От "детскости" Гомера до атомистики Демокрита

Философия и поэзия Гомера

Непосредственная связь древнего и античного нашел яркое отражение во всей деятельности не только выдающегося поэта, но п великого философа, педагога, натуралиста Гомера. Большинство современных ученых считает, что Гомер жил в VIII веке до н.э. в Ионии - на западном побережье Малой Азии или на одном из близлежащих островов. К тому времени аэды успели исчезнуть - им на смену пришли декламаторы-рапсоды. Они уже не пели, аккомпанируя себе на кифаре, а читали на распев, речитативом, - и не только собственные произведения, но и чужие. Гомер был одним из них. Но Гомер - не только наследник, но и новатор, не только итог, но и начало: в его поэмах мы находим истоки духовной жизни всей античности в целом.

Предполагается, что "Илиада" и "Одиссея" действительно является ярким выражением многовековой традиции импровизационной творчества - первыми образцами письменно закрепленного "большого эпоса". Это не значит, разумеется, что известный нам текст поэм ничем не отличается от исходного, которым он был записан или "произнесенный" в конце VIII или VII века до н.э.

"Илиада" повествует об одном из эпизодов последнего, десятого года Троянской войны - о гневе Ахиллеса, пусть мощного ее храброго среди греческих героев, оскорбленного верховным предводителем ахейцев, микенским царем Агамемноном. Ахиллес отказывается участвовать в боях, троянцы начинают побеждать, гонят ахейцев к самому лагерю и едва не поджигают их корабли. Тогда Ахиллес позволяет вступить в битву своему другу Партоклу. Партокл погибает, и Ахиллес, отрекшись, наконец, от гнева, оказывает отместку за смерть друга: он убивает Гектора, главного героя и защитника троянцев, сына троянского царя Приама. Вся сюжетная канва поэмы, все герои, события - все взято из мифов троянского цикла. С этим же циклом связана и "Одиссея", которая рассказывает о возвращении на родину после падения Трои другого греческого героя - Одиссея - царя острова Итака. Описание его удивительных приключений в далеких, заморских краях очень близок к сказкам и народных новелл.

Читая Гомера, убеждаешься, что многое в его взглядах на мир - не только вечная и бессмертная истина, но и прямой вызов всем последующим векам. Самое важное, что отличает его взгляды, - их широта, желание понять различные точки зрения, терпимость, как сказали 6 сегодня. Автор героического эпоса греков не проявляет ненависти к троянцев, бесспорных виновников несправедливой войны, через царевича Париса нанесли оскорбление людям и божественному закону гостеприимства, ведь, похитив Елену, жену спартанского царя Менелая, Парис проявил неблагодарность.

Гомер прославляет войну, но одновременно он и проклинает ее несчастью, ее уродство, бесстыдную надругательство над человеческим достоинством. Первое, очевидно, унаследованное от примитивной морали варваров-дорийцев, второе - от новой морали законности и мира. Эта мораль еще должна подчинить себе Вселенную, однако даже в наше время нельзя утверждать, что эта задача выполнена. Унижение человека несправедливостью, насилием - это позор и страдания для каждого из нас; свой наглый вызов злодеи бросают всем миропорядка, то есть каждому из нас; следовательно, каждый несет ответственность за злодеяние.

Гомер обладает неповторимым даже среди собратьев по гениальности остротой зрения, и поэтому мир его видение - обычные предметы в этом мире - резкий, четкий, содержательный, чем тот, что открывается для любого другого взгляда. Это качество Маркс назвал ребячеством, потому что только в ранние годы, только ребенку свойственна такая бдительность. Но детскость Гомера - это еще и яркое солнце, которым пронизаны поэмы, и восхищение жизнью в любом его выражении (отсюда общая приподнятость тона, эпическая величавость), и неисчерпаемая интерес к деталям. Детское оказывается, наконец, и в том, как относится художник к своему материалу. У Гомера субъект еще не противопоставляется объекта (обществу или даже природе): так ребенок долго не осознает противоположности между "я" и "не я". Это органическое единство ослабевала с веками, но все же сохранилась до конца античной традиции.

По основной мировоззренческой и философской тенденцией Аристотель относит Гомера до первых философов-материалистов, хотя, естественно, сам Гомер еще не осознавал этого, поскольку еще не была, да и не могла быть осознана во всей своей глубине и значимости фундаментальная проблема взаимосвязи между бытием и сознанием, что составляет сущность основного вопроса философии. Аристотель отмечает при этом, что сама мысль считать воду источником возникновения всего сущего принадлежит древним теологам, которые писали о природе. В наше время достоверно известно, что Аристотель подразумевал Гомера: в "Илиаде" говорится, что источником возникновения всего есть Океан и Тефиды; неоднократно Гомер повторяет, что вода является началом всего сущего. .

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >