Погребения в монастырских храмах, Малый собор - Дворянский некрополь Донского монастыря
Полная версия

Главная arrow История arrow Дворянский некрополь Донского монастыря

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Погребения в монастырских храмах

Малый собор

Малый собор Донской Богоматери был заложен в 1591 г. по повелению царя Федора Иоанновича в память победы над крымским ханом Казы- Гиреем. И.Е. Забелин, опираясь на повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича, пишет, что Малый собор мог быть завершен к 1593 г56.

Есть предположение, что в создании собора принимал участие известный русский зодчий Ф.С. Конь. В своем первоначальном виде Малый собор представляет собой небольшой бесстолпный храм с тремя округлыми апсидами. Его кубический объем завершался тремя ярусами кокошников, световым барабаном и шлемовидным куполом. Позднее, в 1678 г., к собору, в память победы под Чигирином над отрядом турецкого султана, по распоряжению царя Федора Алексеевича были пристроены с севера и юга два придела, с запада - трапезная. В 1679 г., приделы были освящены: один, с южной стороны храма, во имя преподобного Сергия Радонежского, в память походной полотняной церкви, стоявшей некогда на этом месте во время набега Казы-Гирея, другой, с северной стороны храма, Феодора Стратилата, тезоименитого небесному покровителю царя Федора Алексеевича. Тогда же сооружена шатровая колокольня, шлемовидный купол заменен ныне существующей главой. Тогда же, реставрационные работы 1950-х. гг., проведенные по проекту архитектора Н.Н. Соболева, в значительной мере вернули храму первоначальные формы57. Уже в наши дни работы по новой реставрации собора подходят к концу.

В ограде каждого русского монастыря существовали кладбища и первыми надгробиями, как правило, бывали надгробия монахов и настоятелей. Это замечание относится и к Донскому монастырю, но первые монастырские надгробия известны только с конца XVII века. Е.В. Николаев в свое время высказал предположение, что, так как до середины XVII века монастырь был очень беден «настоятелей хоронили, вероятно, в Андреевском монастыре, к которому Донской был приписан»58.

Первые захоронения некрополя связаны с приделом преп. Сергия Радонежского Малого собора Донского монастыря. Там, в левой стороне придела, 5 сентября 7202 [1693] года был погребен схимонах Иов (думный дьяк Яков Аверкиевич Кириллов). В чине погребения участвовал сам патриарх Адриан59. На средства Ирины Симоновны Кирилловой (во 2-м браке Курбатовой), жены Я.А. Кириллова, после его смерти достраивалась монастырская ограда.

Кирилловы владели палатами на Берсеневской набережной («палаты Аверкия Кириллова»). Позже, уже в XVIII в., палаты принадлежали представителям дворянского рода Курбатовых, родни второго мужа И.С. Курбатовой. Последним их владельцем из рода Курбатовых был советник канцелярии Коллегии иностранных дел Петр Васильевич Курбатов. Его сын действительный статский советник Петр Петрович Курбатов в апреле 1786 г. был похоронен близ Малого собора60 (потом здесь возникнет семейный некрополь Курбатовых).

Второе захоронение некрополя - певчий дьяк царевны Екатерины Алексеевны Григорий Филимонович Дубняцкий. Он в 1694 г. отдал обители

двор, расположенный подле Кремля вблизи Моисеевской богадельни, для монастырского подворья. За огромный вклад (двор стоил 1800 р.) певчий дьяк стал схимонахом Гавриилом. Менее двух с половиной месяцев провел он среди братии Донского монастыря и весной того же года испустил дух. Согласно завещанию черноризца похоронили в обители, где обязаны были вечно поминать его вместе с родителями. Однако, уже в перечне захоронений конца XVIII в. его имя не упоминалось.

В октябре 1698 г. в приделе был похоронен монах Павел (стольник Павел Козьмич Розинков, происходивший из курского дворянского военно- служилого сословия), племянник И.С. Кирилловой. Настенная каменная доска с эпитафией дошла до наших дней, но так как ее постоянно чем-либо плотно загораживали, ее описание не вошло в «Московский некрополь»61.

На правой стороне придела близ окна нашел упокоение инок Нифонт (стольник Никита Борисович Пушкин) (1620-1715). Памятником ему была белокаменная настенная плита («вверху два ангела держат корону»). Надгробие утрачено. Стольник Н.Б. Пушкин был старшим представителем дворянского рода Пушкиных (XV колено от Ратши), иночество принял в конце жизни в Троицком монастыре62.

В той же правой стороне Сергиевского придела был погребен артиллерии подполковник Лев Александрович Пушкин (1723-1790), дед А.С. Пушкина. Надгробие (медная посеребренная доска в стене, в надписи фамильный герб), к сожалению, тоже не сохранилось. При погребении Л.А. Пушкина обедню служил и произнес надгробное слово митрополит Московский Платон (Левшин)63.

Как заметил А.Г. Налетов: «Л.А. Пушкин похоронен здесь, очевидно, потому, что там уже был захоронен представитель рода Пушкиных»64. Однако, не только родство по линии Пушкиных сыграло решающую роль в выборе места последнего упокоения. Л.А. Пушкин приходится пятиюродным правнуком Н.Б. Пушкину. Родство очень дальнее. С другой стороны, матерью Л.А. Пушкина была Евдокия Ивановна Головина, дочь адмирала И.М. Головина. Она приходилось троюродной сестрой президенту Адмиралтейств-коллегии адмиралу графу Н.Ф. Головину, женой которого была дочь Н.Б. Пушкина Софья Никитична65. Уже в XIX веке в Малом соборе Донского монастыря рядом с Л.А. Пушкиным упокоились его внуки - младенцы Софья, Павел и Михаил, младшая сестра и братья А.С. Пушкина66. В 2014 г. при проведении работ во внутреннем пространстве Малого собора Донского монастыря в приделе преп. Сергия после снятия культурного слоя на минимальной глубине открылся хорошо сохранившийся и неповрежденный временем склеп. Согласно надписи на надгробной чугунной плите в этом месте был погребен флота капитан-лейтенант Сергей Алексеевич Мусин-Пушкин (1783-1847). С.А. Мусин-Пушкин, сын адмирала

А.В. Мусина-Пушкина, был, как и Пушкины, потомком Ратши67.

В июле 1771 г. в трапезной придела преп. Сергия был погребен полковник князь Дмитрий Михайлович Голицын (1735-1771), сын генерал- адмирала М.М. Младшего Голицына, представитель четвертой, младшей, но наиболее знатной линии князей Голицыных («Михайловичей»). Через князей Кантемиров и Головиных «Михайловичи» были в родстве с Пушкиными68. Здесь же был похоронен племянник князя Д.М. Голицына капитан л.-гв.

Измайловского полка князь Дмитрий Михайлович Голицын (1758-1782), сын действительного камергера князя М.М Голицына69.

В левой части трапезной, на правом столбе еще в середине XIX века можно было увидеть надпись над могилой действительного статского советника Василия Давыдовича Зыбина, погребенного 16 июля 1771 г. 72 лет. В.Д. Зыбин был внуком стряпчего К.А. Зыбина и А.С. Хитрово, внучатой племянницы боярина, дворецкого Б.М. Хитрово (1615-1680), одного из вкладчиков Донского монастыря в XVII веке70.

В трапезной Малого собора в 1779 г. нашла упокоение сестра полковника князя Д.М. Голицына, дочь генерал-адмирала М.М. Голицына Младшего, Анастасия Михайловна Загряжская (1728-1779). Муж А.М. Загряжской генерал-майор Николай Артемьевич Загряжский (1729-1788) похоронен на внехрамовой части некрополя Донского монастыря 9участок № 6)71.

К сожалению, «в трапезе» Малого собора не сохранилось надгробие генерал-аншефа Петра Ивановича Стрешнева (1711-1771), владельца подмосковной усадьбы Покровское-Стрешнево, умершего 5 сентября 1771 г. в разгар «чумного» бунта в Москве. Архивная запись о погребении датируется 15 сентября. Отпевали П.И. Стрешнева в церкви святого архидиакона Евпла на Мясницкой72. Род Стрешневых был в близком родстве с Домом Романовых. Дед Петра Ивановича боярин Родион Матвеевич Стрешнев был четвероюродным братом царицы Евдокии Лукьяновны Стрешневой, 2-й жены царя Михаила Федоровича73.

Самое раннее из скульптурных надгробий некрополя Донского монастыря находилось недалеко от входных дверей Малого собора, у западной стены его трапезной. Здесь был похоронен генерал-поручик князь Петр Михайлович Голицын (1738-1775), брат князя Д.М. Голицына, отличившийся в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. и убитый на дуэли П.А. Шепелевым. Отпевали князя в Богоявленском монастыре. Над захоронением П.М. Голицына в 1783 г. был установлен мраморный надгробный памятник работы скульпторов Ф.И. Шубина и Я.И. Земельгака, созданный по модели Ж.-А. Гудона. От Академии художеств за созданием памятника «был приставлен наблюдать» Ф.Г. Гордеев74.

Как обыкновенно делалось с барельефными надгробиями, памятник был вделан в стену и помещен в нишу. Композиционно памятник представляет собой следующее: на прямоугольном пьедестале кубический постамент с бронзовыми накладными буквами «К.П.М.Г.» (князь Петр Михайлович Голицын), увенчанный урной. По бокам располагаются две мраморные аллегорический фигуры - Гений и Марс. Воин стоит в шлеме и рыцарском одеянии. Рука покоится на урне, фигура резко повернута в сторону зрителя. Слева - сидящая фигура бессильно поникшего юноши. У подножия сложены воинские доспехи и поверженный жертвенник - символ разрушения и смерти. С подушки на невысоком постаменте свисает на ленте

орденский знак святого Александра Невского. Лавровые ветви дополняют декор памятника75.

Первым национальным мастером в России, приступившим к созданию скульптурного надгробия, был Ф.Г. Гордеев. Его работа - мраморное надгробие княжны Натальи Михайловны Голицыной (1698-1778) располагалось рядом с памятником ее двоюродному брату князю П.М.

Голицыну. Княжна Н.М. Голицына была дочерью генерал-фельдмаршала князя М.М. Старшего Голицына. Памятник датирован 1780 г.76

Памятник Н.М. Голицыной представляет собой мраморную стелу, обрамленную прямоугольным бордюром из серого мрамора, с барельефным изображением молодой женщины, держащей овальный медальон с вензелем умершей «К. Н. Г.» (княжна Наталья Голицына). Рядом, на высоком, чуть сдвинутом постаменте, стоит погребальная урна, перевитая гирляндой роз. У основания постамента - овальный щит с фамильным гербом князей Голицыных. Надгробные памятники П.М. Голицына и Н.М. Голицыных в 1930-е гг. были перенесены в церковь Михаила Архангела (Усыпальницу Голицыных) 77.

В центре трапезной Малого собора в 1775 г. был похоронен дядя князя П.М. Голицына генерал-аншеф, обер-егермермейстер Семен Кириллович Нарышкин (1710-1775), создатель моды на роговую музыку, сын последнего кравчего К.А. Нарышкина, троюродного брата царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, 2-й жены царя Алексея Михайловича78.

Рядом с могилой С.К. Нарышкина была погребена младшая сестра княжны Н.М. Голицыной статс-дама графиня Екатерина Михайловна Румянцева-Задунайская (1724-1779), супруга знаменитого русского военного и государственного деятеля генерал-фельдмаршала графа П.А. Румянцева- Задунайского. Надгробие, к сожалению, не сохранилось. В память и вечное поминовение о матери государственный канцлер граф Н.П. Румянцев в 1823 г. пожертвовал в монастырскую ризницу «бриллиантами украшенную панагию с золотой цепочкою в футляре» из финифти, богато украшенную бриллиантами, с образом Донской Божией Матери79.

В том же 1779 г., в январе, в Малом соборе был похоронен еще один троюродный племянник царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной новгородский губернатор, генерал-поручик Василий Васильевич Нарышкин (1712-1779), сын В.Г. Нарышкина, комнатного стольника царя Петра Алексеевича80. На месте захоронения надгробная плита с гербом Нарышкиных.

В юго-западной части трапезной Малого собора нашел упокоение известный государственный деятель и мемуарист, генерал-прокурор князь Яков Петрович Шаховской (1705-1777). Можно проследить родство князя Я.П. Шаховского с П.И. Стрешневым. Двоюродная сестра князя Я.П. Шаховского княжна Н.А. Шаховская в первом браке была замужем за генерал-майором Н.И. Стрешневым (1706-1745), братом Петра Ивановича81.

В 1781 г. здесь же была похоронена 2-я жена князя Я.П. Шаховского княгиня Евдокия Егоровна Шаховская (1719-1781), дочь генерал-майора Е.И. Фаминцына. Ее первым мужем генерал-майор Адриан Иванович Лопухин (1693-1755), представитель родственного Дому Романовых дворянского рода, происходившего от касожского князя Редеди. Над их захоронениями надгробные чугунные плиты с рельефными надписями и гербами князей Шаховских82.

Недалеко от надгробных плит Шаховских было поставлено беломраморное надгробие работы неизвестного скульптора на могиле действительного тайного советника, сенатора Михаила Михайловича Измайлова (1719-1800) и его жены Марии Александровны Измайловой (1730-1780). Это обычный классический памятник (тип надгробия с пирамидой): на фоне пирамиды представлены «плакальщицы» и крылатый купидон, склонившийся над барельефным портретом умершего, помещенным у основания пирамиды. Памятник в 1930-е гг. был перенесен в церковь Михаила Архангела (Усыпальницу Голицыных). М.А. Измайлова была дочерью действительного тайного советника А.Л. Нарышкина (1694- 1746), племянника царицы Натальи Кирилловны83. Небольшой некрополь Измайловых находился также «с правой стороны» от Большого собора.

В северной части трапезной Малого собора находились два высокохудожественных мраморных памятника, созданных выдающимся скульптором И.П. Мартосом. Это мраморные надгробия княгини С.С Волконской и М.П. Собакиной. Их надгробные памятники, как отмечал Е.В. Николаев, «наиболее совершенное воплощение двух основных типов надгробий этого времени - надгробия с плакальщицей и надгробия с пирамидой в качестве композиционного центра»84.

Свою творческую деятельность по возвращении из Италии И.П. Мартос начал с мраморного надгробия, поставленного в 1782 г. на могиле княгини Софьи Семеновны Волконской (1707-1777). Княгиня С.С. Волконская, урожденная княжна Мещерская, была женой генерал-аншефа князя Семена Федоровича Волконского (1703-1768) (его надгробную чугунную плиту можно увидеть у северной стены трапезной Малого собора) и бабушкой декабриста князя С.Г. Волконского. На территории некрополя была погребена также дочка княгини С.С. Волконской Наталья Семеновна Хрущова (1739-1776), жена бригадира А.И Хрущова, а у церкви Михаила

Архангела сохранился надгробный памятник внучке княгини С.С. Волконской Анне Андреевне Хрущовой (1765-1792) (участок № 3) 85.

Надгробный памятник княгине С.С. Волконской (теперь его можно увидеть в зале № 2 «Скульптура XVIII века» Государственной Третьяковской галереи86) в тематическом и композиционном решении близок памятнику княжне Н.М. Голицыной работы Ф.Г. Гордеева. В основу положен горельеф с изображением женской символической фигуры, обнявшей одной рукой милую ее сердцу урну, а другой - вытирающей слезы. Скорбно склоненная

голова представлена в профиль, вся фигура параллельна фону. В таком развороте игра складок длинной одежды получила разнообразие формы и направление. Лица плакальщицы, закрытой плащом почти не видно, но общие очертания фигуры, ниспадающие складки плаща, трогательный жест создают настроение тихой, безропотной грусти. Имя мастера высечено на цоколе: «Дел. Иван Мартос. 1782»87.

Второй памятник, законченный И.П. Мартосом в том же 1782 г., ранее стоял на могиле Марфы Петровны Собакиной (1750-1780). М.П. Собакина была дочерью генерал-майора князя П.Я. Голицына и 1-й женой премьер- майора Петра Александровича Собакина (1744-1821). П.А. Собакин был погребен 17 июня 1821 г. в стенах некрополя Донского монастыря (участок

№ 2, надгробный памятник сохранился до наших дней)88. На территории некрополя погребена тетка П.А. Собакина, статская советница Надежда Григорьевна Волкова (ум. 1783). Ее захоронение положило начало семейному некрополю Волковых. Сохранился надгробный памятник второму мужу Н.Г. Волковой - вице-президенту Медицинской коллегии, действительному статскому советнику Абраму Степановичу Волкову (1730- 1803) (участок № 5)89.

Композиция памятника М.П. Собакиной развернута на плоскости белой мраморной стелы. Классический треугольник ее построения составляют фигуры плакальщицы и юного Гения смерти, расположенные по краям саркофага у подножия плоской пирамиды. Пирамида завершена профильным портретным медальоном М.П. Собакиной в высокой модной прическе. Тонкая юношеская рука Гения с потухшим факелом почти касается плеча плакальщицы, как бы ища сочувствия. Элегическое звучание памятника усиливают две скульптурные розы, брошенные на край саркофага. Другой рукой Гений касается двух овальных щитов с изображением гербов - князей Голицыных и дворян Собакиных. Памятник можно считать одним из первых многофигурных скульптурных надгробий в России. Он относится, как заметил академик М.В. Алпатов, «к числу лучших русских памятников этого рода»90.

У северной стены трапезной Малого собора похоронен талантливый русский полководец и дипломат генерал-фельдмаршал князь Николай Васильевич Репнин (1734-1801), последний мужской представитель старинного княжеского рода Репниных, ветви князей Оболенских, происходившей от черниговских князей. Дочь князя Н.В. Репнина княжна Александра Николаевна Репнина (1757-1834) стала женой сына княгини С.С. Волконской генерала от кавалерии князя Г.C. Волконского (1742-1824). По указу императора Александра I от 12 июля 1801 г. их сын герой Аустерлица, брат декабриста князя С.Г. Волконского, генерал от кавалерии князь Н.Г.

Волконский (1777-1848) принял «наследное имя» князей Репниных91.

Могила князя Н.В. Репнина представляет собой бронзовую плиту, встроенную в пол собора. В верхней части изображен фамильный герб Репниных. Ранее здесь находилось мраморное надгробие, отличавшееся богатством пышного декоративного оформления. Памятник украшал золоченный фамильный герб князей Репниных, окруженный цепью со знаком ордена св. апостола Андрея Первозванного. На мраморной подушке с бронзовыми кистями лежал в лавровом венке фельдмаршальский жезл, по углам гробницы были установлены бронзовые светильники в виде ковша с ручкой, а каждую грань памятника украшали лавровые бронзовые венки. Надгробный памятник князю Н.В. Репнину в 1930-х гг. был демонтирован и долгое время считался утерянным. Его отдельные части были случайно обнаружены в одной из монастырских башен. По архивным материалам и старым фотографиям памятник был реконструирован и установлен в 1960-х годах в Михайловской церкви реставраторами В.П. Красиковым и Р.Ф.

Кожевниковым. В 1991 году памятник перенесен в подклет Большого собор92.

В своих мемуарах княжна Варвара Николаевна Репнина (1808-1891), правнучка фельдмаршала князя Н.В. Репнина, вспоминает, что ее старшая сестра Мария, умершая еще до ее рождения, была погребена в Малом соборе в могиле своего прадеда фельдмаршала93.

У южной стены трапезной Малого собора 18 мая 1781 г. архиепископом Платоном (Левшином) был погребен генерал-поручик Александр Васильевич Римский-Корсаков (1729-1781). А.В. Римский- Корсаков был женат на княжне М.C. Волконской (1731-1796), дочери С.С. Волконской. На могиле А.В. Римского-Корсакова был поставлен мраморный памятник работы неизвестного скульптора конца XVIII века. На памятнике ставшая уже традиционной плакальщица. Фамильный герб Римских- Корсаковых у основания погребальной урны. Рядом с плакальщицей стояли три «пути», один из которых гасил «факел жизни» о щит с монограммой умершего. Памятник в 1930-е гг. был перенесен в церковь Михаила

Архангела (Усыпальницу Голицыных)94.

В северной части трапезной Малого собора, позади правого клироса, находится чугунная плита с гербом и рельефной надписью. В 1814 г. здесь был поставлен памятник по благословению настоятеля монастыря архимандрита Иоанна (Терликова). Под плитой похоронен известный московский историк и археограф, управляющий Московским главным архивом Николай Николаевич Бантыш-Каменский (1737-1814), гражданский герой Отечественной войны 1812 г.

Н.Н. Бантыш-Каменский был племянником московского архиепископа Амвросия Зертис-Каменского, погибшего во время чумного бунта 1771 г. в стенах Донского монастыря (памятник ему был установлен у северной двери алтаря собора, возле прохода в придел великомученика Феодора Стратилата). Фамилия Бантыш-Каменский возникла после того, как отец Н.Н. Бантыш- Каменского молдавский дворянин Н.К. Бантыш присоединил к своей фамилии фамилию жены, сестры архиепископа, и стал называться Бантыш- Каменский95.

При входе в Малой собор направо под чугунной плитой нашел последний покой полководец Отечественной войны 1812 г., командующий 3-й Обсервационной армией генерал от кавалерии Александр Петрович Тормасов (1752-1819). Под командованием А.П. Тормасова была одержана первая победа в Отечественной войне 1812 г. при Кобрине, за что Тормасов получил орден Св. Георгия 2-го кл. Отпевали А.П. Тормасова 22 ноября 1819 г. в Чудовом монастыре, службу совершал митрополит Московский и Коломенский Серафим96.

Плита над надгробием А.П. Тормасова была установлена в 1844 г. вместе с аналогичной (справа) плитой над могилой действительного статского советника Ивана Марковича Сессаревского (1784-1844) (за место

«по первому разряду» было заплачено 900 р. 97). И.М. Сессаревский был правителем канцелярии у А.П. Тормасова98.

По сторонам средней арки, ведущей в собор, были устроены два киота, с иконами одинакового рисунка. Левый киот (в киоте «икона Владимирской Божией Матери на кипарисной доске»99) в память генерала от инфантерии князя Андрея Ивановича Горчакова (1776/1779-1855). Князь А.И. Горчаков - племянник А.В. Суворова, герой Отечественной войны 1812 г., возглавивший

24 августа 1812 г. оборону Шевардинского редута, скорее всего, был погребен здесь. По завещанию князя А.И. Горчакова в Донской монастырь было передано 1000 р. «на поминовение души его, родителей и родственников»100.

Здесь надо упомянуть, что на территории некрополя - с правой стороны Большого собора (участок № 1) были погребены родители и сестры князя А.И. Горчакова. Отец князя А.И. Горчакова - генерал-поручик князь Иван Романович Горчаков (1716-1801), участник Семилетней войны, представитель 1-й ветви княжеского рода, и мать - княгиня Анна Васильевна Горчакова (1744-1813), сестра А.В. Суворова101.

Правый киот был устроен в память графа Николая Александровича Протасова. В 1847 г. в Малом соборе была погребена кавалерственная дама графиня Варвара Алексеевна Протасова (1770-1847), урожденная Бахметева, вдова действительного тайного советника Александра Яковлевича Протасова (1742-1799). Их сын - последний представитель графской ветви рода Протасовых - граф Николай Александрович Протасов (1798-1855), обер- прокурор Св. Синода при императоре Николае I упокоился здесь же 22 января 1855. На поминовение графа по духовному завещанию было дано 300 р102.

Надо заметить, что отец графа Н.А. Протасова, А.Я. Протасов, отличившийся при штурме Бендер в русско-турецкую войну 1769-1774 гг., и дед, генерал-поручик Яков Яковлевич Протасов (1716-1779), участник Семилетней войны 1756-1763 гг., нашли последний покой недалеко от Малого собора (участок № 2). Рядом с графом Н.А. Протасовым 22 февраля 1880 г. была погребена его жена, обер-гофмейстерина графиня Наталья Дмитриевна Протасова (1803-1880), урожденная княжна Голицына, дочь героя Отечественной 1812 г. генерала от кавалерии, московского генерал-губернатора князя Дмитрия Владимировича Голицына (1771-1844)103. К сожалению, надгробия Протасовых не сохранились.

Между захоронениями Н.Н. Бантыш-Каменского и А.В. Римского- Корсакова установлена чугунная плита над могилой Варвары Александровны Бахметевой (1815-1851), урожденной Лопухиной. В.А. Бахметева была близким другом поэта М.Ю. Лермонтова. Сердечную привязанность к ней поэт хранил всю свою жизнь. Муж В.А. Бахметевой действительный статский советник Николай Федорович Бахметев (1798-1884) погребен на территории некрополя Донского монастыря (участок № 1)104.

У северной стены придела преп. Феодора Стратилата Малого собора можно увидеть три чугунные плиты с рельефными надписями дворян Васильчиковых. Под плитами похоронены: дипломат, действительный тайный советник Алексей Васильевич Васильчиков (1776-1854); супруга А.В. Васильчикова Александра Ивановна Васильчикова (1796-1855), урожденная Архарова; их сын историк, искусствовед, директор Императорского Эрмитажа, тайный советник Александр Алексеевич Васильчиков (1832-1890), автор обширного исторического сочинения

«Семейство Разумовских».105 Васильчиковы через князей Голицыных были в

родстве с Протасовыми. А.В. Васильчиков был сыном камергера Василия Семеновича Васильчикова. Мать - Анна Кирилловна Васильчикова, урожденная графини Разумовской, дочь генерал-фельдмаршала графа Кирилла Григорьевича Разумовского (1728-1803). Жена А.В. Васильчикова А.И. Васильчикова была любимой фрейлиной императрицы Марии Федоровны, жены императора Павла I, дружила с А.С. Пушкиным. Ее отец - известный московский генерал-губернатор Ивана Петровича Архарова (1744- 1815). Мать - Екатерина Александровна Римская-Корсакова (1755-1826), дочь генерал-поручика А.В. Римского-Корсакова, погребенного в Малом соборе. Здесь же в Малом соборе нашли упокоение внук и сын Алексея Васильевича Васильчикова: Петр Александрович Васильчиков (1867-1879) и Петр Алексеевич Васильчиков (1829-1898)106.

В ноябре 1856 г. в Малом соборе был погребен действительный тайный советник Степан Степанович Стрекалов (1782-1856). В 1812 г. С.С. Стрекалов в чине полковника л.-гв. Преображенского полка участвовал в Бородинском сражении, был контужен. В 1859 г. рядом с С.С. Стрекаловым была похоронена его вторая жена Надежда Евдокимовна Стрекалова. Надгробия не сохранились107. Не сохранились также захоронения Анастасии Николаевны Воейковой (ум. 1848), вдовы гвардии штабс-капитана, и коллежского асессора Дмитрия Ивановича Соболева (ум. 1849)108.

Рассматривая дворянские захоронения Малого собора, нами была предпринята попытка дать им подробный обзор, начиная с конца XVII века. Особое место уделено семейному некрополю Пушкиных в приделе преп. Сергия. На основе косвенных опубликованных и архивных данных сделано предположение о месте погребения героя Отечественной войны 1812 г. князя А.И. Горчакова. Показаны, где это представляется возможным, родственные связи погребенных в Малом соборе между собой и с погребенными на внехрамовой части монастырского некрополя.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>