Правовое положение православного духовенства в Украине во время царствования Елизаветы

С свержением Бирона (1741) и приходом на престол Елизаветы самодержавный курс по Украине, по меткому выражению А. Я. Ефименко, будто отклоняется на два десятилетия от принятого направления. Пользуясь благоприятной обстановкой, сложившейся и влиятельности Украинский окружения императрицы, группа киевского духовенства во главе с архиепископом Р.Заборовським (1731-1747 гг.) Подали новой императрицы челобитную с просьбой восстановить давнюю традицию титулования князей на киевской кафедре митрополитами. Просьба обосновывалось, кроме ссылки на древней порядок, еще и тем, что львовские униатские архиереи именовали себя митрополитами киевскими, хотя отношения в Киев не было. В пользу просителей срабатывало и то, что в Синоде не смогли найти документов с пояснениями, почему этот титул в киевских митрополитов в свое время забрали. Указом Елизаветы летом 1743 митрополичье титулования архиереев этой кафедры был восстановлен.

В Киевской митрополии в то время насчитывалось: 21 протопопии, 1100 приходских церквей, 20 мужских и 13 приписанных к ним Скитка или пустиньок, а также 12 женских монастырей. При киевских архиереев действовала духовная консистория - орган церковного управления, в который входили сам архиерей, викарий и несколько Консисторий из числа архимандритов, игуменов и монахов писарей из киевских монастырей. Это был, собственно, церковный суд, в юрисдикции которого входили такие злободневные к тому времени вопрос, как многобрачие, степени родственных отношений, борьба с суевериями и тому подобное. Киевской духовной консистории было подчинено 4 уезды: Киевский, Лубенский, Нежинский и Полтавский. Консистория осуществляла управление через наместников митрополита и протопопив, которые избирались духовенством. В синодальный период при протопопии организовалися духовные правления - вспомогательные органы управления, которые обеспечивали связь между консисторией и духовенством на местах. Духовные правления занимались достаточно широким кругом вопросов - от фонда церкви, ведение ее имуществом, сбора ряда налогов к закрытию церкви.

По мере ограничения и постепенной ликвидации традиционных прав и привилегий православной церкви на украинских землях правовое положение духовенства, особенно приходского, уже не говоря о церковнослужителей, становилось все труднее и мало отличалось от положения крестьянина. Власть гетмана, военной старшины, местных помещиков над духовенством была безграничной. Если высшее духовенство юридически, экономически и морально было защищено, то приходское духовенство перед любой властью - практически беззащитное, нередко терпело произвол, самодурство, моральное унижение.

По древним украинским обычаям плата духовенству состояла из так называемых годовщины - натуральной платы хлебом раз в год и платы прихожан за выполнение треб - крещений, венчаний и др. О размерах платы священники договаривались с прихожанами при занятии должности. Результаты непроходимую года, произвол местного помещика могли свести на нет всю сделку, что ставило церковный причт в зависимость и от капризов погоды, и от местного помещика. Плата за требы через свою неурегулированность порождала большое количество споров, конфликтов, злоупотреблений.

Жалованная грамота Елизаветы 1749 о возвращении Украине прав и вольностей, которыми она пользовалась во времена гетмана К. Разумовского (1750), перенос гетманской резиденции из Глухова в древнего Батурина породили в среде украинского духовенства надежду на возможность возвращения древних прав и в церковной сфере. В 1752 г.. Митрополит Т.Щербацький (1748-1757 гг.) Попытался добиться восстановления хотя бы части прежних прав кивських митрополитов: вернуть под свое управление Киево-Межигорский монастырь, Переяславско-Бориспольскую епархию, права безапелляционной суда митрополита, книгопечатания и тому подобное. Ликвидацию этих прав Т.Щербацький связывал с организацией в 1721 г.. Синода. Попытка митрополита, тем более с такими объяснениями, оказалась неудачной и была приговорена Синодом, хотя бы на время этих национально-религиозных устремлений Украины в названном органе иерархи-украинцы составляли большинство.

Исследователи истории православной церкви в Украине справедливо отмечают, что после Т.Щербацького уже не наблюдалось масштабных попыток вернуть древние права Украинской церкви. Иерархи, большинство духовенства фактически смирились с положением, сложившимся подверглись перехода в русло унификационной, русификаторской политики российского самодержавия и Синода.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >