Формирование внешней политики России и ее тенденции

Россия на международной арене стала правопреемницей СССР, заняла место постоянного члена Совета Безопасности ООН и подтвердила свой статус великой ядерной державы. Однако в течение 90-х годов российская внешнеполитическая парадигма неоднократно менялась. В начале десятилетия во внешней политике преобладали либералы (А. Козырев, Е. Гайдар), которым противостояли национал-коммунисты (Г. Зюганов) и национал-либералы (В. Жириновский). Первые главная задача России усматривали в том, чтобы стать частью Запада, отождествляли национальный интерес с интересами западного сообщества. Этому объективно способствовали визиты президента Б. Ельцина в ФРГ, США, Франции, Японии и ответные визиты лидеров западных стран в Москву, участие России в совещаниях "большой семерки" и др. Следствием этого стало отсутствие собственной политики, буксировке на всех других азимутам и, наконец, потеря союзников. Выяснилось, что на Западе Россию никто не ждет, а начало расширения НАТО на восток безвозвратно отодвинул либералов на обочину российской политики.

В то же время, в рамках СНГ Россия стремилась наладить политическое и экономическое сотрудничество. Особую остроту приобрела проблема разделения "наследия" бывшей Советской Армии. Попытка создать объединенные вооруженные силы СНГ не увенчалась успехом. К сентябрю 1994 российские войска были выведены из восточноевропейских стран, Германии и Прибалтики, однако они оставались в Приднестровье, Грузии, Таджикистане и Украине.

После 1994 p., Когда Россия заявила о себе как о великой державе, имеющей собственные геополитические и национальные интересы, на внешнюю политику Москвы влияли две государственные школы, которые одинаково объективно оценивали ситуацию в мире и реальные возможности России на нее влиять, однако доходили разным выводам. Неоизоляционисты считали, что внутриполитические проблемы должны решаться исходя из собственных ресурсов, а внешняя политика, эксплуатируя бывшие атрибуты величия, должна ориентироваться на контакты с теми странами СНГ и Азии, которые сами тяготеют к России. Поэтому западный вектор стал второстепенным, а сам Запад оказался под большим подозрением. В рамках именно этой школы чрезвычайно популярной была концепция "многополярного мира". Интеграционисты, которые также отдавали предпочтение внутренним проблемам, считали, что они могут быть решены через интегрирование России в мировую экономику, получения им доступа к мировым финансовым потокам, движение которых определялся на Западе. Отсюда - приоритетность отношений с теми государствами, которые являются важнейшими экономическими партнерами (главным образом - странами Западной Европы), при одновременной поддержки внешнеполитической активности на всех других направлениях. В середине и второй половине 90-х годов ни один из направлении не доминировал, отсутствовал действенный механизм разработки, осуществления и координации внешней политики, что и определило ее акценты.

В рамках СНГ Россия всячески инициировала интеграционные процессы, прежде всего с Беларусью. Весной 1995 обе страны договорились о ликвидации таможенных барьеров. В мае 1996 г.. Создано Содружество России и Беларуси, а в апреле 1997 г.. Заключен союзный договор. В то же время следствием ельцинской политики в отношениях со странами СНГ было накопление "висячих" долгов этих стран России без каких-либо политических дивидендов, на которые рассчитывал Кремль.

Не сумев достичь успеха в своих попытках остановить расширение НАТО на восток и повлиять на ход балканского кризиса, Россия активизировала свои усилия в Азиатско-Тихооке-анському регионе, прежде всего в отношениях с Китаем, Индией, Северной Кореей, Японией. Она принимала активное участие в решении вопроса о палестинской автономии, а российско-египетские переговоры в Москве в сентябре 1997 г.. Ознаменовали возвращение России политической роли на Ближнем Востоке. В 1994 г.. Россия присоединилась к мирной инициативы "Партнерство ради мира", в то же время она заняла негативную позицию в вопросе расширения НАТО за счет стран Восточной Европы и Прибалтики, что, по мнению Москвы, создало бы угрозу национальной безопасности страны. Ситуацию удалось урегулировать путем компромисса. 27 мая 1997 в Париже был заключен Основополагающий акт между Россией и НАТО. В том же году на встрече "большой семерки" в Дейтоне (США) Россия стала членом элитарного клуба ведущих индустриальных государств мира, а также вступила в Парижский клуб стран-кредиторов в.

2000 p. ознаменовался началом реализации новой внешнеполитической доктрины России, которую эксперты назвали "доктриной Путина". Она вобрала в себя элементы неоизоляционистських и интеграционистських подходов с некоторым преимуществом последних. Главными принципами новой внешнеполитической доктрины было верховенство внутренних задач над внешними; сотрудничество, построенное на политике реализма и баланса интересов; стремление "к нормальному экономическому прагматизму, который должен перевесить идеологизированный подход к международным отношениям".

Впрочем, трагические события 11 сентября 2001 p., Что стали отсчетом "новой эры" в развитии современных глобальных процессов и утверждения глубинной перестройки международных отношений, знаменовали начало прозападного курса российской внешней политики, прежде всего ощутимого сближения США и России, усиление стратегических отношений между обеими странами. Этот процесс имел двустороннюю основу и обуславливалось рядом факторов: противодействием международному терроризму; углублением геополитических противоречий между США и С; проблематичной стратегией противостояния США - Китай; обеспечением национальной энергетической безопасности США в условиях вероятной потери этой страной контроля над ближневосточной нефтью. Во вновь дуэте США - Россия Вашингтон взял на себя обязательство способствовать утверждению политического веса России, ее статуса великой державы; формированию положительного имиджа Москвы в широком комплексе вопросов, касающихся логики реформ, стремление замаскировать их очевидные противоречия, в том числе и те, что имели непосредственное отношение к политике России в Чечне. Однако закономерным следствием неорганичности российско-западного сотрудничества является прогноз о историческую недолговечность данного партнерства, невозможность реальной интеграции России в европейские структуры.

Среди внешнеполитических приоритетов России в начале XXI в. были страны СНГ, прежде всего Беларусь, Армения, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, которые сами проявляли интерес к тесному сотрудничеству. Несмотря на специфику минского режима, активизировался процесс развития Союза с Беларусью. Усилия Кремля были направлены на укрепление системы коллективной безопасности СНГ на основе Договора о коллективной безопасности (1992). В частности, на минском саммите глав стран СНГ (май 2000) постсоветская Россия впервые декларировала возможность использования военной силы за ее пределами для защиты своих интересов. Многовекторность внешней политики России подтверждается ее стремлением наладить близкие отношения с Китаем и Индией, улучшить отношения с Японией, с которой Россия до сих пор не имеет мирного договора из-за проблемы Южных Курил. В январе 2002 г.. РФ закрыла свою военную базу Камрань во Вьетнаме и РЛС Лурдес на Кубе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >