Нарастание борьбы против тоталитаризма

Трагические события 1953 (ГДР), 1956 (Венгрия, Польша), 1968 (Чехословакия), 1980-1981 pp. (опять Польша) ярко показали историческую несостоятельность тоталитаризма и необходимости возвращения на путь демократии и цивилизации. Несмотря на жестокое подавление народных выступлений против командно-административной системы, ключевая роль в котором принадлежала Советскому Союзу, они не прошли бесследно. В Германской Демократической Республике в определенной степени сохранились острова частной собственности. В Польше неустанная борьба против тоталитарной системы, несмотря на жестокое давление со стороны руководства СССР и местных сталинистов, сорвала проведение насильственной коллективизации. В Венгрии после народного восстания 1956 началась "эра Кадара" - постепенная, осторожная либерализация, которая готовила психологические, политические и экономические основы демонтажа коммунистического тоталитаризма. К сталинской модели социализма Венгрия так и не вернулась. В Югославии разрыв с СССР в 1948 способствовал утверждению системы самоуправляющегося социализма, который в конце концов оказался разновидностью либеральной модели тоталитаризма, и все попытки осуществить в его рамках рыночные реформы завершились провалом.

Международные организации социалистических стран

Самыми известными организациями социалистических стран были Совет экономической взаимопомощи (СЭВ, 1949) и Организация Варшавского договора (ОВД, 1955 г.). СЭВ, вследствие своей структуры, командных методов и форм работы, так и не сумела обеспечить создание единого экономического пространства, ускорить экономическое развитие стран, входивших в нее. Главной функцией СЭВ был тот же разделение и перераспределение материальных ценностей, присущий социализма. Основная задача другой, военно-политической организации - Организации Варшавского договора - состояла в том, чтобы обеспечить не столько оборону от возможной агрессии со стороны Запада (хотя это был основной аргумент для оправдания существования ОВД), сколько неприкосновенность и сохранение тоталитарной системы, не допустить выхода социалистических стран Центральной и Юго-Восточной Европы из зоны тотального контроля со стороны СССР. Войска Варшавского договора не раз применялись против союзных государств, народы которых стремились вырваться из тоталитарной системы. Эта тактика получила теоретическое обоснование в "доктрине Брежнева".

Антитоталитарные демократические революции 1989

К середине 80-х годов социализм в Восточной Европе себя полностью исчерпал и рано или поздно был обречен на гибель. Перелом наступил 1989 Мимолетные революционные процессы охватили почти все социалистические страны Восточной Европы: ГДР (октябрь - ноябрь), Болгарию и Чехословакию (ноябрь), Румынию (декабрь). Еще раньше, летом 1989 p., Начался решительный демонтаж тоталитарной системы в Польше, к которому с начала октября присоединилась также Венгрия. 1989 войдет в историю человечества, как переломный в уходе от большевистского коммунистического эксперимента, в целесообразности и правильности которого усомнился даже советское руководство во главе с М. Горбачевым. Горбачевское руководство понимало: без реформирования системы советский коммунизм может просто взорваться и похоронить всех под своими обломками. Отсюда перестройка, новое политическое мышление, отказ от насилия и силовой политики в международных делах, в том числе и по союзников по социалистическому содружеству. С горбачевской перестройкой сам Советский Союз начал постепенно отходить от тоталитарной системы. Становилось ясно, что советским танкам ничего больше "защищать" в странах Восточной Европы. Ведь танки на Будапешт и Прагу ссылались НЕ столько против «контры», не столько "отстаивать" принципы, которыми нельзя поступиться, сколько защищать советский тоталитаризм.

Причины крушения крылись в самой системе. В экономическом укладе, основанной на экстенсивном развитии и подневольном труде. Уничтожение частной собственности, экономической свободы, свободного предпринимательства, то есть рыночной экономики, отказ от естественного развития производства в пользу надуманной схемы привели страны Восточной Европы к постоянному дефициту самых необходимее и, наконец, к экономической катастрофе. Более 40 лет назад немецкий философ К. Ясперс в своей книге "Истоки истории и ее цель" написал: "Страшно смотреть на то, как обманное вера в тотальное планирование, которая нередко возникает на почве истинного идеализма, заставляет человека через ее деятельность все глубже, шаг за шагом, погружаться именно в том, что она пыталась преодолеть - нищета, несвободу и беззакония ". Экономическая причина обусловливает политическую. Лишенный собственности гражданин перестал быть полноценным независимым лицом и попал в полную зависимость от партийно-государственной номенклатуры. Нарушение прав человека, преследования свободы и инакомыслия стали обыденным делом многочисленных секретных служб, созданных режимом для собственной безопасности. Только в Советском Союзе штатная численность КГБ достигала 700 тыс. Чел., "Штази" в ГДР насчитывала 100 тыс, "секуритате" в Румынии - 120 тыс. Человек и т. Д. Насилие над человеком, лишения ее естественных прав стало возможным с лишением человека собственности. Демагогия о социалистической демократии потеряла свою привлекательность. Обещания социалистического рая остались обещаниями. Намеченные социальные программы превратились в бумажную фикцию, поскольку социалистическая система хозяйства не может создать те блага, которые предполагалось распределять. Идеология коммунизма, столкнувшись со сферой реальной практики, обнаружила свою полную несостоятельность. Потребовались годы нищеты и лишений, чтобы понять, что "великое учение" кроме бедствий и отчаяния, потери трезвого осмысления жизненных проблем ничего не принесло.

При таких условиях горбачевские попытки реформировать социализм в Советском Союзе, выявить в нем какую-то потенцию новых импульсов развития завершились провалом. Замысел осуществить не удалось. В отличие от советских лидеров, вменяемые политики с партийно-государственного истеблишмента стран ЦЮВЕ это поняли. Так, бывший член Политбюро ЦК СЕПГ Г. Шабовски писал по этому поводу на страницах схидноберлинськои газеты "Трибюн": "Насильственное внедрение в жизнь социальной утопии закончилось провалом. Это была болезнь не только ГДР, Поспешность, с которой сейчас Советский Союз стремится к рыночной экономике , обнаруживает незамеченную ранее логику перестройки: социализм, который в 1917 г.. решился на революционный скачок от теории к практике, не подлежит преобразованию, реформированию. Его можно только ликвидировать. Провал эксперимента очевиден. Социальная защищенность, которой так гордился наш социализм, оказалась векселю на будущее, который сегодня представлен к оплате. Ярмо социальных программ мы взвалили на экономику, которой не давал вздохнуть корсет планового хозяйства, то есть бюрократия, бумаги, приказы ".

Вместе с идеологией исчезли созданные ею мифы об общем кризисе капитализма, о неизбежности конечной победы социализма, о выборе "третьим миром" некапиталистического пути развития. Эта идеологическая зашоренность тщательно насаждалась соответствующими учреждениями, в том числе и органами массовой информации. Однако мифы стали восприниматься как мифы. Социализм оказался неправедной делом, общий кризис капитализма - надуманной тезисом, а страны "третьего мира", что выбрали социализм, оказались в плачевном состоянии.

Споры вокруг проблемы анти тоталитарных демократических революций и краха коммунизма не утихают до сих пор. Сторонники социализма-коммунизма утверждают, что причиной крушения последних стали ошибки, допущенные конкретными людьми - Э. Хонеккером, Н. Чаушеску, Г. Гусаком, М. Горбачевым и др. Уход от этого тезиса, особенно на территории бывшего Советского Союза, происходит очень и очень медленно, что объясняется прежде всего тяжелым экономическим положением стран-наследников. Что касается стран ЦЮВЕ, то в них этот тезис сейчас мало кто разделяет. Большинство электората придерживается мнения, что ответственность за случившееся должны нести сама система, а также действительны создатели тоталитаризма - коммунистические партии, представляли собой полувоенные организации, построенные на принципах демократического централизма, всеприсутствия и слияния с государством. Сами партийные вожди оказались заложниками этого механизма. Всплеск антикоммунизма - расплата за прошлое, монополизм, преследование инакомыслящих.

В большинстве стран ЦЮВЕ антитоталитарные демократические революции происходили мирно. Основной причиной такого развития событий было то, что тоталитаризм потерял всякую поддержку в обществе (за исключением, конечно, номенклатуры, хотя и она, между прочим, неоднозначно воспринимал события, его реформаторское крыло понимало необходимость кардинальных преобразований). Рабочий класс, который постоянно и повсеместно провозглашался гегемоном социалистического строительства, сознательных классом, который безошибочно указывает путь в "светлое будущее", стал ударной силой антитоталитарных революций, доказав тем самым, что он не хочет быть камуфляжной прикрытием господства партийно-государственной номенклатуры. Кроме того, чем больше историческую практику демократии имел тот или иной народ, тем деликатнее, без социальных эксцессов происходила анти тоталитарная революция. Так, в Чехословакии, ГДР. В ходе нарастания борьбы там быстро появились многочисленные демократические организации, которые направляли общественный протест в мирное русло. И наоборот, там, где практика демократии отсутствовала, а переход к коммунизму произошел как переход от одной формы тоталитаризма к другому, там борьба приобретала кровавый характер (Румыния).

Специфические причины обусловили также модели антитоталитарной революции. "Бархатные" революции в Чехословакии, ГДР, Болгарии отстранили от руководства партийно-государственную номенклатуру. Интеллигенция, в значительной мере диссидентское, что руководствовалась задачами взлома тоталитарной системы, получила всестороннюю поддержку широкой общественности. В Румынии победа над тоталитаризмом было получено в результате всенародного восстания против диктатуры Чаушеску и его клана. Механизм антитоталитарной революции в Польше был запущен снизу массовым движением многомиллионной "Солидарности". Демократические революционные преобразования в Венгрии, постепенно вызревали уже в "эру Кадара", начались сверху реформаторским крылом ВСРП.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >