Погребальные знаки с иных кладбищ в Донском монастыре - Дворянский некрополь Донского монастыря
Полная версия

Главная arrow История arrow Дворянский некрополь Донского монастыря

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Погребальные знаки с иных кладбищ в Донском монастыре

В 1919 г. кладбища всех московских монастырей были закрыты решением Московского Совета. К 1926 г. Донской монастырь числился в списках Московского отделения народного образования (МОНО) как открытый для посещения историко-культурный и бытовой музей. 1929 г. - год закрытия бывшего Донского монастыря. В 1934 г. антирелигиозный музей искусств в Донском монастыре был преобразован в музей Академии архитектуры СССР.

С 1948 г. по распоряжению Председателя СНК К.Е. Ворошилова монастырский некрополь передали Тресту похоронного обслуживания предприятий Коммунального обслуживания Мосгорисполкома. В этот период были утрачены некоторые надгробия и установлены типовые, разработанные для новых захоронений. В 1954 г. некрополь удалось вернуть в Музей архитектуры. С этого времени была начата работа по паспортизации и учету надгробных памятников309.

В 1930-е гг. в историческом некрополе Донского монастыря была осуществлена ликвидация надгробий, памятников и склепов, из числа не зарегистрированных и не представляющих историко-художественного и бытового значения. Среди уничтоженных склепов фамильный склеп семьи князя В.М. Голицына (1847-1932), московского губернатора, потом городского головы и почетного гражданина Москвы, устроенный его братом князем А.М. Голицыным (1838-1919) «у правого переднего угла» Малого собора310.

Последним 26 июня 1918 г. здесь похоронили брата князя В.М. Голицына генерала от кавалерии князя Михаила Михайловича Голицына (1840-1918), действительного члена Русского генеалогического общества311.

С 1927 г. некрополь Донского монастыря пополняется дворянскими надгробиями, привозимыми с закрывшихся и разоренных монастырских кладбищ. За год до этого, в 1926 г. было принято решение о перезахоронении всех погребенных на территории домовой церкви Румянцевского музея. На территорию некрополя Донского монастыря был перенесен прах последнего директора Румянцевского музея князя Василия Дмитриевича Голицына (1857-1926) и его жены княгини Прасковьи Михайловны Голицыной (1858- 1918), урожденной графиней Толстой. Это последнее захоронение представителей княжеского рода Голицыных в некрополе. В последней четверти XIX века на монастырском кладбище обрела последний покой сестра князя В.Д. Голицына фрейлина Анна Дмитриевна Голицына (1860-

1886). Памятник княжеской чете Голицыных не сохранился312.

У восточной стены Донского монастыря можно увидеть надгробие боярина Федора Бяконта, отца святителя Алексия, митрополита Киевского и всея Руси. Он еще в середине XIV века одним из первых был погребен в монастырском некрополе Богоявленского монастыря (в нижнем ярусе церкви Казанской Божией Матери). Гроб находился у южной стены церкви. На надгробном камне надпись: «Поставлен сей камень по благословению преосвященного Платона, митрополита Московского и Коломенского, потомком сего боярина, статским советником и кавалером Никанором

Богдановичем Плещеевым в 1805 году». Каменное надгробие над его могилой было перенесено в Донской монастырь в 1929 г313.

В северную стену ограды Донского монастыря вмурованы надмогильные белокаменные плиты из церкви Николая Чудотворца в

Столпах, уничтоженной в 1938 г. Это плита «жены стольника Василия Ивановича Колычева Ксении, умершей 10 мая 1702 г. на 27 году жизни» (находилась при входе в трапезу Никольской церкви). А также 5 надгробных медальонов с надписями (находились у левой стены церкви): Данилы Ивановича Милославского (ум. 1640); «рабы Божией Феклы Матвеевой, жены стольника Алексея Матвеевича Милославского»; «флота Лейтенанта Льва Александровича Милославского» и его «дщери девицы Екатерины Львовны»; «жены стольника Стефана Афанасьевича Собакина, вдовы Александры Андреевны». Интересно отметить, что над надгробием Л.А. Милославского (1700-1746) можно увидеть герб-эмблему Милославских, подобный личному гербу вице-адмирала Ф.С. Милославского из Гербовника

А.Т. Князева 1785 г. В число Высочайше утвержденных герб Милославских не вошел314.

В подклете Большого собора можно увидеть одно из ранних мемориальных произведений XVIII века - надгробие «ближнего боярина» князя Бориса Ивановича Прозоровского (1661-1718), перенесенное из Большого собора Сретенского монастыря. Здесь нужно ошибку

«Московского некрополя» - там «умер около 1705 г». Надгробие представляет собой монументальную плиту из белого камня с массивным скульптурным навершием. В нижнем поле поместилась пространная надпись

- стихи на эпитафион - «на пять гербов Прозоровских», прославляющие подвиги и знатность рода. Надпись опоясана рамой-картушем, верхний фигурный край которой несет огромный герб, поддерживаемый двумя крылатыми гениями (герб полностью стёрт). Величественный строй надписи служит введением к главной теме, которую раскрывает венчающая пластическая композиция, размещенная по сторонам герба и представляющая собой эмблемы войны - оружие, снаряжение, боевые знамена, на фоне которых изображены головы пленников, закованных в цепи315.

Здесь же можно увидеть вмонтированные в стену надгробные плиты Дмитрия Федоровича Потемкина (1673-1748), его матери Матрены Михайловны (ум. 1706) и внука генерал-кригс-комиссара Михаила Сергеевича Потемкина (1744-1791). Над текстом надгробной плиты расположен личный герб М.С. Потемкина. В советское время эти надгробные плиты, представляющие собой текст в рамке, без какого-либо декора, были перенесены из Никольской церкви села Никольского-Колчево в Донской монастырь и вошли в экспозицию художественных надгробий филиала

ГНИМА им. А.В. Щусева, расположенного на территории монастыря316.

Там же, «в подклете» Большого собора расположен прекрасный образец барочного надгробия - саркофаг генерал-поручика графа Александра Романовича Брюса (1704-1760), племянника генерал-фельдцейхмейстера графа Я.В. Брюса. Саркофаг был привезен из склепа Иоанно-Богословской церкви подмосковной усадьбы Брюсов Глинки Богородского уезда Московской губернии, где граф А.Р. Брюс был похоронен. Памятник выделяется своими величественными размерами и богатейшим скульптурным убранством: фигурный корпус состоит как бы из двух ярусов, из которых верхний представляет тяжелую каннелированную на скатах крышку. На боковых сторонах в обрамлении цветов лежит скульптурный картуш, имеющий форму скользящий вниз волны. Она спадает к подножию памятника, касаясь гребнем верхней грани крышки. Изголовье замыкает огромный скульптурный герб рода графа Брюса. В 1936 г. из подмосковной усадьбы Глинки в усыпальницу Голицыных было перемещено монументальное художественное надгробие графини Прасковьи Александровны Брюс (1729-1786), сестры фельдмаршала графа П.А. Румянцева-Задунайского, работы И.П. Мартоса. В 1993-1994 гг. надгробие графини П.А. Брюс было перевезено в фонды Архитектурного музея им. А.В. Щусева на Воздвиженке317.

Из нижней Казанской церкви собора Богоявленского монастыря (находился на стене левой стороны трапезной) был перенесен надгробный памятник генерал-аншефу светлейшему князю Александру Александровичу Меншикову (1714-1764). Теперь его можно увидеть в «подклете» Большого собора Донского монастыря. Он сочетает два типа надгробных памятников: настенную плиту и рельефное изображение саркофага в стиле барокко с текстом эпитафии на нем318.

Из уничтоженного в советское время Чудова монастыря на территорию Донского монастыря был перенесен саркофаг князя Бориса Александровича Куракина (1733-1764) (надгробие находилось «возле храма Чуда архистратига Михаила»). Этот массивный саркофаг, на боковых гранях которого можно увидеть пространные надписи, можно увидеть у ступеней южного входа Большого собора. На надгробие также сохранился княжеский вензель Куракиных и изображение черепа и песочных часов - символ Смерти и Вечности319.

Недалеко от северной стены трапезной Малого собора, можно увидеть две лежащие на земле чугунные плиты с текстом, выполненным древнерусской вязью, и гербами, представляющие собой редкий тип надгробий второй половины XVIII века. Эти плиты были перенесены сюда в 1930-х гг. из Николаевского греческого монастыря и принадлежали генерал-аншефу князя Семена Федоровича Волконского (1703-1768), участника Семилетней войны, деду декабриста князя С.Г. Волконского, и его дочери - княжне Софье Семеновне Волконской (1747-1769). Жена князя С.Ф. Волконского княгиня С.С. Волконская погребена в Малом соборе обители320. В 1929 г. в связи со сносом кладбища Алексеевского монастыря в некрополь Донского монастыря был перенесен прах корнета Кавалергардского полка Петра Николаевича Свистунова (1803-1889), члена петербургской ячейки Южного общества. На его могиле в 1951 г. (участок №

3) Московским Советом была поставлена стела из розового гранита321.

Из разоренного некрополя Спасо-Андроникова монастыря было перенесено надгробие надворного советника Руфа Семеновича Степанова (1745-1828), известного масона, после смерти О.А. Поздеева и запрещения масонских лож в 1822 г. возглавившего масонские ложи в Москве322.

Слева от входа в усыпальницу Терещенко стоит массированный стилизованный крест на серой гранитной плите - надгробие известного русского общественного деятеля, славянофила князя Владимира Александровича Черкасского (1824-1878). Памятник был перенесен с кладбища Данилова монастыря. У подножия креста, над надписью герб князей Черкасских. Под этим же надгробным памятником в некрополе Данилова монастыря была погребена его жена княгиня Екатерина Алексеевна Черкасская (1825-1888), урожденная Васильчикова323.

В 1928 г. из Новоспасского монастыря превезли памятники генерал- майору Андрею Зиновьевичу Дурасову (1755-1837) и Е.Ф. Муравьевой (1771- 1848) работы И.П. Витали. К сожалению, обе надгробные скульптуры, плакальщицы на могиле Дурасова и скорбящего ангела на могиле Муравьевой, в 1931 г. были сданы на металлолом324.

Целый ряд высокохудожественных надгробий в 1930-е гг. был перевезен на территорию Донского монастыря и потом экспонировался в Голицынской усыпальнице Донского монастыря. Из Никольского придела уничтоженной Крестовоздвиженской церкви бывшего Крестовоздвиженского монастыря на Воздвиженке было перенесено репрезентативное разноцветное мраморное надгробие с великолепно выполненными скульптурными элементами государственного деятеля и дипломата графа Михаила Илларионовича Воронцова (1714-1767). В связи с возобновлением монастырской жизни в Донском монастыре325.

Из Богоявленского монастыря в усыпальницу Голицыных в конце 1929 г. попали три художественных надгробия князей Голицыных: генерал- адмирала князя Михаила Михайловича Голицына-младшего (1684-1764); генерал-фельдмаршала князя Михаила Михайловича Голицына-старшего (1675-1730) и сенатора, действительного тайного советника Алексея Дмитриевича Голицына (1697-1768). Оба памятника работы знаменитого французского скульптора Ж.-А. Гудона326.

Из Новоспасского монастыря были перевезены художественные надгробия: двух подполковников Полтавского легкоконного полка князей Дмитрия Михайловича (1760-1787) и Михаила Михайловича (1766-1789) Черкасских; флигель-адъютанта императора Александра I Владимира Дмитриевича Новосильцева (1800-1825) работы известного русского скульптора В.И. Демут-Малиновского; премьер-майора и кавалера Платона Петровича Бекетова (1761-1836) работы выдающегося русского скульптора И.П. Витали.

Из Спасо-Андронникова монастыря в Голицынскую усыпальницу были перевезены: надгробный памятник княжеской чете князю Ивану Дмитриевичу (ум. 1827) и княгини Екатерине Александровне Трубецким (ум. 1831); надгробие девицы графини Анны Марковны Булгари (ум. 1841) работы И.П. Витали.

Из храма св. царевича Димитрия Голицынской (1-й Градской) больницы был перенесено надгробие русского дипломата, учредителя московской Голицынской больницы князя Дмитрия Михайловича Голицына (1721-1793). В центре памятника - бюст князя Д.М. Голицына работы австрийского скульптора Ф. Цаунера. Из Преображенской церкви Больших Вязем (сейчас Одинцовский район) в 1936 г. в усыпальницу князей Голицыных перевезли надгробие старшего брата светлейшего князя Д.В. Голицына генерал-лейтенанта князя Бориса Владимировича Голицына 2-го (1769-1813), участника Бородинского сражения327.

Все эти надгробные памятники в середине 1990-х гг. были перевезены в фонды ГНИМА им. А.В. Щусева на Воздвиженку.

В этой главе мы предприняли разбор надгробных памятников, перевезенных на территорию монастырского некрополя из уничтоженных и закрытых в советское время храмов Москвы и Подмосковья. При этом впервые дана была атрибуция надгробных плит из церкви Николы в Столпах. Как характерная для времени уничтожения монастырских некрополей Москвы, была показана судьба фамильного склепа семьи московского губернатора князя В.М. Голицына.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>