Астрономические знания древнего Египта и Междуречья

В Древнем Египте связь между небесными явлениями и сезонам года был осознанный очень давно, очевидно, еще в период Древнего царства. Предвестником нового года у древних египтян был Сириус. Первая видимость Сириуса на утреннем небе (гелиактичний выход Сириуса) наблюдалась за несколько недель до разлива Нила (около 20 июля), выхода его из берегов, наводнения, то есть самого важного события в египетском сельскохозяйственном году. Эти земледельческие наблюдения были первым шагом на пути становления научной астрономии.

В эпоху Среднего царства (2052-1786 pp. До н.э.) были разработаны диагональные календари (деканы) - звездные часы, предназначенный для определения времени по звездам.

Впоследствии деканы перекочевали в астрономическую литературу, где они выступали в новой форме и новой роли - богов, которые определяют судьбы людей. Взгляды египтян в значительной степени повлияли на становление древнегреческой астрономии.

Еще более высокий уровень развития по сравнению с Древним Египтом астрономия достигла в Вавилоне и Ассирии. Так, в Месопотамии в начале III тыс. До н.э. было создано лунный календарь, а через тысячу лет - лунно-солнечный. К лунного года время от времени добавлялся дополнительный "високосный" месяц, чтобы сравнить его с солнечным годом. Вавилонянам (халдеев) уже было известно, что восемь солнечных лет примерно соответствуют 90 месяцам. Точность определения продолжительности месяца здесь составляла 2 мин., А средняя продолжительность года только на С минут отличалась от настоящей продолжительности тропического года в середине V в. до н.э. В VII в. до н.э. древневавилонской астрономы научились предсказывать лунные затмения. Астрономы Междуречье еще не были знакомы с геометрической моделью Солнечной системы и поэтому не умели точно предсказывать солнечные затмения. Они могли только прогнозировать возможность этого астрономического явления.

Выдающимся достижением древневавилонской астрономии стало развитие математических методов для предварительного вычисления положений Солнца, Луны и планет на небосклоне, а также времени наступления затмений и других небесных явлений. На Древнем Востоке развитие астрономических знаний теснейшим образом был связан с целями и задачами астрологии.

Вавилонская математика и ее применение в физике

Математика Древнего Вавилона уже оперировала позиционной системой вычислений (в которой цифра имеет разное значение в зависимости от ее места в составе числа). Система вычислений была шестидесятиричною. Жителям Древнего Вавилона было известно приближенное значение отношения диагонали квадрата к его стороне (они считали, что оно примерно равно 1,24).

Вавилонская математика поднялась до алгебраического уровня, оперируя не числом вообще, а числом как абстракцией. При этом числа рассматривались как некий символ другой, высшей реальности (наряду с большим количеством других символов такой высшей реальности). Древние вавилоняне в отличие от древнегреческих математиков, очевидно, еще не овладели представления о числах как о некой абстрактной реальность, находится в особой связи с материальным миром. Поэтому у них не возникало мировоззренческих проблем, связанных с вопросами о природе несоизмерим частиц и иррациональных чисел.

Вавилонянам были известны уравнения с одним неизвестным; система уравнений с. двумя неизвестными; добавления арифметических прогрессий; пропорциональность для параллельных прямых; теорема Пифагора; площадь треугольника и трапеции; площадь круга; длина окружности; объем призмы и цилиндра; объемы усеченного конуса и пирамиды они определяли по неправильным формулами.

Существенная общая особенность и общий исторический недостаток древневосточной математики (по мнению большинства исследователей) - ее преимущественно рецептурный, алгоритмический, вычислительный характер. Математики Древнего Востока даже не пытались доказать истинность вычислительных формул, которые использовались для решения конкретных практических задач. Все такие формулы подавались в виде распоряжений: "делать так и только так". Поэтому изучение математики состояла в механическом зазубривании и заучивании способов решения типовых задач, которые не менялись на протяжении веков.

По этому поводу Г. Феймана ("Связь математики и физики") отмечает именно положительные стороны вавилонской математики: "... Возможны два взгляда на математику. Для удобства один из них я назову вавилонской традиции, а другой - греческой традиции. В вавилонских школах математики ученик решал множество примеров, пока не улавливал общего правила. Он подробно знал геометрию, много различных свойств круга, теорему Пифагора, формулу площадей квадратов и треугольников и т.д. Все было готово, чтобы производить вычисления. Но Евклид обнаружил , что все теоремы геометрии можно вывести из нескольких простых аксиом. Сегодняшняя математическая традиция заключается в том, что берут определенные идеи, которые условились считать аксиомами, и, исходя из них, строят теорию. Математика имеют дело только со структурой соображений, и им, по сущности, безразлично, о чем они говорят. им даже не нужно знать, о чем они говорят, или, как они сами выражаются, искренни их утверждения.

Чтобы понимать физику, нужна строгая равновесие в мыслях. Мы должны помнить все различные утверждения и помнить об их связи, так как влияние законов часто идет дальше от их доказательств. Поэтому физики изучают вавилонскую математику и уделяют мало времени аксиоматическом построении своей науки. Иными словами, математик готовит абстрактные доказательства, которыми вы можете воспользоваться, приписав реальному миру определенный перечень аксиом. Физик же не должен забывать о значении своих высказываний. Это очень важная обязанность, которым склонны пренебрегать люди, пришедшие в физику по математике ".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >