Ограничения и ликвидация особенностей православной церкви в Украине

На время митрополичьего правления В.Ясинського (1680- 1707 ГГ.) Приходится начало ряда значимых в истории православной церкви внутригосударственных и внутрицерковных процессов. После смерти патриарха Московского Адриана (1700) Петр I начал реализовывать тактику ослабление церковной оппозиции, считая, что "многому злу корень - старцы и попы". Одним из первых мероприятий в этом направлении было назначение в декабре 1700 местоблюстителя и администратора патриаршего престола, а не выборы нового патриарха. Им стал бывший воспитанник и профессор Киево-Могилянской академии Стефан Яворский, который хотя и был послушным исполнителем царской воли, однако понимал, что наступил "новый Вавилон" - политика ослабления и унижения некогда могущественной и влиятельной церкви.

Что касается Украины, то курс самодержавного царя в целом также определился: не декларативной присоединения, а фактическое подчинение, ликвидация политической самобытности Украины, направление украинском ресурсов (экономических, социально-культурных, кадровых) на реализацию общегосударственных реформ. В русле этой политики осуществлялись и меры по ограничению, а впоследствии и ликвидации особенностей православной церкви в Украине, постепенного свертывания ее "древних прав и вольностей. Такое направление курса российского самодержавия после смерти киевского митрополита Й.Кроковського (1718) результувалося в четырехлетнем недопущении выборов нового главы древнейшей кафедры, двадцатичетырехлетний унижении Киевской митрополии к архиепископства и в других проявлениях самодержавного администрирования.

Формально и во времена этого митрополита никто не отменял прав, вольностей и привилегий, которыми пользовались главы Киевской кафедры. Однако фактически Украинская православная иерархия, духовенство с каждым годом теряли свою самостоятельность, автономность и не только как национально-церковную ценность, но и вместе с российским духовенством как независимый от государства религиозный институт вообще. Недоверие Петра к духовенству ("попов") была наднациональной; среди деятелей оппозиции он подозрював как российских, так и украинских иерархов. Тесная связь православной церкви в Украине и высшего духовенства с И.Мазепой, поддержка его курса на сохранение древних вольностей и прав в Украине только усиливали эти подозрения. Духовенство платило царю тем же. На вопрос Петра о настроениях среди киевского монашества киевский губернатор Д .Голицин ответил: "Узнать, нет ли к кому-то из монахов подозрения, трудно, потому что все они от нас отчуждаются; во всем Киеве нашел только одного человека., Именно с Братского монастыря префекта, который к нам доброжелательный "(речь шла об известном в будущем церковного деятеля Феофана Прокоповича).

С 1721 на части украинских земель, входивших в состав Российского государства (с 1721 гг. - Империи), начал действовать Духовный регламент - документ, без особой дипломатии превращал церковь в составную часть государственного механизма, ликвидировал патриаршество и внедрял Синод, функции которого вскоре были сведены на нет институтом обер-прокуроров. Во Регламентом Петр заставил подписаться ряд представителей высшего украинского духовенства.

Никаких положений о сохранении в Украине древних прав и вольностей православной церкви в Регламенте уже не фиксировалось - все оказалось унифицированным, нивелированы под один ранжир. Если Украина в документе и упоминалась, то лишь как таковая, в церкви которой является "непотребносты" и "вредные вымыслы". Подобными формулировками в государственном длительно действующем документе за церковью Украины, по сути, закреплялись оценки как таковой, в котором искать чистоту православия, полученную от восточных отцов в X в., - Дело сомнительное. При этом под категорию "непотребных" подводились все те национальные особенности православной церкви в Украине, которые сложились на протяжении веков в организации деятельности церкви, в трактовке отдельных вероисповедных положений, в богослужебной практике, праздниках и обрядах, в религиозно-бытовой сфере и тому подобное. Среди них - принципы соборности и соборноправности как противоположность самовластному и единоличном управлению церковью и ее подразделениями; принцип выборности всех церковных должностей, традиция участия мирян в делах церкви, в том числе через деятельность братств, что усиливало включенность церкви в проблемы национальной жизни.

Подобные особенности, различия складывались исторически, были закономерными и в принципе свойственны любой церкви, в том числе и Российской. Однако по причинам, о которых пойдет речь, национально-церковная специфика именно Украина стала объектом болезненно непримиримого реагирования не только церковных властей, но и государства, приобретая во многих случаях политическую окраску.

Путем внедрения единых на территории Российского государства богослужебных книг, обрядов, из-за постоянного и частое перемещение епископов, архимандритов, игуменов, отрыв высшего духовенства от национальной почвы и его русификации, из-за преследования и суровые наказания духовенства и мирян самодержавно-синодная власть пыталась вытравить из сознания отечественных верующих, с церковной практики все, что хотя какой-то степени напоминало о прежней автономность церкви в Украине, ее национальные корни. Показательным в этом стал указ Петра I от 5 октября 1720 Печать в киево-печерской и черниговской монастырских типографиях нескольких богослужебных книг, не в полной мере соответствовали аналогичным великорусским, стал поводом для запрета книгопечатания "особым наречием" (то есть украинском языке) вообще.

Конечно, было бы упрощением сводить политику российской государственно-синодальной власти по отношению к церкви в Украине исключительно к соображений обеспечения церковно-национального превосходства Москвы. Включение Киевской митрополии, по сути основного ядра православной церкви на украинских землях, в состав Московской патриархии обязывало церковь в Украине к выполнению церковных предписаний, вызванных не только и не столько национальными условиями, сколько общегосударственными соображениями. Приоритетной среди последних стала острая заинтересованность государства в православной церкви как духовной институте, что доходчиво, на всех уровнях провозглашал власть богоустановленной, идеологически обеспечивал монолитность и неделимость только декларируемой империи. Действие такого института в Украине, вероятно, была особенно важной.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >