Характеристика отдельных видов ограниченных вещных прав

Право хозяйственного ведения

Существование товарно-денежных отношений обусловливает необходимость участия в гражданском обороте предприятий и организаций, имеющих статус юридического лица, но не являющихся собственниками закрепленного за ними имущества.

Для осуществления деятельности этих юридических лиц собственник передает им обособленные комплексы своего имущества и наделяет их определенными правами на него.

Законодательными актами Республики Беларусь предусматривается два вида таких прав:

а) право хозяйственного ведения;

б) право оперативного управления.

Все они выступают как правовая форма имущественной обособленности юридических лиц. Выбор названных прав для указанной цели сформировался не сразу, еще в рамках СССР.

Исторически первой формой имущественной обособленности юридических лиц, не являющихся собственниками своего имущества, было право оперативного управления. Право хозяйственного ведения появилось несколько позже и в первоначальном виде именовалось правом полного хозяйственного ведения [15].

На седьмой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва 30 июня 1987 года был принят Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)».

Согласно Постановлению ВС СССР от 30 июня 1987 года названный Закон вводился в действие с 1 января 1988 года и распространялся на предприятия, объединения и организации сферы материального производства, переведенные на полный хозяйственный расчет и самофинансирование, т.е. не касался финансируемых из бюджета организаций: предприятий и учреждений.

Уникален п. 4 ст. 4 данного Закона, который раскрывает правоспособность предприятия в отношении имущества.

«Предприятие имеет право: передавать другим предприятиям и организациям, продавать, обменивать, сдавать в аренду, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы здания, сооружения, оборудование, транспортные средства, инвентарь, сырье и другие материальные ценности, а так же списывать их с баланса, если они изношены или морально устарели; передавать материальные и денежные ресурсы, в том числе с согласия трудового коллектива средства фондов экономического стимулирования, другим предприятиям и организациям, выполняющим работы или услуги для предприятия».

4 июня 1990 года был принят Закон СССР «О предприятиях в СССР», который должен был поэтапно вступить в действие на всей территории СССР, но полностью не вступил в силу, так как государство, издавшее его, прекратило свое существование.

Закон СССР 1987 года, содержал право предприятий на имущество, закрепленное на их балансе, отличное от права оперативного управления, поскольку,

во-первых, не ограничивалось правом распоряжения оборотными средствами, а распространялось и на основные фонды;

во-вторых, правомочие распоряжения основными и оборотными фондами ограничивалось лишь «социалистической законностью», поскольку правосубъектность была максимально расширена, т.е. не ограничена;

в- третьих, ответственность, как минимум экономическая, за результаты деятельности предприятия так же была ничем не ограничена, хотя вопросы обращения взыскания не были приспособлены под неограниченную самостоятельность предприятий: изменения в гражданское законодательство не вносились в этой части. Еще один нюанс: закон касался лишь предприятий, находившихся на хозрасчете и самофинансировании в сфере материального производства, и не касался организаций, финансируемых собственником (из бюджета). Тот факт, что описанное в законе право «предприятия - не собственника» распоряжаться имуществом собственника как своим - никак не было названо в законе - свидетельствует, можно предположить, о том, что конструировалось оно как право оперативного управления, но с более широкими правомочиями предприятия [34, c.63].

Статья 276 ГК не содержит определения права хозяйственного ведения. В ранее действовавшем Гражданском кодексе Республики Беларусь определение применительно к категории права полного хозяйственного ведения содержалось в ст. 87 в отношении предприятий как единственных носителей этого права. При действующем законодательстве, опираясь на нормы Гражданского Кодекса о юридических лицах, вещных правах и положениях, содержащихся в ст. 276 ГК - право хозяйственного ведения можно определить, как производное и зависимое от права собственности вещное право юридического лица - несобственника владеть, пользоваться и распоряжаться закрепленным за ним в установленном порядке имуществом в пределах, определяемых законодательством.

Доктрина гражданского права традиционно рассматривает вещные права в объективном и субъективном смыслах.

В объективном смысле названные права представляют собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения, связанные с непосредственным воздействием юридических лиц - несобственников на закрепленное за ними имущество, и определяющих объем владения, пользования и распоряжения им.

В субъективном смысле это есть мера дозволенного поведения указанных юридических лиц в отношении закрепленного за ними имущества, выражающаяся в возможности владения, пользования и распоряжения этим имуществом в установленном в нормативном порядке объеме.

В качестве содержания субъективного права хозяйственного ведения и оперативного управления выступают правомочия предприятия по владению, пользованию и распоряжению его имуществом. ГК не содержит определения указанных правомочий [16, c. 69].

Предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, в соответствии со ст. 276 ГК владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с законодательством.

Правомочие пользования представляет собой юридически обеспеченную возможность извлечения из имущества его полезных свойств в процессе личного или хозяйственного потребления имущества, правомочие распоряжения - юридически обеспеченную возможность определять судьбу имущества.

Правомочия распоряжения имуществом в данном случае имеют некоторые ограничения. Основным ограничением по распоряжению имуществом является то, что согласно п. 3 ст. 276 ГК предприятие не может распоряжаться недвижимым имуществом без согласия собственника.

В юридической литературе отмечается, что "такое согласие должно даваться на совершение каждой сделки по распоряжению недвижимым имуществом.

Форма согласия собственника законодательством не установлена, поэтому она должна определяться по правилам ст. 159 - 162, 164 ГК [15].

То есть здание эксплуатировалось ответчиком до вступления в силу Закона Республики Беларусь «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним», и имеются об этом соответствующие документы.

В силу ст. 73 Закона недвижимое имущество и (или) права на него в установленных случаях считаются зарегистрированными и сведения о государственной регистрации могут быть восполнены регистраторами.

Таким образом, доводы истца об отсутствии государственной регистрации недвижимого имущества, вследствие чего отсутствии, вопреки требованиям ст. 579 ГК у предприятия «В» полномочий на заключение сделки, не нашли своего подтверждения в судебном разбирательстве и опровергались совокупностью исследованных доказательств, ввиду чего в удовлетворении исковых требований решением суда было отказано [5].

Движимым имуществом в соответствии со ст. 276 ГК предприятие вправе распоряжаться по своему усмотрению, за исключением случаев, установленных законодательством и собственником имущества.

Таким образом, собственник имущества предприятия может путем запрета или приказа регулировать распоряжение (и движимым имуществом в том числе). В частности, он может предусмотреть в уставе предприятия, что отдельным движимым имуществом предприятие может распоряжаться только с его согласия. Также стоит отметить, что законодатель не предусматривает обязанности заключения договора между собственником соответствующего имущества и унитарным предприятием.

Однако это не лишает стороны права заключить такой договор, конкретизировав в нем состав имущества, права, обязанности, ответственность сторон. Если собственником выступает Республика Беларусь или административно-территориальная единица, соответствующее разрешение дается уполномоченными органами [21, с. 53].

Согласно п.1 ст. 280 ГК, право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, учреждением или государственным объединением, возникает у этого предприятия, учреждения или государственного объединения с момента передачи имущества, если иное не установлено законодательством [2, п.1 ст. 280].

Согласно п.1 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования утвержденным Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 (в ред. Декрета Президента Республики Беларусь от 28 февраля 2017 г. № 2) государственной регистрации подлежат:

1) создаваемые (реорганизуемые) юридические лица:

- хозяйственные товарищества и общества, унитарные предприятия, производственные кооперативы, в том числе сельскохозяйственные производственные кооперативы, государственные объединения, являющиеся коммерческими организациями, и крестьянские (фермерские) хозяйства (далее - коммерческие организации);

- ассоциации (союзы) - объединения коммерческих и (или) некоммерческих организаций, объединения коммерческих организаций и (или) индивидуальных предпринимателей, государственные объединения, являющиеся некоммерческими организациями, потребительские кооперативы, садоводческие товарищества, торгово-промышленные палаты, учреждения, товарищества собственников (далее - некоммерческие организации);

2) индивидуальные предприниматели;

3) изменения и (или) дополнения, вносимые в уставы коммерческих и некоммерческих организаций (учредительные договоры - для коммерческих организаций, действующих только на основании учредительных договоров), изменения, вносимые в свидетельства о государственной регистрации индивидуальных предпринимателей [7, п.1].

Имущество, полученное субъектами права хозяйственного ведения или оперативного управления по допускаемым законодательством основаниям, поступает к ним в порядке, установленном для приобретения права собственности.

Отметим, что решение о передаче имущества в хозяйственное ведение принимает собственник. Вместе с тем данное правило имеет исключение.

Согласно п.3 ст. 114 ГК, предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, может с согласия собственника имущества создать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему в установленном порядке части своего имущества в хозяйственное ведение (дочернее предприятие).

Таким образом, в данном случае решение о передаче имущества в хозяйственное ведение принимает учредитель дочернего предприятия, то есть основное предприятие с согласия собственника [15]. Представляется весьма интересным положение ст. 276 ГК, согласно которому собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью этого имущества. Полагаем, что собственник имущества, осуществляя контроль за его использованием, может, в частности, потребовать от своего предприятия представления периодической отчетности, содержащей информацию об использовании своего имущества.

Статья 276 ГК также устанавливает право собственника имущества на получение части прибыли от его использования. Настоящее право вытекают из факта признания предприятия коммерческой организацией, которая согласно ст. 46 ГК в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли и (или) ее распределение между участниками (в отношении предприятия - получение части прибыли собственником имущества) [21, c. 66].

Согласно п.3 ст. 280 ГК право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным законодательными актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника [2, п.3 ст. 280].

При этом прекращение данных прав не ставится в зависимость от перехода права собственности на имущество к другому собственнику. Особый интерес привлекает такое основание прекращения данных прав, как правомерное изъятие имущества по решению собственника.

В настоящее время термин "правомерное изъятие" не определен. В правоприменительной практике существует тезис о том, что любое изъятие имущества у предприятия, основанное на решении собственника, правомерно, если не доводит предприятие до экономической несостоятельности (банкротства). Используя неопределенность принципа правомерности изъятия имущества, собственник "в любой момент может обеспечить себе возвратность средств, ранее предоставленных предприятию [10, с. 39].

Согласно ст.281 ГК при переходе права собственности на предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику это предприятие сохраняет право хозяйственного ведения на принадлежащее ему имущество. Если к другому лицу переходит право собственности на имущество учреждения, оно сохраняет право оперативного управления на закрепленное за ним имущество. При этаких обстоятельствах происходит лишь смена собственника, но не носителя права хозяйственного ведения и права оперативного управления [2, ст. 218].

На определенном этапе развития отечественного законодательства предпринимались попытки ограничить столь широкие полномочия собственника. Так, Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь было принято постановление от 11 апреля 2007 г. № 606-П3/VI «О проекте Закона Республики Беларусь «Об унитарных предприятиях». Данное постановление должно было составить основу специального законодательства о предприятиях. Однако дальше проекта дело не пошло. Статья 17 данного проекта содержала примерный перечень случаев правомерного изъятия имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, который, в частности, предусматривал такое право при принятии собственником решения об уменьшении уставного фонда с одновременным изъятием имущества на сумму такого уменьшения.

Объектом права хозяйственного ведения является комплекс имущества, которое в установленном порядке закреплено за носителями этого права.

Субъектами рассматриваемого права выступают унитарные предприятия, основанные на государственной или частной собственности физического или юридического лица, а также дочерние предприятия, созданные ими.

На праве хозяйственного ведения может принадлежать имущество, закрепленное за государственным объединением, если это определено государственным органом (должностным лицом), принявшим решение о создании данного объединения, уполномоченным им органом, а также уставом указанного объединения.

Субъект права хозяйственного ведения несет ответственность по обязательствам всем своим имуществом и, как правило, самостоятельно, за исключением ситуаций, указанных в п.3 ст.52 Гражданского кодекса [29].

Согласно п.3 ст.52 ГК, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами либо учредительными документами юридического лица [2, п.3 ст. 52].

Государственным объединением (концерном, производственным, научно-производственным или иным объединением) признается объединение государственных юридических лиц, государственных и иных юридических лиц, а также государственных и иных юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, создаваемое по решению Президента Республики Беларусь, Правительства Республики Беларусь, а также по их поручению (разрешению) республиканскими органами государственного управления либо по решению органов местного управления и самоуправления [2, п.1 ст.123-1].

УП признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия [2, ч.1 ст.113].

Название организационно-правовой формы - УП происходит от латинского слова unitas, что означает "единство". У УП единым (единственным) является и учредитель, и собственник его имущества. В неделимости имущества состоит его особенность и принципиальное отличие от других коммерческих организаций.

Предприятие, будучи коммерческой организацией, обладает всеми признаками, присущими юридическому лицу: организационное единство, выступление в гражданском обороте и в любом суде от своего имени, имущественная обособленность, самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам.

Имущественная обособленность предприятия означает, что "имущество предприятия обособлено от имущества его собственника и от имущества всех других физических, юридических лиц, государства и административно-территориальных единиц. За исключением остальных коммерческих организаций, предусмотренных законодательством Республики Беларусь (не считая государственных объединений, признанных коммерческими организациями), предприятие не обладает правом собственности на закрепленное за ним имущество [14, с. 41].

Еще одним немаловажным вопросом правового режима имущества УП является ответственность УП по долгам его учредителя. Говоря о проблеме, связанной с возможностью обращения взыскания на имущество УП по долгам его учредителя (собственника имущества), необходимо сказать, что в белорусском праве отношения ответственности УП по долгам их учредителей (собственников имущества) закреплены в ГК.

Согласно ч.2 п.8 ст.113 ГК, УП не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества, за исключением случаев, предусмотренных ГК. Таким образом, белорусский законодатель устанавливает общее правило, в силу которого УП не отвечает по обязательствам своего собственника, но, как было отмечено ранее, собственник имущества частного УП будет отвечать по обязательствам предприятия в силу п.3 статьи 52 ГК. Однако в п. 3 ст. 259 ГК содержится исключение из данного правила: обращение взыскания на имущество предприятия, принадлежащее супругам на праве совместной собственности, не допускается.

Таким образом, исходя из понимания нормативного содержания п. 3 ст. 259 ГК можно сделать следующий вывод: УП, "принадлежащее супругам", не отвечает ни по их личным долгам, ни по их общим долгам [35].

Для привлечения собственника имущества предприятия к субсидиарной ответственности по указанным выше основаниям необходимо соблюдение некоторых условий. Одним из таких условий является правомочие собственника распоряжаться имуществом унитарного предприятия [14].

Что касается распоряжения государственным имуществом, то оно осуществляется на основании специального законодательства основу которого составляет Указ Президента Республики Беларусь от 04.07.2012 № 294 «О порядке распоряжения государственным имуществом».

В литературе отдельно затрагивается вопрос о соотношении вещных прав предприятия-учредителя и дочернего предприятия. Отдельные ученые говорят о "вторичном праве хозяйственного ведения, содержание которого определяется рамками первичного права хозяйственного ведения и полномочиями, предоставленными "материнским" предприятием".

Разделение права хозяйственного ведения на первичное и вторичное является доктринальным и не закреплено законодательно.

Отсюда вытекает требование о прекращении у основного предприятия права хозяйственного ведения при передаче имущества созданному им дочернему предприятию в качестве вклада в уставный фонд. Это связано с тем, что действующему гражданскому праву не известны понятия "совместное хозяйственное ведение" и "долевое хозяйственное ведение.

Таким образом, предприятие-учредитель, создавая дочернее предприятие, передает ему с согласия собственника часть своего имущества. Это имущество с момента передачи числится на балансе дочернего предприятия, при этом основное предприятие теряет всякие права на данное имущество.

Такой вывод в полной мере соответствует не только характеру права хозяйственного ведения как вещного права, но и принципу неделимости имущества предприятия.

Если бы предприятие-учредитель оставляло за собой какое-либо право на перешедшее к дочернему предприятию имущество, то можно было бы утверждать, что имущество предприятия разделилось на две части (доли), одна из которых передана дочернему предприятию. Однако согласно ст. 113 ГК имущество предприятия является неделимым [13, с.40 - 41].

Таким образом, обобщая вышесказанное, можно сделать вывод: право хозяйственного ведения относятся к категории ограниченных вещных прав. Под ограниченными вещными правами понимают: право несобственника использовать чужое имущество в собственных интересах без участия собственника имущества в том или ином ограниченном законом отношении.

Первая юридическая конструкция, содержащая прообраз права хозяйственного ведения содержалась в Законе СССР «О государственном предприятии (объединении)» 1987 года. Согласно действующему ГК, под правом хозяйственного ведения понимают право предприятия в отношении имущества, которое принадлежит ему на праве хозяйственного ведения; которым оно в соответствии со ст. 276 ГК владеет, пользуется и распоряжается в пределах, определяемых в соответствии с законодательством.

Однако есть некоторые ограничения, касающиеся распоряжением имущества. Например, предприятие не может распоряжаться недвижимым имуществом без согласия собственника.

Что касается движимого имущество, то предприятие вправе распоряжаться им по своему усмотрению, за исключением случаев, установленных законодательством и собственником имущества. Из этого следует, что собственник имущества предприятия может регулировать распоряжение путем запрета или приказа имуществом, как недвижимым, так и движимым.

Право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственник принял решение о закреплении за унитарным предприятием, учреждением или государственным объединением, возникает у этого предприятия, учреждения или государственного объединения с момента передачи имущества, если иное не установлено законодательством.

Прекращается право хозяйственного ведения имуществом по основаниям и в порядке, предусмотренным законодательными актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >