Категории "гармония" и "мера"

В поисках древнейших представлений о гармония (с гр.- согласие, лад) обратимся к античной мифологии. Из известного античного мифа о Гармонии, дочь бога войны Арея и богини любви и красоты Афродиты, мы узнаем, что Зевс выдал ее замуж за Кадма, легендарного основателя греческого города Фивы. На свадьбе Гармонии и Кадма присутствовали все боги. Они подарили Гармонии покрывало и ожерелье, которые изготовил Гефест. То, что Гармония является дочерью богини красоты и бога войны, очевидно, не случайность. В мифе отразилось представление о гармонии как порождение двух начал - красоты и борьбы, любви и войны.

Второй древнегреческий миф рассказывает о происхождении мира, где гармония является противоположностью хаоса, который выступает одной из первооснов возникновения всего существующего. Эта первооснова характеризуется как нечто без качества, определенности, представляется какой-то пустотой, безформністю, разпорошенностью. Гармония же означает определенную качественную определенность, единство и оформленность целого как совокупности составных частей. Принципом, на основе которого возможна эта единство, есть мера.

Итак, даже древнейшей мифологии свойственны были представления о гармонию, хаос и мере которые потом стали самостоятельными понятиями античной философии и эстетики.

Гомер использовал термин гармония и в обиходно-практическом значении. Это, во-первых, мир, согласие, согласие. Во-вторых, термин гармония понимается также как скрепа гвоздь. Одиссей, строя корабль, скрепляет его гвоздями и гармониями. То же самое происходит И с понятием мера тесно связано у греков с понятием гармонии. У Гомера это слово чаще всего означает единицу измерения. У Гесиода понятие меры используется как норма, определяющая порядок социальной жизни. "Меру во всем соблюдай и дела свои вовремя делай",- пишет он в работе "Работа и дни". С ним перекликается Феогнід: "Слишком ни в чем не спеши, ведь в любом деле лучший указчик человеку - мера". Эти рассуждения имеют не столько эстетический, сколько морально-нормативный характер. И все же понятие степени указывает на лучше для человека, что уже само по себе имеет и эстетический смысл. Греческой древности восходят выражения: "ничего слишком", "мера - лучше всего", "используй меру", "человек - мера всего".

Подобные суждения о гармонии и мере свидетельствуют, что эстетическое значение этих понятий не выделялось из жизненно-практической или моральной сфер в эпохи, когда искусство еще не отделилось от Других сфер общественной жизни. И уже в эпоху греческой классики возник ряд учений о гармонии, которые повлияли на дальнейшее развитие эстетики и формирование системы понятий, отражавших специфику эстетической практики. Особое место здесь принадлежит учению пифагорейцев. Они делали акцент на гармоничном строении мира, включая природу и человека, вообще весь космос. Об этом свидетельствуют многочисленные фрагменты, что остались от учения пифагорейцев. Например, Philolaus считал, что гармония является внутренней связью вещей и явлений в природе, без которого космос не смог бы существовать. В частности, гармония означает единство предела и беспредельного, однако она е не только основой мира - душа также является гармонией. По свидетельству Аристотеля, пифагорейцы считали, что душа "есть какой-то гармонией, а гармония - это зміщання и сочетание противоположностей". Если бы все вещи были схожими и не отличались друг от друга, то не было бы необходимости в гармонии, которая осуществляет единство различного и противоположного.

И, наконец, характерным для пифагорейского учения является то, что гармония у них имеет числовое выражение, она органически связана с сущностью числа. Пифагорейцы создали учение о производительном сущность числа. Они считали математические основы началом всего сущего " и уподобляли все вещи числам. Числовая гармония лежит в основе загальноантичного учение о космосе с симметрично расположенными и настроенными в определенный музыкальный числовой тон сферами. Пифагорейцы ввели числовой момент в саму космологию. Они признавали, что форма Вселенной должна быть гармоничной, и придавали ей вид симметричных геометрических фигур: Земли - форму куба, огня - форму пирамиды, воздуха - форму октаэдра, воды - форму икосаэдра, сфере Вселенной - форму додекаедра. Именно с этим связано известное пифагорейское учение о гармонию сфер. Пифагор и его последователи считали, что движение светил вокруг центрального мирового огня создает гармоничную музыку. Поэтому космос предстает гармонично построенным и музыкально оформленным телом.

Пифагорейское учение заметно повлияло на дальнейшее развитие учений о природе и сущности гармонии. Идеи, которые легли в основу учений о гармонии сфер, о единстве микро - и макрокосмоса, об гармоничные пропорции, были начаты именно пифагорейцами.

Принципиально новое учение о гармонии сформулировал позже известный греческий диалектик Гераклит. Его понимание гармонии основывается на идее совпадения противоположностей, на диалектике единства и множества. Гармония у Гераклита возникает через борьбу противоположностей. Другими словами: без борьбы нет гармонии, без гармонии нет борьбы. Учение Гераклита отличается от пифагорейского, в котором диалектика гармонии понимается еще формально и схематично. Гармония у Гераклита создается не числами и не смешиванием отдельных частей целого, а является самой вещью в ее целостности и диалектической тождественности с другими вещами.

Гармония присуща прежде всего объективному миру вещей, самому космоса. Она свойственна и природе искусства, иллюстрацией чего является лира, на которой по-разному натянутые струны создают великолепное созвучие. Гармония бывает скрытой и явной. Первая содержательнее, а следовательно, имеет преимущество над второй. Космосу как высшему совершенству присуща скрытая гармония. Это только на первый взгляд мир представляется хаосом, кучей мусора, рассыпанного наудачу. На самом же деле за игрой стихий и вроде бы случайностей скрывается необычайная гармония.

Значительный вклад в развитие категории гармония сделали выдающиеся древнегреческие философы Сократ, Платон и Аристотель. Именно Сократ внес в эстетику идею целесообразности, что позволило по-новому взглянуть на самый смысл гармонии. Она уже не сводилась к физических пропорций и симметрии, как у пифагорейцев. В понимание гармонии Сократ ввел момент относительности, целесообразности и функциональности. В отличие от пифагорейского толкования гармония понимается не как абсолютный, неизменный закон, что поддается только созерцанию и математическому вычислению, а как соответствие цели, соотносимость вещи с ее функцией. Этот новый и очень важный мотив в понимании гармонии стал по тому доминирующим в теориях классической и эллинистической эпох.

Платона, как и Сократа, тоже не удовлетворяла чисто космологическая и математическая теория гармонии пифагорейцев. По его мнению, гармония более касается моральной сферы и понимает он ее как соответствие внешнего внутреннему: "Действительно, когда я слышу, как говорят о добродетели или какую-то мудрость человека, которую поистине можно назвать человеком и который сам вполне соответствует тому, что говорит, я чрезвычайно радуюсь, смотря одновременно и на того, кто говорит, и на то, что он говорит, как одно другому идет и согласуется. И такой человек кажется мне поистине музыкальным, потому что она добыла прекраснейшую гармонию не из лиры или какого другого средства игры, а из самой жизни, согласовав в себе самом слова с делами..." .

Понимание платоновского и других античных учений о симметрии будет неполным, если обойти рассмотрение таких понятий, как мера, симметрия, соразмерность др. Следует иметь в виду, что понятие меры виражалось у греков с помощью различных терминов. Наиболее распространенными являются meros (мера), metrion (мерность, соразмерность), erumetros (размеренный), symmetria (симметрия), mesos (середина, центр), mesotes (центр, центральность). Именно из этого ряда понятий становится понятным, почему гармония не возможна без меры.

О мере (meros) Платон пишет, что благодаря ей происходит круговорот космоса. Что же до меры как metrion, то это середина между излишеством и нуждой, которая встречается везде и помогает избежать крайностей. Близко к этому и понятие symmetria, ибо представляет собой определенную меру, что приближает П к гармонии. Если symmetria и не равнозначна гармонии, то она является одной из условий ее возникновения. И наоборот, anumetria (безмерность, несоразмерность) является синонимом уродства, отсутствия совершенства и гармонии.

Итак, платоновская концепция гармонии осяжніша и богаче піфагорійську - она свидетельствует о попытке связать гармонию с духовным миром человека и разработать й? с помощью понятий, которые являются модификациями меры: мерность, размеренность, симметрия и тому подобное.

Что касается Аристотеля, то он использовал термин гармония не очень часто, предпочитая другим, близким к нему по смыслу. Аристотель сближает прежде всего термины гармония и порядок и тогда гармония понимается как диалектический переход беспорядка в порядок и наоборот.

Гармонию Аристотель определяет также с помощью понятий мера, порядок, величина, симметрия. И главным для его эстетики является понятие середина которое он трактует весьма широко, применяя к каждой сфере человеческой деятельности. Аристотель считает каждую человеческую добродетель серединой между двумя крайностями: мужество - середина между трусостью и отвагой; уверенность - середина между смирением и гнівливістю; щедрость - середина между скупостью и расточительством. Соответственно, середина, по Аристотелю,- это предотвращение крайности. Следовательно, она есть нечто среднее между излишеством и недостатком, и в этом смысле представляет собой совершенство. Именно Аристотель дал теоретическое толкование склонности античной сознания везде и во всем искать "середину", "центр", "целое". Без этого особого принципа, что уравновешивает все наше бытие, начиная от психологии и кончая космологией, абсолютно невозможен никакой античный мировоззрение. Разрабатывая концепцию гармонии как середины, Аристотель воспроизводил характерные черты античной эстетической сознания.

Средневековая эстетика, которая вырабатывала свое понимание гармонии, оказалась в сложном и противоречивом положении относительно античного наследия. Античные представления о гармоничном построении космоса, о мерное вращение небесных сфер не соответствовали библейским взглядам на строение и происхождение мира. Необходимо было обосновывать новую христианскую космогонию, чтобы заменить идею космической гармонии иерархией земного и небесного, человеческого и Божьего. Однако совсем отказаться от античного учения о гармонии служители культа не могли. Григорий Нисский считал, что гармоничное устройство мира является доказательством славы Божьей. Новой идеей о гармонии было представление ее как тождества целого и части; за ней стояло учение стоиков и неоплатонівців о единстве микро - и макрокосмоса. И наряду с переработкой и приспособлением античных учений до новых идей о гармонии появляются в Средневековье и некоторые оригинальные разработки. Так, Фома Аквинський акцентирует внимание на двух моментах в понимании сущности гармонии. Во-первых, в его определении гармонии акцент делается не на физической, а на духовной стороне дела. Следовательно, гармония понимается прежде всего как духовный принцип, имеющий отношение не к структуре предметного мира, а скорее к структуре познания и настроения духовной жизни человека. Во-вторых, гармония рассматривается не как количественный, а прежде всего как качественный принцип. Она не сводится только к количественным отношениям, а включает соответствие вещи своему образу, определяет отношение формы к материи. Именно в этом Фома Аквинський заметно отличается от других представителей средневековой эстетики.

Категории гармонии и меры широко использовались и в Новое время, однако они уже не были главными эстетическими понятиями, с помощью которых осознавались новые эстетические проблемы. Определенный итог развития понимания гармонии и меры находим у Гегеля. Гармонию он рассматривает в системе родственных эстетических понятий - правильности, симметрии, законосообразности. Правильность, по его мнению, является наиболее элементарным и абстрактным обнаружением совершенства. Она создается путем одинакового повторения определенной фигуры или мотива, а следовательно, полностью исключает всякую разнообразие, во всем предполагает единообразие и тождественность. Из всех линий наиболее правильной является прямая, а из геометрических фигур - куб.

С правильностью связана и симметрия. Но здесь уже не достаточно однообразного повтора той самой определенности, что имеет место в абстрактной правильности. Симметрия требует также и осуществления разрозненных в размерах, положении, форме, цвете определенных визначеностей, которые, объединяясь, создают симметрию. Оба эти понятия, с точки зрения Гегеля, характеризующие количественную определенность вещи, однако еще не открывают диалектического соотношения количества и качества. Что же до гармонии, то она имеет отношение не только к количественной, а к качественной определенности, содержит в себе три составляющие - внутреннее единство, целостность и согласованность.

Понятие гармонии у Гегеля предполагает и наличие дисгармонии. По его словам, гармония не боится противоположностей, их остроты и разорванности. Синтез количества и качества происходит, мол, везде - в неорганическом и органическом мире, в общественной, этической и эстетической сферах.

Гегель, как видим, рассматривал свои категории диалектически, в процессе их становления и взаємопереходу. А это значит, что ни качество, ни количество не являются в нем устойчивыми категориями. Качество переходит через разные свои моменты, пока не исчерпает себя, не придет к своему отрицанию, уступая новом качестве. Этот переход происходит за счет прежде всего количественных изменений. А соответствие определенного количества, что обеспечивает определенную определенность качества, является мерой.

Категория меры, синтезирующей качество и количество, имеет у Гегеля универсальное значение. Он использует ее повсюду, не исключая природы и общества. Особую же роль эта категория играет в его понимании эстетики, прежде всего в его учении об историческом движении художественной деятельности. Исходя из восприятия содержания искусства как идеала, в котором гармонично должно сочетаться художественный смысл идеи и чувственной действительности, Гегель рассматривает историю искусства как изменение, движение меры.

В искусстве символического направления идея и внешняя форма не соответствуют друг другу, идея неадекватно представлена в действительности. Индийское и египетское искусство, например, поражает прежде всего гротескністю, невосполнимостью, дивністю. А вот классическая форма искусства, искусство античной Греции - это преимущественно искусство меры. И с течением времени начинается период сумерек искусства, эпоха его разложения. Искусство степени уступает искусству безмерном, прозаическому или задушевно-интимной. То есть три основные исторические формы искусства выступают у Гегеля как три типа исторического изменения меры между художественной идеей и ее чувственным проявлением.

Итак, категория меры приобретает в эстетике Гегеля универсального диалектического значения. Всякое единство противоположностей выступает у него как мера, в которой эти противоположности объединяются. В этом отношении понимание гармонии у Гегеля близкое к античному понятие середина. Гармония выступает как определенный тип степени, где качественные противоположности находятся в каком-то единстве и целостности. Такое гармоничное состояние рано или поздно нарушается коллизией, что заставляет искать в искусстве новые измерения, новую меру. Разрешение конфликта (как неизбежный момент гармонии) порождает переход искусства от одной меры к другой.

Таким образом, в Истории существовало как минимум три основных типа понимания гармонии: математический, эстетичный и художественный. Однако слишком редко существовали они в "чистом" виде, потому что, тесно переплетаясь друг с другом, составляли по большей части нерасчлененную единство. Однако в каждую историческую эпоху один из типов представлений о гармонии выступал в значении основного, доминирующего.

Современная эстетическая наука широко использует философские категории гармония и мера. Одной из кардинальных ее проблем является вопрос о гармонии природы и даже больше - о гармонии Вселенной. Соответствуют ли измерения человека измерениям природы? Эстетическая наука ищет ответы на эти вопросы в широком контексте философского и естественнонаучного знания. И очень важным аспектом изучения гармонии является решение современных экологических проблем, сожительства человека и биосферы, сохранения и воссоздания природы. Не менее актуальной является проблема воспитания гармоничного человека. Эта широта проблематики свидетельствует об универсальности гармонии как важной эстетической категории.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >