Заключение - Внутренняя политика короля Людовика XVI и проблема реформирования государства в 1788–1789 гг.
Полная версия

Главная arrow История arrow Внутренняя политика короля Людовика XVI и проблема реформирования государства в 1788–1789 гг.

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Заключение

Последние события жизни Людовика ХVI. В сентябре 1791 г., Людовику XVI принимает конституцию, выработанную Учредительным собранием. Конституция оставляла за королем широкие полномочия, особенно в области внешней политики, но с монархией Божественного права было покончено. Король становился главой исполнительной власти, которая вверена ему нацией. Людовик XVI ясно видел, что этот текст не имеет ничего общего с традициями французской монархии, но его, тем не менее, одобряет. Затем он, стоя с непокрытой головой, принесет присягу на верность этой конституции перед сидящими, не снимая шляп, депутатами Учредительного собрания.

Вступление Франции в войну против европейских держав весной 1792 г. ухудшило положение Людовика XVI. В его адрес звучали обвинения в связях с врагами французского народа и в предательстве национальных интересов. Законодательное собрание приняло декрет, лишивший Людовика XVI власти. В сентябре 1792 г. только что собравшийся Национальный конвент одним из первых своих декретов постановил упразднить монархию. Однако король от престола не отрекался.

Во Франции существовал строго установленный порядок престолонаследия: король не имел права распоряжаться короной, отрекаться от нее или назначать наследника. Таковы были фундаментальные законы французской монархии, и Людовик XVI их не нарушил.

По решению Коммуны Парижа король с семьей - королевой, двумя детьми и сестрой Елизаветой - были заточены в крепость Тампль, которую в то время занимал хранитель архива Мальтийского ордена. Поначалу члены королевской семьи могли общаться друг с другом. Людовик много внимания уделял детям, давал сыну уроки географии, разучивал с ним наизусть отрывки из пьес Корнеля и Расина, читал и размышлял. За время заточения в Тампле он прочел 250 книг.

Конвент постановил начать судебный процесс против низложенного короля, которого революционеры стали именовать Луи Капетом. Исход процесса королю был совершенно ясен и мало его волновал. На рождество он передал адвокату текст завещания, в котором в последний раз изложил свое политическое кредо и подтвердил приверженность законам и традициям французской монархии. Король каялся в том, что против воли вынужден был поставить подпись под декретами, наносящими вред католической церкви. Он прощал всех своих врагов и наказывал сыну, «если ему выпадет несчастье стать королем», не мстить за отца и «посвятить себя всецело счастью своих сограждан».

15-19 января 1793 г. небольшим большинством голосов (387 против 362) Национальный конвент объявил «Луи Капета, последнего короля французов виновным в заговоре против свободы нации и в покушениях на общую безопасность государства» и приговорил его к смертной казни. Это известие король встретил мужественно.

Поднявшись на эшафот, Людовик твердым голосом крикнул окружавшей толпе: «Я умираю невинным, я прощаю своих врагов и молю, чтобы моя кровь пролилась на пользу народу Франции и утолила Божий гнев!» Последние его слова заглушила барабанная дробь. В 10 часов 10 минут голова короля скатилась с плахи под крики: «Да здравствует республика!». Умер добрый, достойный и нерешительный человек, не сумевший управлять страной и вывести ее из кризиса, пишет Л.А. Пименова.

Ушел из жизни миролюбивый человек. «Обезглавливание Людовика XVI, - писал французский философ и социолог Э. Морин, - не имело под собой ни моральных, ни юридических оснований, но оно было необходимым - правами человека»

За 15 лет правления «абсолютного» монарха ни один политический заключенный не был казнен. А когда пришли к власти те, кто так много говорил о правах человека, о необходимости введения «народного суверенитета» и провозглашении идеалов «свободы, равенства, братства», только за полтора года Республики между 1792 и 1794 гг. было казнено от 35 до 40 тыс. человек.

С его смертью сошла с исторической сцены монархия Божественного права, французские короли XIX в. были уже конституционными монархами. Противоречие между верностью традициям и жаждой обновления для Людовика XVI оказалось неразрешимым и гибельным.

Конечно, определенная степень вины и ответственности за происшедшее с Францией и её народом в конце XVIII века лежит на главе французского государства Людовике XVI. Он упрямо стремился к компромиссу, хотел остановить раскол общества, уклонялся от решительных действий в ожидании, когда буря уляжется сама собой. Но время работало против него. С началом революции Людовик XVI уже был обречен. Выжидательная позиция не должна быть присуща человеку - государственному руководителю, который по своему положению должен быть «мудрым» и в высшей степени ответственным и решительным.

Результаты исследования. Резюмируя их можно констатировать:

· проведен анализ политического и социально-экономическое положения Франции во второй половине XVIII века; завершающего этапа «старого порядка» в стране;

· охарактеризована «подготовка» будущего короля Франции Людовика XVI к правлению, его формирование как «просвещенного монарха»;

· рассмотрены основные направления внутренней политики Людовика XVI в 1774-1787 гг., попытки трансформации власти; раскрыто влияние опыта попыток реформ на политическую практику Франции;

· раскрыты проблемы реформирования французского государства в 1788-1789 гг. в контексте отношения к ним Людовика XVI; выявлена роль короля в принятии законодательных актов Учредительного собрания.

Основные выводы и обобщения. Они сводятся к следующему:

1. «Старый порядок» во Франции - это особая «форма общества», появившийся приблизительно в конце XVI - начале XVII вв. и просуществовавший до начала Французской революции конца XVIII века. Его особенности во многом предопределили Французскую революцию и её характер. Без четкого представления о «старом обществе» не возможно понять Французскую революцию. Поэтому существует необходимость продолжить комплексное изучение французского «старого порядка».

2. Изучение экономического и политического положения во Франции последнего десятилетий «старого порядка», последних лет правления Людовика XVI показывает, что в стране не было «феодально - абсолютистского строя» в его марксистском понимании, который необходимо было «сокрушать», не было необходимости расчищать «почву для капиталистического развития», поскольку капитализм, рыночные отношения уже существовали в экономике.

3. Французская монархия Людовика XVI не имела ничего общего с деспотией, не имела ни малейшего сходства с тем «квазитоталитарным» государством, образ которого на протяжении многих лет создавался некоторыми исследователями, как в отечественной, так и зарубежной историографии Французской революции. Власть короля Людовика XVI имело институциональные и правовые ограничения.

4. Преобразования, которые инициировал Людовик XVI и его окружение по трансформации системы государственной власти во Франции в 70-80 - годы XVIII в., были необходимы стране и могли бы увести французский народ от революции. Но эти преобразования короля проводились непоследовательно, в силу объективных и субъективных причин. Король не обладал всеми необходимыми качествами, которые должны присутствовать у главы государства в момент тяжелейшего кризиса в стране, в момент исторического выбора. Противоречие между верностью традициям и жаждой обновления для Людовика XVI оказалось неразрешимым и гибельным.

Всё это дает основание говорить об исторической ответственности человека, облеченного большой властью, на ход исторических событий.

5. 1788-1789 гг. в истории Франции, когда политический и социально - экономический кризис достиг своего пика, когда произошла «революция Учредительного собрания» - были наиболее важными во всем революционном десятилетии и, возможно во всей французской истории.

У каждого «субъекта» истории - своя правда. У тех, кто свершал революцию в конце XVIII в. во Франции, была своя «правда», уверенность в том, что «уничтожение тирании» и есть великое предначертание свыше. Те, кто ратовал за реформы, опасался кровопролития, были твёрдо убеждены в своей правоте.

Сегодня речь не идёт о том, чтобы сторонники своей правды добились её монополизации. История ведь уже состоялась. Речь идёт о том, чтобы каждая «правда» была известна читателям. И они пусть делают выводы.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>