Первые исполнители и коллективы, цензура рока - Проникновение зарубежной музыки в СССР и ее влияние на общество
Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Проникновение зарубежной музыки в СССР и ее влияние на общество

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Первые исполнители и коллективы, цензура рока

После смерти Сталина ажиотаж вокруг джаза начал спадать. Вчерашние стиляги выросли, завели семьи и детей и на этом эпоха «запрещенного джаза и стиляг» закончилась. Но в конце шестидесятых до СССР дошел стиль музыки совершенно новый и не похожий ни на что из того, что люди слышали раньше. Это была рок-музыка, жанр, который в итоге вызвал резонанс даже больший, чем был у джаза в пятидесятых.

Такие группы, как The Beatles, The Rolling Stones начали наконец доходить до ушей советской молодежи в конце шестидесятых - начале семидесятых. Примерно в это время и начали собираться «самодеятельные» коллективы, состоящие из музыкантов-самоучек, чаще всего еще учащихся в школах и пытающихся подражать западным кумирам. Но именно из таких самоучек появились группы, которые, начиная с подражания, смогли обрести собственное уникальное звучание и навсегда войти в историю музыки СССР. И все это вопреки отношению власти, в частности, Союза Советских Композиторов, которые не воспринимали их как музыкантов, а сам стиль музыки как искусство.

Одной из первых рок-групп в СССР была группа «Атланты». Группа образовалась в 1968 году. В состав входили: Константин Никольский (гитара), Иван Локтионов (гитара), Сергей Извольский (бас), Борис Беляк (клавиши), Александр Сикорский (барабаны). «Атланты» исполняли кавер-версии англоязычных хитов. Группа известна тем, что подтолкнула юного Андрея Макаревича к принятию решения заняться рок-музыкой. После того, как осенью 1970 года Константина Никольского призвали на службу в армию, «Атланты» распались. Спустя некоторое время Александр Сикорский собрал новую группу - «Осколки Сикорского» а Никольский, демобилизовавшись из армии, влился в группу Стаса Намина «Цветы».

«Ставшая, по сути дела, первой звездой отечественной рок-музыки и во многом предопределившая ее переход к русскоязычному творчеству. "Машина времени" была организована в одной из московских школ, хотя ее создатель и с тех пор бессменный лидер Андрей Макаревич начал свой путь в музыку годом раньше. В 1968 г. он впервые услышал "Битлз" и, подверженный всеобщей моде, собрал из одноклассников и одноклассниц вокально-гитарный квартет "TheKids", с переменным успехом игравший англоязычные номера на вечерах школьной самодеятельности. знакомство с певшими уже тогда по-русски "Атлантами" А. Сикорского и К. Никольского побудило его сделать "настоящую" группу и начать сочинять песни самостоятельно. В первый, просуществовавший крайне не долго, состав МВ вошли : АМгитара, вокал; Александр Иванов гитара; Павел Рубин бас; Игорь Мазаев фортепиано; Юрий Борзов барабаны. Необходимость добиться минимальнопрофессионального звучания уже вскоре вызвала изменения: один за другим ушли Иванов, Рубин и Мазаев.

Их заменили Александр Кутиков бас, вокал и Сергей Кавагоэ клавишные. Мало-помалу группа начала выступать, добиваясь популярности в окрестных школах. В 1970 г. последнего из "ветеранов" Ю.Борзовасменил довольно известный в Москве барабанщик Максим Капитановский. У МВ появился свой аппарат и довольно обширный репертуар. 2 года спустя, однако, Капитановский уходит, чтобы в последствии растворится в рестораннофилармонической карусели, и группа не найдя ему достойной замены, распадается. Следующие 12 месяцев или чуть больше судьба участников МВ оказалась связанной с довольно известной в Москве поп-группой "Лучшие годы" Р. Знобина. Незадолго до этого "Годы" радикально поменяли свой состав и одним из новобранцев стал соученик Макаревича по Архитектурному институту Сергей Грачев, который и привел вслед за собой Макаревича, Кутикова и Кавагоэ.

В 1973 г. "Лучшие годы" почти в полном составе ушли на профессиональную сцену и МВ была возвращена к жизни. С осени 1973 г. до начала 1975 г. группа пережила смутное время, выступая на танцплощадках и сейшенах, играла "за стол и кров" на южных курортах, беспрерывно меняя состав. За эти полтора года через группу прошло не менее 15 музыкантов, среди которых были барабанщики Юрий Фокин и Михаил Соколов, гитаристы Алекс "Уайт" Белов, Александр Микоян и Игорь Дегтярюк, скрипач Игорь Саульский и многие другие. Не выдержавший этой круговерти Кутиков в конце концов ушел в "Високосное лето", Саульский позже играл с "Арсеналом" Алексея Козлова.

К весне 1975 г. состав МВ стабилизировался: Макаревич, Кавагоэ (в результате этих перемещений оказавшийся за барабанами) и басист, вокалист Евгений Маргулис; приобрел узнаваемые черты и стиль группы, который опредилили многочисленные интересы и пристрастия ее участников: от бардовской песни до блюза и от кантри до рок-н-ролла. Плюс характерные тексты Макаревича: чуть ироничные, иногда немного патетичные, имеющие форму притчи или басни, они затронули широкий круг проблем, характерных для тогдашней молодежи.

В марте 1976 г. МВ с триумфом выступила на Таллиннских Днях популярной музыки, после чего по приглашению Мифов и Аквариума дала несколько сольных концертов в Ленинграде, которые стали началом массовой и длившейся 5 лет "машиномании". На полгода к группе присоединился ленинградский блюзмен Юрий Ильченко (экс-Мифы). МВ каждые 2-3 месяца совершают челночные рейсы в Ленинград, давая по несколько концертов, производивших смятение в рядах местных рок-фанов, и снова исчезает. Росту популярности группы способствовало и ее участие в фильме Г.Данилия "Афоня", в котором прозвучал тогдашний ее хит "Ты или я" ("Солнечный остров"). Продолжались эксперименты с составом.

После ухода Ильченко в МВ появились скрипач Николай Ларин, трубач Сергей Кузьминок, кларнетист Евгений Легусов, клавишники Игорь Саульский (вторично) и Александр Воронов (экс Виктория).

В 1978 г. ленинградский звукорежиссер Андрей Тропилло выпустил первый магнитоальбом МВ "День рождения". На следующий год группа подготовила монументальную программу "Маленький принц" с развернутыми инструментальными соло, чтением стихов и начатками режиссуры (она тоже была записана на пленку). Летом 1979 г. внутренние противоречия, уже давно копившиеся в группе, нашли свое разрешение. МВ снова распалась: Кавагоэ и Маргулис, собрав старых друзей, образовали "Воскресение", Воронов реорганизовал "Викторию", а Макаревич осенью того же года вывел на сцену новый состав МВ: Александр Кутиков бас, вокал; Валерий Ефремов ударные Петр Подгородецкий клавишные, вокал. Они подготовили новый репертуар, поступили на работу в Московский областной театр комедии, а в марте 1980 г. стали главной сенсацией и лауреатом Всесоюзного рок-фестиваля Весенние ритмы. Тбилиси-80.

Группа, наконец, вышла из подполья, получила признание миллионов слушателей. Однако оттепель длилась недолго. Весной 1982 г. против рокмузыки была развернута кампания, инспирированная статьей "Рагу из синей птицы" в "Комсомольской правде". Так и не вышел первый альбом на "Мелодии", программа МВ по многу раз правилась и пересматривалась бесчисленными худсоветами. Группу покинул Подгородецкий, которого заменили Сергей Рыженко и клавишник Александр Зайцев. Рыженко, к сожалению, год спустя уходит. Вынужденное снижение активности МВ побудило Макаревича искать себя в других жанрах. Он выступал соло (с акустическим репертуаром), снимался в кино (вместе с группой): в двух не слишком интересных художественных лентах А.Стефановича "Душа" (1982) и "Начни с начала" (1986), написал музыку к к/ф "Скорость" и "Прорыв".»

«История «Воскресения» во многом взаимосвязана с историей «Машины»

— начать с того, что первые группы Романова и Макаревича были основаны в одном и том же 1969-м году. Романовский коллектив поначалу назывался «родячие Облака» (Алексей Романов -- гитара, вокал/Виктор Кистанов -- фортепиано, вокал). Они «нежно и музыкально пели битловские песни... -- выходило, что называлось, «один к одному» -- то, чего «Машина Времени» никогда не могла добиться» (из книги Андрея Макаревича «Все очень просто»). Позже состав расширился до полноценного рок-набора и приобрел совершенно психоделическое километровой длины название: «Ребята, Которые Начинают Играть, Когда Полосатый Гиппопотам Пересекает Реку Замбези» (Алексей Романов -- гитара, вокал/Александр Шадрин -- бас-гитара/Сергей Цвиликов гитара/Виктор Кистанов -- фортепиано/Юрий Борзов -- ударные).

«Ребята...» два года выдавали классические рок-н-ролльные песенки, а в 71-м коллектив по разным причинам существование свое прекратил.

Обратимся к воспоминаниям Макаревича: «...пришла установка очистить ряды советских студентов от волосатой нечисти. Под эту категорию попал я, Лешка Романов... Установка, конечно, была закрытой, и поводом к исключению послужил какой-то идиотский предлог... Учились мы хорошо, хвостов не имели, и вся история выглядела бредово. Помню, как сокурсники наши стихийным табуном ломанулись к ректору за правдой и как они по одному выходили оттуда, пряча глаза и разводя руками. Я просто физически ощущал, как невидимая стена прошла между нами и ними, а ведь мы с Лешкой были совсем не последние ребята в институтской тусовке».

Эти неприятности оказались временными, по истечению некоторого времени оба «изгнанника» были в институте восстановлены. Позже, в 1974-м, судьба свела их (не могла не свести!) снова:«...некоторое время мы играли в составе: Я -- Кутиков -- Кавагое -- Лешка Романов. Продлилось это до лета семьдесят пятого года -- все было хорошо, и все же что-то не получалось, не чувствовал себя в своей тарелке Лешка, хотя ни он, ни мы не могли понять, почему, собственно. Мы пытались сделать несколько его песен, а мои он пел как-то не так -- во всяком случае, мне так казалось. ...в конце концов он пропал дня на два, я поехал к нему, долго плутал в потемках Теплого Стана, застал его дома, состоялся какой-то смутный разговор, из которого получалось, что он никак не может почувствовать свое место в нашей команде -- и мы расстались друзьями». К слову сказать, в число упоминающихся здесь песен Романова уже тогда входила знаменитая впоследствии «Мои песни».

Уйдя из «Машины», он стал вокалистом группы двоюродного брата Андрея Макаревича, Алексея, которая называлась «Опасная Зона» (Алексей Макаревич -- гитара / Алексей Романов -- гитара, вокал / Игорь Котлов -- ударные / Сергей Андреев -- бас-гитара / Олег Друкаров -- орган). Полгода спустя, в 1976-м, группа меняет название на «Кузнецкий Мост» и полтора года выступает -- достаточно ровно, без падений, но и без взлетов. Тогда в репертуар «Кузнецкого Моста» входили также ставшие впоследствии знаменитыми (и вошедшими в обойму главных хитов «Воскресения») песни Романова «Кто виноват?» и «Снежная баба». Весной 1979 года барабанщик «Машины Времени» Сергей Кавагое покинул свою группу и -- по старой памяти -- обратился к Романову. «Кавагое у меня спросил: а нет ли у тебя каких-нибудь песен? Давай попробуем сыграть... я сразу начал вопросы задавать дурацкие: что это будет за группа, откуда аппаратура, где мы будем репетировать? А Кавагое мне и говорит: фигня, мол, был бы репертуар, а все найдется. И стратегия была такая: сделать вещи, обработать их, аранжировать, а потом записать».

В июне месяце из «Машины» ушел и басист Евгений Маргулис, ставший в новой группе третьим участником. На соло-гитару было решено позвать Алексея Макаревича.

«...за месяц мы сделали десять песен -- дома, на коленях; все обговорили и пошли в учебную студию ГИТИСа. Там была база «Машины Времени», потом «Високосников»...». В студии ГИТИСа работал оператором тогда уже участник «Високосного Лета» Александр Кутиков. «Вот это здорово было, вот там была тусовка! Время приемных экзаменов, все по ночам, по секрету, приходят музыканты с девками какими-то, с актрисами, с абитуриентками... У нас был мешок кофе, и водка не переводилась. Одну песню Маргулис записывал так: он спал на стульях, накрывшись журналом «Пентхауз», его разбудили, сунули бумажку с текстом, и он пошел колотить в стиле «фанки»!

Сыгранности у «Воскресения» тогда еще не было, и все делалось в расчете на неплохую техническую подготовленность всех участников записи.

Несколько партий синтезатора сыграл, вспомнив фортепианную молодость, Кавагое, хотя «Воскресение» никогда и нигде с клавишными не выступало. В той записи приняли участие клавишник «Машины» Петр Подгородецкий, а также неплохой гитарист и обладатель уникальной красоты голоса Андрей Сапунов. Он, кстати, предложил записать несколько песен выступавшего тогда в группе Стаса Намина «Цветы» Константина Никольского, поскольку хорошо знал его и пел эти песни -- это и было сделано.

Запись была закончена и с помощью Дмитрия Линника (некогда участника «Трио Линник», известного также как «Зодиак», на гибкой пластинке которого впервые вышла в свет в качестве аккомпанирующего состава «Машина Времени»), работавшего тогда на RadioMoscow WorldService, попала в эфир этой радиостанции. Она вещала на Запад -- в преддверии московской Олимпиады Советский Союз всячески стремился создать респектабельнодемократический имидж «империи зла», и на RMWS крутилось невероятное количество всяческой музыки -- от BONEY M до «Машины Времени». Не знаю, как в зарубежье, а в Москве и окрестностях на средних волнах эта станция ловилась отлично и была фантастически популярна. Музыканты уехали «на юга», в Пицунду, а вернулись оттуда знаменитыми. Песня «Кто виноват?» стала безусловным хитом сезона: в декабрьском списке популярных песен «Звуковой дорожки» «Московского комсомольца» она была на пятой позиции, опережая «Поворот». Подготовительный период кончился. Началась ЛЕГЕНДА.

В сентябре того же года из группы уходит Маргулис -- как было написано в самиздатовском журнале «Зеркало», у него «появилась страсть к путешествиям, и группа остается без басиста». За бас взялся Андрей Сапунов, исключительно быстро освоивший новый для себя инструмент. Уже в ноябре прошли первые концерты, в январе на бас-гитаре снова играет Маргулис и появляется духовая секция -- трубач Сергей Кузьменок (участник «Машины Времени» образца 78-го года) и саксофонист (впоследствии участник ленкомовского «Рок-Ателье», исполнитель знаменитых песен из кинофильма «Мэри Поппинс, до свидания» -- «Непогода» и «Тридцать три коровы» -- Павел Смеян.

Всю зиму и весну восьмидесятого года «Воскресение» успешно выступало на «сэйшенах» в Москве и ее окрестностях. Однако наступил кризис -- он и не мог не наступить, с таким явлением сталкивается любая хоть чего-то стоящая рок-группа, хотя с «Воскресением» это случилось слишком скоро. Алексею Макаревичу не хватало техники, и на его место баллотировался Алик Микоян (двоюродный брат Стаса Намина, известный в шестидесятыхсемидесятых рок-музыкант), но наступило лето, и все разъехались отдыхать.

А осенью группы уже не стало. Алексей Макаревич и Сергей Кавагое вообще завязали с музыкой; вернувшийся с отдыха Маргулис ушел в «Аракс», только-только (видимо, воодушевленный опытом «Машины Времени» поменявший статус театрального ансамбля на заманчивые и романтичные вольные хлеба филармонических рокеров. Расстроенный Романов положил в «Аракс» трудовую книжку, числясь кем-то вроде сочинителя песен (в принципе, так оно и было -- на компакт-диске «Аракса» Old, ButGold!, выпущенном недавно студией «Союз», больше половины песен принадлежат его перу), а в перспективе «рассчитывал, что проникну в филармонию, в качестве артиста. Невозможно работать архитектором, когда мозги все время заняты другим». И тут ему позвонил Константин Никольский.

Как мы помним, песни Никольского звучали уже на первой записи «Воскресения», а сам он был к 80-му известен не только рок-тусовке, но и простым советским людям как автор хита «Группы Стаса Намина» «Старый рояль», вышедшего на «мелодийном» миньоне и вслед за этим попавшего на болгарский сборник «Музикалнастълбица». Так вот, у Никольского и его приятеля Сапунова уже был фактически готовый состав (плюс барабанщик Михаил Шевяков), и «был разговор о том, что у нас есть репертуар, и мы в состоянии играть его, в состоянии найти аппарат, базу и всё вообще. И мы будем зарабатывать деньги на сэйшенах».

Так возникла вторая инкарнация «Воскресения». Этот состав был самым, пожалуй, интересным -- и самым нестабильным (когда в одной лодке появляются два капитана, это всегда ведет к проблемам). Такие разные люди, как Романов и Никольский, тем не менее, создали альбом, моментально разошедшийся по городам и весям (а впоследствии вышедший на виниле и CD) и ставший классическим. Именно этой записью (состоявшейся 7--10 июня 1981 года в подвале приемной комиссии МГИМО) миллионы граждан Советского Союза затирали головки «Электроник-302» и «Весен-204», именно те песни разучивались на совершенно не приспособленных для исполнения музыки гитарах Шиховской фабрики. Именно тот состав за полтора года едва не побил славы «Машины Времени». На сэйшенах первые аккорды любимых песен фэны встречали так, словно на сцену выскочили сами RollingStones (это хорошо слышно на выпущенном фирмой DL-Lota компакт-диске «Концерт в ДК МЕХТЕХ 28.03.1982»).

Почему же «Воскресение» было столь популярно, почему до сих пор во дворах поздними вечерами слышны молодые голоса, распевающие нестройным хором «...боже, как давно это было...»? Не потому, наверное, что пелось в этих песнях о так называемых «вечных ценностях», а потому, что оба автора -- каждый со своей стороны -- куда ближе подошли к настоящей поэзии (а как без этого в стране, где Слово до сих пор важнее любой реальности?), чем кто бы то ни было до них в русскоязычном роке. До этого царствовала воспитанная «Машиной Времени» (ленинградский рок как вещь самоценную и на тот момент малораспространенную за пределами обоих столиц в расчет не берем) слепая и безоглядная вера в перемены к лучшему, вера, очень свойственная русскому менталитету вообще. Дверь в сложный и небезусловный мир, где не всегда есть место победе добра, а обратное наоборот, всегда возможно, где не всякий друг -- друг и не всякий враг причинит тебе зло, русскому року открыло именно «Воскресение». Припев «...а ты все ждешь, что ты когданибудь умрешь...» стал первым пессимистическим гимном советских хиппи.

Никольский всегда писал (и сейчас пишет) красивые песни -- драматические произведения с повышенным градусом пафосности, которые легче западали в память и без труда вышибали слезу у девушек и строгую грусть у их приятелей. По сути дела, образы песен Никольского были романтически-экзистенциальными -- в них всегда есть место подвигу («вейте, вейте, ветры злые» почему-то удивительно напоминают совсем другую песню: «вихри враждебные веют над нами...»), там бродят одинокие пожилые полупьяные скрипачи, а Поэты (именно с большой буквы, иначе -- никак!) сумрачно глядятся в Зеркало Мира. Песни Романова всегда были чуть проще по форме и чуть сложнее -- по содержанию. И простота эта, кажется, не та, что хуже воровства, а та, которая святая.

Если грусть, то светлая, если кто-то сплоховал, то «прости, мой друг, я так же слаб, как ты», а если уж слепили снежную бабу на морозе, то «мне другой не надо нынче/пусть красивых в мире тыщи/нет ее белей и чище/и другой такой не сыщешь/хоть ты тресни!» А ностальгия по давно ушедшим временам оборачивалась вдруг развеселым регги в песенке «Один взгляд назад» -- как мне кажется, это было чуть ли не первое обращение российских рокеров к солнечной ямайской музыке. Удивительно, что ни тот, ни другой авторы в творчестве не исключали друг друга, но даже дополняли, и каждый находил что-то свое. Но удивительно лишь на первый взгляд: и Романов, и Никольский утверждали торжество простых истин. И разные пути, которыми они шли, в одной из точек пересеклись. Точка была группой «Воскресение».

Увы, и этому составу была суждена столь же короткая жизнь. Никольский вскорости ушел в группу Максима Дунаевского «Фестиваль», базировавшуюся в Полтавской филармонии и записывавшую музыку для фильмов и спектаклей -- музыку Дунаевского, естественно, и параллельно учился в Гнесинском училище -- вместе с Сапуновым. Романов все мечтал о филармонической деятельности и ждал, когда коллеги окончат свое образование и помогут ему в этом. Никольского ждал обратно и «Фестиваль»...

Как раз в это время с Романовым связался Ованес Мелик-Пашаев, бывший директор «Машины Времени», о котором Макаревич написал так: «Многие удивятся, почему о нем так мало. Дело в том, что я стараюсь рассказывать про всех честно. В этом случае мне пришлось бы рассказывать честно и о Мелик-Пашаеве, а мне бы этого не хотелось». Так вот, МеликПашаев решил в качестве менеджера и продюсера раскрутить новую группу. «Он знал, что «Воскресение» очень популярно в Москве и поставил на эту карту. А ребятам неохота было увольняться из училища, да и мне по сэйшенам мотаться надоело. У меня был Вадик Голутвин (гитарист то ли распавшегося, то ли решением филармонии распущенного «Аракса» -- А.Л.), у которого я постоянно торчал в квартире. ...А еще были Петя Подгородецкий (его место в «Машине Времени» уже занял Александр Зайцев -- А.Л.) и Игорь Кленов. Игорь в «Машине» был звукорежиссером, а вообще он музыкант классный...» Место за барабанами занял Владимир Воронин. Репертуар сложился из старых и новых песен Алексея.

Летом 1982 года в ДК им. Павлика Морозова (бывшей церкви) новоиспеченный коллектив (конечно, это было не «Воскресение», а «Группа Ованеса Мелик-Пашаева») записал полноценный, хотя и достаточно странный альбом: старые романтические интонации здесь поддерживались почти нововолновыми аранжировками, отчего старые добрые песни звучали совершенно незнакомо и на первых порах вызвали у публики резкое неприятие. В той записи участвовали также Смеян и трубач, перкуссионист и -- временами -- вокалист Александр Чиненков (игравший еще в «Веселых Ребятах» времен солистки коллектива Аллы Пугачевой). Она вышла в 1994-м на фирме RDM как альбом группы «СВ» «Радуюсь».

Осенью ансамбль выехал на первые настоящие гастроли -- в Ленинград. Для Романова это были вообще первые гастроли. «А тут отличный зал, аппарат шикарный, все отрепетировано, все звучит -- а Брежнев возьми и помри! Ни одного концерта так и не состоялось. Но на Новый год мы поехали в Ташкент и праздник справляли с дынями, арбузами, пловом... Играли во Дворце спорта, первое отделение играл Игорь Иванов, который «По французской стороне», а второе -- мы, и такой ажиотаж был в зале, такое воодушевление, плакаты какие-то по поводу русского рок-н-ролла...» Мелик-Пашаев умел вести дела в жесткой манере и подписал договор с московской областной филармонией, которая тем не менее группу «люто ненавидела». Но концерты были все время -- и все время на аншлагах. И в Москве -- куда, кстати, «Машину Времени» не пускали. «Дальше нужно было выходить на телевидение и делать карьеру. Но мне было довольно обломно к тому времени этим заниматься -- не потому, что меня что-то внутри не устраивало, а потому, что непонятно было, куда мы движемся. Что будет с музыкой, было непонятно. Можно было бы усложнять её, делать все более красивой, все более изощренной, но в то время Кузьмин уже играл регги и «новую волну», и туда соваться было вроде бы ни к чему, а «Круиз» играл хард-рок, и это тоже вроде бы было забито». Потом было несколько концертов в театре «Эрмитаж», а потом Романова арестовали.

Их арестовали в августе -- Романова и звукорежиссера «Воскресенья» Александра Арутюнова. Как писал непосредственный участник тех событий Илья Смирнов в своей книге «Время Колокольчиков. Жизнь и смерть русского рока»: «Им инкриминировалась «частнопредпринимательская деятельность» в виде выступлений с концертами и распространения записей собственных песен». За полтора года до этого против группы уже возбуждалось уголовное дело, но оно было закрыто. Суть его была в том, что сейчас воспринимается как абсолютно нормальное, а тогда было противозаконным: в получении гонорара за свою работу. Профкомы институтов и руководители Домов и Дворцов культуры музыкантам платили -- хотя делать этого не имели никакого права. Ну ладно, квартирный концерт: человек поет себе и поет, шапку по кругу -- вот тебе и весь шоу-бизнес. А группы связаны с электричеством, светом, аппаратурой, поэтому концерт маскировался под «вечер отдыха молодежи», изготовлялись кустарные «билеты» -- кусочки бумаги или картона с печатями (фаны-умельцы переводили печати вареным яйцом, так что на один настоящий «билет» приходилось по несколько «левых»), а потом расходились по распространителям». Существовало несколько известных всей Москве менеджеров, у которых были детально разработаны каналы распространения, основанные на конспиративной практике революционных, а то и дореволюционных времен: распространитель раздавал «билеты», к примеру, троим помощникам, каждый из которых не был знаком с двумя другими, те по тому же принципу двигали заветные картонки дальше. Таким образом проколы и, как их следствие, неприятности со стороны милиции и ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности, если кто не знает или запамятовал). Но в случае с «Воскресеньем» прокол-таки произошел.

Тогда дело было закрыто, но Андропов все закрытые дела открыл. Вернемся вновь к книге Ильи Смирнова: «Следствие по этому делу вела женщина по фамилии Травина (из УВД Мособлисполкома). Остальных участников группы спасло чудо: вызванные на допрос чуть позже, они успели проконсультироваться с юристами (и заочно -- с В.Альбрехтом)(В.Альбрехт -- юрист, диссидент, автор знаменитого руководства «Как вести себя на допросах», ходившего в тех годы в списках, ксерокопиях и на фотопленках -- А.Л.), поэтому на вопросы о том, получали ли они гонорары от комсомольских и профсоюзных организаций, ...отвечали непрошибаемым «нет», несмотря на полный идиотизм такого ответа. (Получалось, что часть группы работала за деньги, а часть -- бесплатно). Тем не менее, сажать за идиотизм приказа не поступало. Поэтому они до конца процесса оставались свидетелями, -- в отличие от Романова, который сказал «да» (как сделало бы и большинство людей на его месте...)». У Андрея Макаревича другой взгляд на эту историю: «Несмотря на постоянные задержания, закрытия сэйшенов и т.д., никто из московских музыкантов, кажется, не пострадал, хотя под следствием были многие (кроме, пожалуй, идиотской истории с Лешкой Романовым, который сам себя оговорил». Оставим на совести обоих авторов их дефиниции -- кажется, истина, как и всегда в таких случаях, находится где-то посередине. Вот как, по описанию И.Смирнова, шел процесс: «Прецедент был очень важен. После ареста Арутюнова и Романова в ОВД на ул. Белинского потащили всех, кто имел отношение к рок-н-роллу. ...май принес и долгожданную передачу в суд юридического продукта Травиной. Суд проходил в г. Железнодорожном -- подальше от возможных молодежных протестов -- и был замечателен отсутствием прокурора. Обвинение рушилось самым скандальным образом... И резолюция -- «От уголовной ответственности освободить в порядке ст.52 ввиду незначительности присвоенной суммы». Тем не менее, суд проштамповал обвинительный приговор -- три и три с половиной года условно...»

Процесс сопровождался гневными публикациями в прессе о том, как Романов с красивой гитарой, используя технические средства и государственные документы, эксплуатируя труд своих товарищей, зашибал большую деньгу. Романов: «В общем, такие рвачи, нэпманы. Было обжаловано высшими инстанциями все это барахло, и мне переделали статью на «запрещенный промысел» -- это типа распространения кассет. Вроде как мы цеховики, или нерпу бьём. И отсрочили исполнение приговора на два года -- значит, надо на два года уйти в тину и потом считалось, что ты наказание отбыл. На этом история «Воскресения», казалось, закончилась навсегда».

Из интервью с Артемием Троицким,известным российским музыкальным критиком: «Западное происхождение - это было не главное, главное было то, что рок-музыка была какая-то чересчур будоражащая, чересчур сомнительная в идеологическом отношении. Кстати, и в эстетическом тоже, потому что она была громкая, электрическая и по сравнению с советской эстрадой составляла огромный контраст для глаз и для ушей.»

«Как это ни странно, самыми истеричными врагами рок-музыки был Союз Советских Композиторов. Они эту музыку ненавидели просто люто, и люто они ее ненавидели в первую очередь потому, что рок-музыка, как известно, это музыка, которая создается непрофессиональными композиторами, то есть собираются ребята, талантливые музыканты, и начинают сами бренчать на гитарах, искать аккорды и сочинять песни: и музыку, и стихи.»

«Сам этот принцип для Союза Советских Композиторов был абсолютно губительным, потому что вся их монополия держалась на том, что никто в стране, кроме сертифицированных патентованных советских композиторов вообще не имеет права на музыке зарабатывать. То есть исполнять ее еще гденибудь в подворотнях или в студенческих кафе, но вот чтобы это было официально, в концертных залах, чтобы за это платили деньги, чтобы за это были отчисления от трансляций по радио и телевидению, чтобы эта музыка выходила на фирме «Мелодия», опять же со всеми соответствующими денежными бонусами - этого они допустить категорически не могли, и поэтому такие люди, как Андрей Макаревич были для них страшнее огня в сухом лесу.»

В советских газетах того периода можно было найти довольно много «разгромных» статей, написанных по заказу правительства. Например, 11 апреля 1982 года в газете «Комсомольская правда» вышла статья, вызывающая резонанс до сих пор, под названием «Рагу из синей птицы». Основными ее авторами были не журналисты «Комсомольской правды», а деятели культуры во главе с Виктором Астафьевым.

В ней с идеологических позиций того времени критиковалось творчество

«Машины времени» как чуждое советским людям. Авторы писали, что ансамбль каждый вечер делает тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей. Полный текст статьи: «Больше недели корреспондентский пункт "Комсомольской правды" в Красноярске напоминал... филиал филармонии. Самые разные люди шли, звонили, писали... Сначала просили: "Что вам стоит достать билетик (два, десять...)?" Потом предлагали продлить гастроли: "Сколько разговоров по поводу хочется увидеть своими глазами". Затем справлялись: "Правда, что за клавишными у них сидит парень в трико и пляжной кепочке?" "Правда". "А зачем?" Но постепенно стали недоумевать: "Зачем они так громко поют?" Или: "На концерте не понял ни слова пришлось дома слушать кассету с записями, впервые вдумался в слова и ужаснулся".

Считается, что "Машина времени" поет о молодых и для молодых. Но после концертов студенты политехнического, института цветных металлов, завода-втуза при заводе Красмаш подолгу говорили о том, что выступления рок-группы надо не оценивать по принципу "нравится не нравится", а прямо сказать артистам об их надуманной игре в пессисмизм, о том, что рок-группа декларирует с эстрады равнодушие и безысходность и множит записи этих сомнительных деклараций.

Наконец в корпункт поступило обстоятельное письмо. в котором анализируются причины шумного успеха, точнее успешного шума рокгруппы. Причем вместе с музыкантами, литераторами и мастерами эстрады свою подпись под письмом поставил и директор Красноярской филармонии, человек, который, казалось бы, может только радоваться выполнению плана. Очевидно, единодушная категориность сибиряков должна всерьез обеспокоить не только "Машину времени", но и людей, организующих гастроли.

Н. Кривомазов (наш. соб. корр.). Кажется в последние годы наша эстрада сделала заметный шаг вперед. Современная электронная техника, помноженная на способности молодых исполнителей, дает порой поразительные эффекты. Так и случилось на конкурсе в Тбилиси, когда долго "пробивавшаяся в люди" рок-группа "Машина времени" заняла первое место и решительно шагнула в профессионалы. Руководитель группы А. Мелик Пашаев убрал сценические границы между эстрадой и зрителем, насытил группу мощной аппаратурой, соединил звук и свет. А создатель текстов песен А. Макаревич придал ансамблю еще одну отличительную черту. Он отказался от услуг o нейтральных вещах, надоевших в ансамблях-однодневках, наполнил песню смыслом не только лирическим, но и социальным. Просто о любви, просто о восходах-заходах здесь намеренно не поют. Как объясняет сам Макаревич, их "песенки" создают иллюзию, будто написаны для своих, адресованы только своим и поются среди своих. И началось ускорение "Машины". Народилась тьма самодельных записей, а после двух фильмов с участием рок-группы она стала вроде бы как непогрешимой и чуть ли не эталонной. И только теперь стало заметно главное, что прощалось начинающему, но едва ли может проститься устоявшемуся коллективу. Последние гастроли в Красноярске, словно лакмусовая бумажка, выявили серьезные недостатки в репертуаре рокгруппы. Достаточно только вслушаться: «Многие из нас посвятили жизнь музыке, литературе, эстрадной режиссуре, и мы авторитетно заявляем, что пением выступление «МВ» назвать нельзя. Когда поет один солист, все понятно: ну не умеет человек петь в общепринятом смысле, так пусть душа его поет, микрофоны выручат… Но когда выясняется, что и вдвоем ребята не могут петь на два голоса, неверно интонируют, пользуются так называемым «белым голосом», срываются то на фальцет, то на хрип - становится страшновато, что со временем такую аномалию смогут посчитать нормой выступления. Когда у нас появились вокально-инструментальные ансамбли, на какой-то миг показалось: вот-вот случится переворот в песенно-эстрадном направлении, новые возможности в молодых руках обернутся новыми достижениями. Но этого не случилось. Впрочем, в тех случаях, когда прозорливые руководители ВИА пытались опереться на традиции народной культуры, эти коллективы приближались к тому, что мы можем назвать «своим лицом». Но таких случаев было крайне мало, и «МВ» исключением не стала. Пересаженное на нашу почву чужеземное дерево не плодоносит. Недаром специалисты с огорчением замечают здесь отголоски, а то и прямые заимствования из практики отгремевших зарубежных рок-групп. У каждого яркого современного ансамбля есть какая-то мелодичная основа. Это может быть следование, например, английскому мелосу либо тюркской пентатонике индийской гармонике. Кстати, даже большие русские композиторы смело использовали чужеземные мелодии, но при этом оставались глубоко национальными композиторами России. И здесь нелишним будет вспомнить высказывание Д. Д. Шостаковича о том, что главные законы для легкой музыки и музыки серьезной - одинаковые, «будь то материк легкой музыки, будь то материк музыки классической».

Повторимся: ансамбли могут следовать и неотечественному мелосу - это их творческое право, но следовать достаточно близкому среднеевропейскому шаблону, видимо не следует. Как есть среднеевропейское время, так есть и среднеевропейский шаблон. Нам же хотелось - и мы не считаем это желание личной прихотью, чтобы советские ансамбли работали с поправкой на наше, советское, время… Но давайте не забывать, что музыка в МВ - это все-таки лишь дополнение к текстам, а не наоборот. Мы говорим об ансамбле, в котором вполне обеспеченные артисты скидывают с себя перед концертом дубленки и фирменные джинсы, натягивают затрапезные обноски (кеды, трико, пляжные кепочки, веревочки вместо галстуков ) и начинают брюзжать и ныть по поводу ими же придуманной жизни:

Обещаньям я не верил И не буду верить впредь Обещаньям верить Смысла больше нет

Откуда такое неверие? Очевидно лирический герой “МВ” слишком много лавировал и изменял самому себе:

Мы себе давали слово Не сходить с пути прямого, Но! Так уж суждено… К счастью, за рамками гастролей остались прежние записи ансамбля, выражающие еще более сомнительные сентенции, типа : “ты все ждешь, что ты когда-нибудь умрешь”. Впрочем, смертный час не очень-то волнует героя, ибо его жизненная позиция далека от романтической одержимости:

И я спокоен лишь за то, Что щас(?!) не сможет oбмануть тебя никто, И ты теперь готов к тому, Что лучше это сделать самому.

Сегодня мы говорим не только о гастролях в Красноярске, не только о законах поэтического жанра, которыми пренебрегает “МВ”. Мы говорим о позиции ансамбля, каждый вечер делающего тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей:

Носите маски, Носите маски! Лишь только под маской Ты можешь остаться собой. И если у друга cлучится беда Маску участья Ты можешь надеть иногда.

После такой, с позволения сказать, исповеди , нетрудно ответить на вопрос:

Скажи мне чему ты рад? Постой оглянись назад! Постой оглянись назад, И ты увидишь, как вянет листопад, Как вороны кружат, там где раньше был цветущий сад.

Последняя строка идет на таких мажорных аккордах, что не боль, а наслаждение слышится в “песенке” про воронье. А если совсем откровенно, то в “воронье” записаны и синяя птица каждого из нас:

Говорят, что за эти годы Синей птицы простыл и след. Что в анналах родной природы Этой твари в помине нет…

Во все времена находились эстетствующие виршеписцы, живущие вне времени. Однако от безвкусной литературщины до цинизма один шаг.

Даже западные ансамбли развлекательного толка не могут пройти мимо таких острых тем, да что там острыхглавенствующих для любого нормального человека: это борьба за мир, это вопрос - что ты сделал для того, чтобы верх взял разум. Здесь же перед нами смутные, желчные мечтания, нарочитый уход в беспредметное брюзжание. Спросить бы МВ : положа руку на сердце скажите, какая у вас самая главная песня, которая была бы сродни страстным манифестам того же В. Высоцкого?

В заключение хочется сказать еще об одной детали, явственно голоса, в любой момент использующее микстовые, фальцетные оттенки. В сочетании с усами, а то и бородами артистов эта манера пения полностью перечеркивает мужское начало и в исполнении, и в художнической позиции. Услышать нормальный мужской голос в подобного рода ансамблях стало проблемой. Мужчины! Пойте по-мужски!

Виктор АСТАФЬЕВ, писатель; Максимиллиан ВЫСОЦКИЙ, главный режиссер Красноярского государственного театра оперы и балета; Евгений ОЛЕЙНИКОВ, солист дипломант конкурса им. Глинки; Леонид САМОЙЛОВ, директор Красноярской филармонии; Николай СИЛЬВЕСТРОВ, дирижер; Роман СОЛНЦЕВ, поэт, драматург. «Комсомольская правда», 11 апреля 1982 г.»1 октября 1984 года Всесоюзным научно-методическим центром при Министерстве культуры СССР был утвержден список «запрещенных» групп, куда вошли как и многие всемирно известные коллективы, так и группы из СССР. Текст документа: «Аннотированный список зарубежных музыкальных ансамблей и исполнителей, в творчестве которых содержатся идейно и нравственно вредные произведения. <Для служебного пользования>.

"AС/DС". Некоторые критики утверждают, что название расшифровывается как "Антихрист" ("Дитя дьявола"). В прошлом школьные хулиганы, братья Янги перенесли этот имидж на сцену. Тексты их песен бывают грубы и двусмысленны. Группа отличается склонностью к пьяным дебошам. В феврале 1980 г. песня "Снова в черном" стала гимном нацистской партии Америки. Во многих песнях группы содержатся постоянные ссылки на деяния сатаны, восхваляется черная магия, смакуется беспомощность человека перед некими сверхъестественными силами, право сильных чинить самосуд.

"АйронМэйден». В творчестве группы присутствуют загробные, библейские ассоциации. Особенно ярко выражены они в песнях "Живой после смерти", "Зверь под номером 666" и др.

"ДжудастПрист". Стремление стать любой ценой популярной привело к тому, что группа создала себе "черный" сценический образ и начала усиленно эксплуатировать культ грубой силы. Критика характеризует сценическое поведение "ДжудасПрист" как "эмоциональный фашизм".

"Коргис". В репертуаре антисоветская песня "Молодая и русская". "Металлика". В беседе с журналистами лидер группы выразил свое "кредо" следующим образом: "...Выпивка и девочки, наркотики и деньги, главное деньги! вот что нас интересует". Самая известная композиция "Медленная смерть" вошла в последний антикоммунистический альбом корпорации "Музыка для народа".

"Мэноуор". Творчество группы явно антисоветского содержания. В песне "Кровь моих врагов" призывают своих поклонников "убивать русских десятками, сотнями, тысячами". В пластинку "Ад приходит в твой дом" включена песня "Хейль, Англия" по аналогии с нацистским "хайль". Ансамбль активный пропагандист фашиствующих организаций Англии. Оззи Осборн классический пример нарушения психического здоровья и распада личности у человека, долгое время вращавшегося в сфере шоу-бизнеса. К началу 80-х годов Осборн избирает себе сценический образ сумасшедшего вампираалкоголика и настолько в него вживается, что перестает отличать вымышленное от действительной жизни. К числу наиболее нашумевших выходок следует отнести пожирание дохлого нетопыря на одном из концертов (потом чуть не умер от отравления), закусывание головами живых цыплят, а также высказывания в стиле: "Я люблю пить и быть постоянно пьяным. Я пью буквально все. Я не такой сумасшедший, как все думают, я намного хуже".

Принс. Творчество помесь порнографии, аполитичности и даже пропаганды ядерной войны.

"СзммиХагар". Группа, сочетающая культ грубой силы с националистическими инсценировками. Так, например, во время турне 1980 г. их вокалист появлялся на сцене, задрапированный в звездно-полосатый флаг, и раздирал в клочья портреты аятоллы Хомейни.

"Ю Ту" группа носит название американскою военного самолета. Пропагандирует милитаризм, антисоветизм. О содержании песен говорят уже сами названия альбома "Под кровавым красным небом" (1983 г.), "Война" (1983 г.), "Близ красных скал" (1984 г.) и др. Hа обложках неизменно присутствует американский военный самолет.

Перечень групп и идеи, которые они пропагандируют: "Оттаван" антикоммунизм, "Би-52" насилие, милитаризм, "Блонди" насилие, "Ван Хэйлен" антисоветизм , "Депеш Мод" аполитичность, Донна Саммер эротизм, "КалчерКлаб" гомосексуализм, аполпитичность, анти-культура, Мадонна секс, Майкл Джексон аполитичность, ужасы, "Мэднесс" насилие, "МётлиКрю" насилие, "Моторхэд" моральная распущенность, "Hазарет" насилие, садизм, религиозное мракобесие, "ПинкФлойд" извращение внешней политики СССР. Род Стюарт эротизм, "Скорпионс" насилие, Тина Тернер - секс и так далее. Всего в списке 100 команд».

«Список самодеятельных ансамблей и рок-групп, своей деятельностью наносящих вред идейно-нравственному и эстетическому воспитанию молодежи».

Москва "Потерянное поколение", "Альфа", "Примус", Ю. Лоза, "Крематорий", "Проспект", "Центр", "ДК". Всего 17 групп. Ленинград "Пикник", "Автоматические удовлетворители", Ю. Морозов, "Трубный глас", "Зоопарк", "Люцифер". Всего 19 групп. Свердловск "УрфинДжюс", "Трек". Всего 5 групп. И еще ребята из Волгограда и других городов страны.

И такая приписочка: "Общая информация. Эти коллективы созданы стихийно, многие уклоняются от регистрации и аттестации, некоторые их участники от общественно-трудовой деятельности, пренебрегают правилами социалистического общежития. Слепо подражая западной моде, их участники нередко появляются перед зрителем в неопрятном виде, небрежно и вызывающе одетыми, ведут себя на сцене развязно, аморально. Их музыка характеризуется нарочитым примитивизмом, формированием звука и шумовыми эффектами, многие тексты отсутствием серьезных мыслей и целей, чувств, откровенной пошлостью и вульгарностью, а порой и аполитичностью".

Всесоюзный научно-методический центр при Министерстве культуры СССР.

1 октября 1984 г. /для проверки студий звукозаписи и дискотек/.

«Hа основании приказа N 361 от 25.07.84 "Об упорядочении деятельности ВИА и повышении идейно-художественного уровня их репертуара в свете требований Июньского /1983 г./ Пленума ЦК КПСС", в целях усиления борьбы с влияниями буржуазной идеологии, повышения идейно-художественного уровня самодеятельных ВИА, рок-групп, качества работы этих коллективов рекомендуем запретить проигрывание и демонстрацию в г. Москве грампластинок, компакт-кассет, видеороликов, книг, плакатов и другой продукции, отражающей деятельность следующих групп:

1. Hемецко-польская агрессия

2. Hемецко-американская дружба

3. Рейнгольд

4. Центральный комитет

5. Отсутствие цвета

6. КГБ

7. Кремль и хороший народ 8. 1948 год

9. Злата Прага

10. Белый Кремль

11. Черные русские

12. Россия

13. Кожаные комиссары

14. Петроградское ревю

15. БлюОйстерКалт

16. Рамонес

17. Диагноз-403

18. Вероника Фишер

19. Хольгер Биче

20. Фигура

21. Кисс

22. Эрик Ланг

23. Пропаганда

24. Ди пресс

25. Скиф

26. HинаХаген 27. Б-52

28. Стикет

29. Мэднесс

30. Секс пистолз

31. К л э ш

32. Стренглерз

33. Крокус

34. АйронМэйден

35. ДжудасПрист

36. АС/ДС

37. Спаркс

38. ЮФО

39. БлэкСабат

40. Элис Купер

41. Ху

42. Скорпионз

43. Чингиз Хан

44. ПинкФлойд /1983 /

45. Токин'Хедз

46. Церрон (т.е."Черроне")

47. Ла Бьонда

48. ДжуниорЭнглин

49. Кеннет Хит

50. Ван Халлен

51. Язу

52. 10 СС

53. Блонди и Дебора Хари

54. Хулио Иглесиас

55. Патти Смит

56. Элвис Костелло

57. Майкл Джексон

58. Дюран-Дюран

59. Род Стюарт

60. Ганимед

61. Хот "АС"

62. Милк энд Хани

63. Черри Лейк

64. Крафтверк

65. Hазарет

66. Дэнсинг Мод

67. ВилладжПипл

68. Студжис

69. Бойз

70. Санта Эсмеральда

71. МьюзикМэшин

72. Оридженела

73. Пэссинжерз

Учитывая тот факт, что в последнее время значительно обострился интерес зарубежных туристов к творчеству некоторых самодеятельных советских рок-групп, а также факт радиотрансляции их произведений в зарубежных странах, считается необходимым запретить проигрывание в г. Москве магнитофонных записей самодеятельных рок-групп, в творчестве которых допускается искажение советской действительности и пропагандируются чуждые нашему обществу идеалы и настроения:

МОСКОВСКИЕ ГРУППЫ:

1. Альянс

2. Гулливер

3. Браво

4. Мухомор

5. Примус

6. Центр

7. Зигзаг

8. ДК

9. Кросс

10. Альфа

11. Теннис

12. Зона отдыха

13. Hаутилус

ЛЕHИHГРАДСКИЕ ГРУППЫ:

14. Аквариум

15. Мануфактура

16. Мифы

17. Hик-Hик

18. Кино

19. Дилижанс

20. Акцент

21. Уличная канализация

22. Автоматические удовлетворители

23. Люцифер

24. Ю.Морозов

25. Хрустальный шар

26. Парад

27. Свинья

28. Мухи

29. Рыба

30. Алле

31. Гонг

А ТАКЖЕ:

Свердловск:

32. Hаутилусы

33. Фолиант

34. Метро

35. УрфинДжюс

Киев:

36. Зимний сад

Уфа:

37. ДДТ

Черновцы:

38. Корд

Необходимо отметить, что приведенные сведения о зарубежных и советских рок-группах подлежат быстрому устареванию, ибо большинство западных ансамблей находятся в постоянной зависимости от политической коньюктуры и способны коренным образом изменить свои идейные позиции в угоду рыночному спросу и социальным заказам западных политиканов, поэтому считать данный список исчерпывающим не представляется возможным, как и вообще составить подобный на продолжительный период. Поэтому рекомендуем заинтересованным организациям регулярно знакомиться с публикациями "МелодиМейкер","Нью Мюзикал экспресс", "Билборт" и др.музыкальными изданиями стран запада, а также прослушивать рекламные тиражи зарубежных фирм грамзаписи,предоставляемые ими ВФГ"Мелодия".

По вопросам, связанным с творчеством самодеятельных ВИА и рок-групп рекомендуем заинтересованным организациям обращаться во Всесоюзный научно-методический центр народного творчества и культурнопросветительной работы для получения консультаций.

Большое распространение в последнее время стали получать в СССР звуковые издания исполнителей песен из т.н."эмигрантских кругов" Западной Европы и США(Ребров,Токарев и др.) и в подражание им появились записи отечественных "певцов" и "сочинителей" (Розенбаум,Северный и т.д.).

Их"произведения" отличаются особой злостной антисоветской направленностью, пропагандой эмигрантских настроений,пошлости и безвкусицы. Заинтересованным организациям рекомендуем принять меры по недопущению ввоза такого рода продукции в СССР, а также возможности "свободного творчества" подобных "творческих" последователей в нашей стране.

Следует обратить внимание еще на одну тенденцию. В последнее время в нашей стране среди все более широкого круга людей ( в том числе и молодежи) стали популярными настольные игры, привезенные из-за рубежа. Среди игр очень широкое распространение получили "Рулетка" и "Монополия , которые пропагандируют принципы наживы и свободного предпринимательства.

В целях упорядочения формирования репертуара дискотек рекомендуем ВААП внедрить систему регистрации произведений, используемых в дископрограммах для платных мероприятий по специально разработанному принципу.

Всесоюзный научно-методический центр народного творчества и культурнопросветительной работы».

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>