которая нейтрализовала сернистый газ. Но доверие к этим маскам было уже подорвано. Хотя солдаты получали их в достаточных количествах, они просто выбрасывали эти комплекты.

Вскоре солдаты стали применять для защиты от хлора комплекты нижнего белья или портянки, которые обильно смачивались водой или мочой. Как выяснилось, вода хорошо поглощает хлор, еще более эффективно пары хлора поглощает мочевина.

Настоящий фильтрующий угольный противогаз был изобретен Н. Д. Зелинским в 1915 г., но на вооружении поступил лишь в 1916 г., когда применялись уже более эффективные ОВ, чем хлор.

Выяснилось, что хлор скапливается в нижних слоях атмосферы, у самой земли, потому что он тяжелее воздуха. Поэтому при газовых атаках страдали больше всего раненные, залегшие солдаты, солдаты, которые находятся в окопах, ниже уровня поверхности земли, в различных казематах, ДОТах и т.д.

Во-вторых, чаще всего солдаты, которые подвергались газовой атаке, теряли над собой контроль и пытались убежать от газового облака, которое двигалось по ветру. В этом случае были наибольшие потери, т. к. облако газа выпускалось из газобаллонных установок от фронта в тыл противника по попутному ветру, а подвергшиеся газовой атаке солдаты, естественно, тоже бежали в тыл, максимально находясь в облаке. Кроме того, при беге легкие человека работают более активно, он дышит глубже, вдыхает больше газа.

Первый случай применения хлора на Восточном фронте - 18 (31) мая 1915 г., против российской 55-й пехотной дивизии.

Под Осовцом немцы в течение 10 дней выжидали благоприятного ветра. Наконец, с начала ночи 24 июля (6 августа) 1915 г. ветер подул в сторону русских позиций. С 4 ч. утра немцы начали выпуск газа из заранее развернутых 30 газобалонных батарей.

По оценкам газ проник на глубину свыше 20 км, поражающая концентрация существовала на глубине до 12 км, высота газового облака от земли была 12 м. Хмельков упоминает также в одном месте, что это была смесь хлора с бромом. Пары брома также токсичны, способны вызвать глубокий почти мгновенный обморок.

Гарнизон заметил приближение газовой волны. На брустверах были зажжены пакля и солома, брустверы поливали известковым раствором. Считалось, что это поможет нейтрализовать газ.

Люди надели защитные маски, вооруженные из подручных средств. Тем не менее, все кто не укрылся в плотно закрытых помещениях, были смертельно отравлены газом. Вся растительность в крепости почернела и умерла, листья свернулись и облетели.

Результат атаки оказался сокрушительным - 9, 10, 11-я роты Землянского полка выбыли из строя полностью, от 12-й роты в центральном редуте осталось 40 человек (из 200 человек!), из трех рот у Бялогронд - из 600 человек осталось около 60 человек. Первая и вторая линия Сосненской оборонительной позиции остались без защитников.

Все медные предметы, которые находились на открытом пространстве, покрылись толстым слоем окиси хлора. Де Лазари А. Н. Газобаллонная атака германцев в районе Осовца 6 августа // Химическое оружие на фронтах Мировой войны 1914--1918 гг.. -- М.: Госвоениздат, 1935.

Свечников М., Буняковский В. Оборона крепости Осовец (отрывок) // Цитадель. -- СПб, 1995. -- № 1. -- С. 34-39.

Затем немецкая артиллерия открыла огонь по крепости и стала прикрывать заградительным огнем свою наступающую пехоту. Заградительный огонь - огонь по заранее пристрелянным позициям, разрывы идут в 180-200 метров от переднего края наступающей пехоты, которую поддерживают этим заградительным огнем. Заградительный огонь применяется, чтобы противник не мог обстреливать атакующую пехоту, вообще не мог поднять головы из окопов.

Но и без этого артиллерия крепости первое время молчала - артиллерийские позиции попали под газовую волну, там начались паника и растерянность, были большие потери. Как уже говорилось, хлор опасен прежде всего, для заглубленных, закрытых позиций, какими и были артиллерийские позиции крепости - в таких помещениях ниже уровня земли, со слабой вентиляцией.

Мало кто из исследователей, кроме узких специалистов обратил внимание, что в этот день немцы провели против крепости не одну, а ДВЕ химических атаки. Пехоту на полевых позициях они отравили хлором, а на крепость, кроме обычных снарядов, посыпались снаряды, снаряженные хлорпикрином. Хлорпикрин - предтеча фосгена, т. е. фосген - это сильно концентрированный и нагретый хлорпикрин. Он формально считался в то время газом раздражающего действия, типа слезоточивого газа, поэтому его использование не считалось нарушением Гаагской конвенции. Однако здесь есть ряд нюансов, хлорпикрин был далеко не так безобиден.

Прежде всего, он ведет к отеку легких, а это - летальный исход. Затем, из-за высокой летучести хлорпикрин достаточно быстро рассеивается на открытой местности. Он также мало эффективен при низких температурах. Но при летней температуре и в закрытом душном помещении он максимально эффективен. Токсичные свойства хлорпикрина нарастают по мере увеличения его концентрации в воздухе. Концентрация около 0,2 мг/л за несколько секунд или минут приводит к полной утрате боеспособности. Опасность хлорпикрина проявляется в том, что до некоторого предела концентрации он воспринимается на запах просто как умеренно пахнущее горчицей вещество. А потом внезапно появляются симптомы отравления - сильное слезотечение и рефлекторное смыкание глаз, острые боли в желудке, конвульсивная рвота, потеря сознания. Поражение органов дыхания появляется при концентрации выше 0,1 мг/л. В качестве смертельной концентрации указывают 2 мг/л при экспозиции 10 мин. При такой концентрации смерть наступает в течение нескольких минут. Хмельков С. А. Штурм крепости 6 августа 1915 г. с применением отравляющих газов; действия атаки и обороны, результаты действия газов // Борьба за Осовец. -- М.: Воениздат, 1939.- с. 76-80

Отметим, что гарнизон крепости не знал, как нейтрализовать хлорпикрин, который скапливался в казематах и подземных переходах, Намоченные водой и мочой тряпки от него не помогали. Нужен был спиртовый раствор сульфида натрия или раствор гидразина, которых в крепости не было.

Умершими и умирающими в крепости выбыло из строя 1600 человек, все остальные получили отравления различной степени тяжести. Но это был далеко не конец, т. к. хлорпикрин держится в воздухе не разлагаясь, не менее 6 часов, сохраняя всю свою токсичность. Русские солдаты и офицеры продолжали дышать отравленным воздухом, средства защиты от отравления газом, которые были у них в распоряжении, были бесполезны.

Подавляя беспорядочное разрозненное сопротивление, 18-й немецкий полк прорезал отверстия в 1-м и 2-м «колах» (полоса заграждений из колючей проволоки) . В атаку пошли 14 батальонов ландвера, т. е. приблизительно 7 000 пехотинцев вооруженные, имевшие в своем распоряжении клещи по металлу для резки колючей проволоки. См.: Э.- М. Ремарк. На Западном фронте без перемен. В России подобный инструмент использовали на всех производствах, связанных с металлорезкой, но мысль снабдить им солдат почему-то не пришла никому в голову. М. М. Смольянинов В окопах под Сморгонью: Газовые атаки на территории Беларуси в годы Первой мировой войны // Беларуская думка : журнал (русская версия). -- 2012. -- № 4.

18-й немецкий полк занял стратегически важный «двор Леонова» и стал продвигаться вдоль полотна железной дороги к Рудскому мосту.

На Сосненской позиции к этому моменту единственной частью оставалась рота ополченцев, но половина ополченцев была тяжело отравлена

– умирали, или, по крайней мере, были не боеспособны. В контратаку они пойти не смогли, потому что были деморализованы зрелищем товарищей, умирающих в страшных мучениях.

76-й полк ландвера стремительно наступая, т. к. не встречал никакого сопротивления, занял пустую Сосню. Но немцы наступали слишком стремительно и вломились в зону газового облака, понесли большие потери. Внезапно их остановил огонь из центрального редута, где, как они были убеждены, никого уже не осталось кроме мертвых и агонизирующих людей. Это была прелюдия «Атаки мертвецов».

Возникла угроза захвата немцами Рудского моста, т. к. русская оборона все же была дезорганизована, гарнизон понес чудовищные потери, которые бы еще выросли к вечеру, потому что хлор продолжал стоять в низинах, а хлорпикрин - в казематах крепости, люди продолжали дышать ядовитыми газами.

В. этих условиях комендант крепости генерал-лейтенант Н. А. Бржозовский приказал сосредоточить весь артиллерийский огонь, который еще можно было обеспечить, на Сосненской позиции, а потом контратаковать в штыки «всем, чем можно». От контроля над Сосенской позицией зависел весь исход штурма.

Огонь открыли 9 тяжелых и 2 легких батареи крепостной артиллерии. Хмельков С. А. Штурм крепости 6 августа 1915 г. с применением отравляющих газов; действия атаки и обороны, результаты действия газов // Борьба за Осовец. -- М.: Воениздат, 1939.- с. 76-80

В атаку пошли остатки 8-й и 13-й рот, из которых от 400 человек полного личного состава оставалось на ногах менее 100 человек и более полная 14-я рота, переброшенная из крепости.

То и была знаменитая «Атака мертвецов», т. к. лица солдат и офицеров были замотаны в тряпки, сквозь которые проступала кровь от лопнувших ожогов, многие солдаты кашляли кровью или их рвало кровью.

13-я рота подпоручика Котлинского, т. к. из всех офицеров он остался один, атаковала 18-й полк ландвера вдоль железнодорожной насыпи. Немцы пришли в панику перед «живыми мертвецами» и бежали. А. С. Хмельков отмечает, что немецкие ополченцы впали в такую панику, что в стремлении бежать от «живых мертвецов», бросались прямо на проволочные заграждения, повисали на них и гибли.

Впрочем, ландвер вообще отличался невысокой боеспособностью, как считается. По предположениям С. А. Хмелькова, к тому же, на боевой дух ландвера отрицательно подействовали потери 76-го полка, которые тот понес, войдя в зону газового облака.

Развивая успех, рота захватила 1-ю и 2-ю линию Сосненских позиций. В этот момент подпоручик Котлинский был смертельно ранен. Он передал командование подпоручику 2-й Осовецкой саперной роты Стрежеминскому. Далее командование перешло к прапорщику Радке. Из журнала боевых действий не ясно, что случилось со Стрежеминским - был ли он убит, ранен, или почувствовались последствия отравления газом. Под командованием Радке 13-я рота заняла «двор Леонова». Последствия немецкого прорыва были, таким образом, ликвидированы.

В это же время 8-я и 14-я роты деблокировали центральный редут и вместе с бойцами 12-й роты выбили противника на исходные позиции.

Таким образом, к 8 ч. утра все последствия немецкого прорыва были ликвидированы.

К 11 ч. утра немцы прекратили обстрел крепости. Это означало конец 3-го штурма.

Подпоручик Владимир Карпович Котлинский, возглавивший атаку 13- й роты, был посмертно награжден Орденом Св. Георгия 4-й степени. Позднее его прах был перезахоронен на его родине, в Пскове.

Выражение «Атака мертвецов» при описании атаки 13-й роты 226-го Землянского полка впервые было употреблено в работе А. С. Хмелькова «Борьба за Осовец». А. С. Хмельков был непосредственным участником событий. Работа была опубликована Воениздатом в 1939 г.

В СССР А. С. Хмельков был начальником кафедры сухопутной фортификации и укрепленных районов в Военно-Инженерной Академии СССР. Обороне Осовца была посвящена его профессорская диссертация в этой Академии.

В СССР не приветствовалось описание каких-то конкретных подвигов солдат и офицеров на «империалистической войне». Гораздо большей популярностью пользовались сюжеты о массовом дезертирстве, о нежелании солдат воевать, о «братаниях» с немцами. Поэтому работы, выходившие в советские период о Первой мировой войне в основном были адресованы профессиональным военным, это был узкий военный анализ тактики и стратегии. При этом считалось, что опыт Гражданской войны ценнее опыта Первой мировой. Хотя в Гражданской войне не было сплошной линии фронта, боевые действия шли вдоль железных дорог, и, конечно, многие из видов современного вооружения не использовались или почти не использовались - минометы, огнеметы, ОВ, «автоматы», подводные лодки и т.д.

Даже в фундаментальной «Истории Первой мировой войны» 1975 г. оборона Осовца указывалась в одном ряду с обороной Новогеоргиевска в том плане, что эти действия всего лишь «сковали оперативную свободу германского командования». Хотя указывалось, что стойкость и мужество русских солдат приводили противника в изумление, вселяли в него чувство страха.

В 1984 г. оборона крепости Осовец была более подробно описана Н. Сахновским в «Военно-историческом журнале». Там уже говорится о газовой атаке, о том, что атака отравленных газом русских солдат привела немцев в панику. Однако выражение «Атака мертвецов» не употребляется.

Выражение «Атака мертвецов» стало мемом после появления статей В. Воронова в журнале «Совершенно секретно» в 2009 г, которая была посвящена 95-й годовщине начала Первой мировой войны и статье Артема Денисова «Атака мертвецов» в «журнале спецназа» «Братишка» в 2011 г.

В обеих публикациях события были описаны в беллетристической форме. А. Денисов местами буквально дословно повторяет текст В. Воронова, его образы, метафоры и т.д.

Однако отметим, что оба этих издания не имеют обширной читательской аудитории. «Совершенно секретно», несмотря на свое позиционирование как органа, связанного со спецслужбами и т.д. пользуется спросом в достаточно узком кругу пенсионеров, в основном - бывших ИТР военно-промышленного комплекса. «Братишка» - хороший, иллюстрированный проект, но, к сожалению, ветераны современных войн его не читают. Возможно, из-за претензий на «глянцевость», из-за легковесности материалов.

«Атака мертвецов» и «Русские не сдаются» стали Интернет -мемами в лучшем случае в конце 2012 г., но пик их популярности пришелся на весну 2014 г. Кампания 1915 г. // История Первой мировой войны / Под ред. И. И. Ростунова. -- М.: Наука, 1975. -- Т. 2. -- С. 42--43.

Сахновский Н. Из истории обороны крепости Осовец // Военно-исторический журнал. -- 1984. -- № 11.

Владимир Воронов Русские не сдаются // Совершенно секретно : журнал. -- 2009. -- № 8.

В конце 2012 г. члены реконструкторского клуба «Пехотинец» (Петербург) сняли на эту тему музыкально-игровой клип.

В целом, состояние проблемы в освещении современной российской историографии таково;

- Контратака русских частей под Осовцом 6 августа 1915 г. действительно имела место и была примером массового героизма русских солдат и офицеров;

- Подавляющее большинство материалов в Интернете на эту тему являются вариациями статьи А. Денисова (даже не В. Воронова). Причина - «Братишка» имеет более широкую, молодежную аудиторию, чем «Совершенно секретно». Из-за легкости изложения. Подчеркиваем, что«Совершенно секретно» - это издание для пенсионеров с довольно высоким образовательным уровнем, которые, к тому же имеют много свободного времени, т. к. ряд статей, которые публикуются в издании - довольно сложны. Поэтому в Интернете статья В. Воронова была мало замечена, а замечено более яркое переложение того же материала А. Денисовым.

- клип «Пехотинца», который потом вошел в клип молодой певицы Ксении Стрижак- пример нарастающей мифологизации явления. «Атака мертвецов» воспроизведена исторически достоверно, за исключением того, что люди с изъеденными газом легкими не могут бегать и протяжно кричать «Ура».

Все яркие художественные детали события придуманы современными публицистами, в источниках этих деталей нет.

Нет немецких источников, которые подтверждают достоверность событий.

Немецкий 18-й полк ландвера - 18-й полк 70-й бригады 11-й дивизии ландвера. Во время этих событий частью командовал генерал-лейтенанта Рудольф фон Фройденберг. Он скончался уже в 1926 г., воспоминаний не оставил.

Журналы боевых действий дивизии и ее подразделений могут находится в Федеральном архиве Германии. Однако во время Второй мировой войны значительная часть его материалов была утрачена, а потом часть фондов оказались в других странах. Deutsches Reich: Kaiserreich (1871-1918) einschlieЯlich Norddeutscher Bund (1867-1871) (нем.). Das Bundesarchiv.

В воспоминаниях немецких военачальников, воевавших на Восточном фронте рассказов об «Атаке мертвецов» не найдено.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>