СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В СИСТЕМЕ тоталитаризма

Предпосылки тоталитаризма в странах ЦЮВЕ

Победа над фашизмом не принесла странам ЦЮВЕ ни свободы, ни демократии, как это имело место на Западе Европы. В свою очередь, одни - освобождены, а другие, оккупированные Красной Армии, вскоре оказались в тисках системы, с 1917 г.. Демагогией и насилием утверждала себя на 1/6 земного шара. История трагедии стран Восточной Европы после Второй мировой войны еще ждет своих исследователей.

Какими же были предпосылки этого неординарного послевоенного процесса?

Во-первых, страны ЦЮВЕ результате разгрома фашистской Германии и ее союзников на восточном фронте были оккупированы (Румыния, Венгрия, Болгария) или освобождены (Польша, Чехословакия, Югославия) войсками Красной Армии. Свою военную победу советское руководство рассматривало как триумф социалистического строя и имело целью закрепить ее путем распространения социализма советского типа как дальнейшего проявления победного шествия мировой коммунистической революции. Тем более, что до 1947 г.. На территории всех этих стран находились войска Красной Армии. Поэтому утверждение представителей демократической историографии по ключевой роли СССР в коммунизации стран ЦЮВЕ опровергнуть очень и очень непросто.

Во-вторых, курс на коммунизации стран ЦЮВЕ всесторонне поддерживали местные компартии, лидеры которых бывшие активные деятели Коминтерна (Г. Димитров, Б. Берут, В. Пик, М. Ракоши, К. Готвальд и др.), Прибывшие в обозе Красной

Армии, видели в этом возможность прихода к власти в своих странах. Компартии, принимавших активное участие в движении Сопротивления, искали поддержки в части люмпена, которая надеялась, что с ликвидацией прежних порядков и государственных структур сумеет удовлетворить свои распределительные амбиции.

В-третьих, местная буржуазия основном была ослаблена или запятнана коллаборационизмом, а потому помешать социализации не смогла.

В-четвертых, жесткий, неприкрытый давление со стороны Советского Союза дополнялся эйфорией послевоенного времени, в которой переплелись надежда на лучшее будущее, равнодушие, усталость, порожденные войной. Как следствие этого, принятые общественные и морально-этические ценности и ориентиры в сознании значительной части граждан оказались деформированными.

Без учета этих обстоятельств невозможно понять ход событий в странах народной демократии в послевоенный период.

Социально-экономические и политические преобразования во второй половине 40-х годов, их последствия

Послевоенные преобразования в странах ЦЮВЕ советская историография рассматривала ранее как революции, в большинстве стран в своем развитии прошли два этапа: народно-демократический и социалистический. Если с утверждением об этапах можно согласиться, то говорить о революции в марксистской трактовке приходится со знаком минус, хотя в преобразованиях 1 944 / 1945-1947 / 1948 pp. имели место как положительные, так и отрицательные моменты. Положительным, бесспорно, был послевоенный процесс формирования широкого спектра политических партий, свидетельствовало о наличии демократических тенденций общественного развития стран ЦЮВЕ. В то же время происходило становление в одних (Румыния, Болгария) и восстановления в других (Чехословакия, Польша, ГДР) парламентской системы. В Румынии, Болгарии, Венгрии и Югославии ликвидировано монархии. Прогрессивным явлением также следует считать аграрную реформу.

В то же время ее крайне зарадикализованисть не могла не вызвать сомнений. По сути, реформа в такой форме была направлена против развития рыночной экономики на селе: масса владельцев мелких и мельчайших крестьянских хозяйств, по мнению коммунистов, должна убедиться в необходимости коллективизации. Положительным моментом был излом фашистского государственного аппарата в Румынии, Венгрии, Болгарии, а также восстановления национальной независимости Польши, Чехословакии, Югославии и Албании.

В то же время проводились и другие преобразования, объективно вели к насаждению тоталитарной системы коммунистического типа (ливототалитарнои системы) в странах ЦЮВЕ. Проведена в несколько этапов тотальная национализация банков, шахт, рудников, фабрик, заводов, транспорта, наконец средних и мелких предприятий привела к присвоению и монополизации государством собственности. Уничтожение рыночной экономики и экономической свободы привело свертывания политической свободы, а следовательно - ликвидацию существующей социально-классовой структуры общества. Исчезали владельцы и связанные с ними категории населения: крупные и средние землевладельцы, промышленники и предприниматели и т. Д. В результате одна за другой распускались или ликвидировались политические партии - конкуренты коммунистов. Согласно новой социально-экономической структуры формировалась и укреплялась государственная власть, олицетворяла, прежде всего, ничем не ограниченную власть коммунистических партий, их лидеров. Представительная демократия с ее свободными выборами повсеместно исчезает. Народные фронты, что некоторое время служили коммунистам декоративным фасадом для имитации демократии и многопартийности, камуфляжем насаждения тоталитаризма и формой контроля партийно-политической системы, в результате усиления монопольной власти компартий превратились в чисто символическую украшение диктатуры, а их участники - бывшие партнеры коммунистов - разогнаны или ликвидированы. Главной опорой партократической власти стали силовые структуры, прежде всего репрессивные органы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >