Закат опричнины - Изменения в структуре вооружённых сил Русского государства в опричную эпоху Ивана IV Грозного (1565-1572)
Полная версия

Главная arrow История arrow Изменения в структуре вооружённых сил Русского государства в опричную эпоху Ивана IV Грозного (1565-1572)

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Закат опричнины

После новгородского разгрома произошло последнее расширение территории опричнины. В начале 1571 года царь объявил о зачислении в опричнину половины Новгорода Великого.

В отличие от Новгорода в Москве борьба с «изменой» не была доведена до конца. Поэтому Иван Грозный отдал приказ о строительстве новой резиденции в Новгороде.

23 февраля 1571 года в Новгород прибыли опричные дьяки Семен Мишурин и Алексей Милюков-Старой, отписавшие в опричнину Торговую сторону Новгорода, Бежецкую и Обонежскую пятины. Главный новгородский воевода князь Петр Пронский покинул свою резиденцию на Софийской стороне и переехал в опричнину на Торговую сторону. Пронский помогал опричникам карать новгородцев в 1570 году, и за это был награждён принятием в опричнину.

После «погрома» политика в отношении Новгорода сохранила антицерковный характер.

29 августа 1570 года новгородцы получили из Москвы распоряжение немедленно собрать по монастырям все жалованные грамоты и отравить их в Москву. Документы из монастырских архивов изымали опричные приставы. Жалованные грамоты служили подтверждением права монастырей на земли и привилегии.

Покидая Новгород в феврале 1570 года, царь оставил там своих эмиссаров. Главный опричный пристав К. Д. Поливанов занял резиденцию новгородского дворецкого на Софийской стороне. Опричные приставы руководили продолжавшимися реквизициями монастырских богатств. В декабре 1570 года опричное правительство приняло решение о прекращении реквизиций в Новгороде.

Причиной, из-за которой прекратили гонения против духовенства, стало объявление о переходе половины Новгородской земли в опричнину.

В конце 1571 года на архиепископство в Новгород был прислан Леонид, бывший архимандрит кремлевского Чудова монастыря. Леонид пользовался полным доверием опричного руководства. Архиепископская казна была разграблена, и ему пришлось заботиться о своих доходах. Едва прибыв в Новгород, он объявил, что будет штрафовать попов и монахов, которые осмелятся звонить в колокола раньше, чем позвонят у Софии.

Опричная казна наложила руку на денежные богатства купечества Новгорода. После зачисления Торговой стороны в опричнину дьяки издали Таможенную грамоту, регламентировавшую деятельность новгородского рынка. Значительным стимулом для развития товарообмена стало присоединение к России крупного морского порта Нарва. Грузы из Западной Европы не могли миновать опричных таможенных застав в Новгороде, и казна получала новый источник доходов.

Разорение Новгородской земли и невозможность получить с населения денежные налоги заставили администрацию увеличивать натуральные повинности. Господство опричных порядков оказалось расцветом всевозможных барщинных работ.

На первых порах старания опричной администрации, неукоснительно взыскивавшей налоги и умножавшей барщинные повинности, давали известные выгоды опричной казне. Но затем выгоды обращались убытками.

Земская администрация Новгорода ведала новгородским Кремлем и большей частью Новгородской земли. Но во главе её были поставлены люди малоавторитетные, занимавшие до того невысокое служебное положение. Они подвергались всяческим унижениям со стороны опричнины. Но то, что было редкостью в отношении к представителям привилегированных сословий, являлось обычным делом в отношении к простому народу. Утверждение опричных порядков в Новгороде привели к различным злоупотреблениям и насилию.

Деятельность опричной администрации в Новгороде была весьма разнообразной и охватывала различные сферы жизни. Из-за острых социальных противоречий, новгородские власти никогда не пользовались авторитетом среди простого населения города.

Практически сразу по приезду в Новгород опричные дьяки принялись исправлять нравы, царившие в городе. Первым делом они взялись за искоренение пьянства среди жителей. Указ против пьянства стал применяться с последней зимней недели. Более всех страдали от опричных «забот» о нравственности «меньшие люди»: ярыжки, подмастерья, холопы, нищий люд - словом, все те, кого за непочтение к властям называли лихими людьми. По замыслу администрации, меры против пьянства должны были устрашить строптивую новгородскую чернь и укрепить авторитет новых властей44.

Московские власти пытались ввести в Новгороде казённую виноторговлю ещё во времена боярского правления. При Шуйских в Новгород прибыл дьяк, устроивший там восемь корчемных дворов. Но опасные настроения народа заставили правительство уступить требованиям посадского населения и отменить казённую виноторговлю. В конце 1547 года правительство отставило корчмы и кабаки в Новгороде, в результате чего винное дело вновь перешло к посадской общине. Казна установила особую квоту производства и продажи вина по развёрстке: полтора ведра вина горького, две бочки пива и шесть вёдер мёда на 30 человек. Преследование посадских виноторговцев явилось следствием ликвидации прав новгородской посадской общины на производство и продажу вина. Эти меры должны были увеличить доходы казны от виноторговли.

Опричные власти Новгорода проявили исключительную деятельность по части полицейских мер.

После погрома Новгорода и воцарения в Новгороде опричников новгородцы жили в постоянном страхе. Осенью 1571 года опричники ввели в Новгороде чрезвычайные меры, чтобы покончить с чумой. Дворы, в которых умирал хотя бы один человек, немедленно заколачивались. Вместе с мертвецом замуровывали всю семью. Власти запретили хоронить умерших под городом и повсюду расставили заставы. Священникам не разрешали исповедовать больных чумой, а в случае не выполнения приказа сжигали вместе с больными.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>