Функции нужды

Когда говорится, что жизнь порождает жизнь, следует ответить на вопрос: "Каким же образом это происходит?». Порождение жизни как таковой заключается в нужде. И любовь начинается с нужды и реализуется, определяется в новой лице, как своему креативному продукте.

Логико-психологический анализ позволил выделить генетически исходную противоречивую "единицу", которая лежит в основе и биологического, и социального существования человека, поскольку она, нужда, фактически и представляет собой "невозможную", "странную", противоречивое единство этих двух начал. Именно поэтому она - бесконечно активная и энергетически емкая.

Итак, истоки, существенные особенности движения личности следует искать в истоках самой жизни. Послушаем, что говорит Аллен Уиллис:

"Мы начинаем свое существование в виде небольшого утолщения на конце длинной нити. Клетки начинают расти, нарост постепенно приобретает человеческой формы. Кончик нити оказывается скрытым внутри, нетронутый и защищен.

Наша задача в том, чтобы сохранить его и передать дальше. Мы на короткое время расцветаем, учимся танцевать и петь, приобретаем несколько воспоминаний, которые увековечиваем в камне - но быстро чахнет и снова теряем форму. Кончик нити теперь находится в наших детях и тянется через нас, идя в таинственный глубь веков. Несметные утолщение образовывались на этой нитке, расцветали и чахли, как чахнет сейчас мы. Не остается ничего, кроме самой нити жизни. В процессе эволюции изменяются не отдельные наросты на нитке, а наследственные структуры в ней самой ".

Что обеспечивает и вызывает это постоянное, непрерывное движение человеческого духа, преемственность и бесконечность поколений человеческих особей? На Земле жизнь человека (как и жизнь вообще) не возникает из не-жизни, оно продолжает, следует другая жизнь. И это - кардинальный момент: жизнь порождает сама жизнь, и в истоках этого - особая життестворююча всеобщая интенция - нужда, как стремление быть, жить, продолжаться в других.

Нужда рассматривается как выходной, всеобъемлющий напряженное состояние биосоциальной существа, побуждает ее активность - жизнь. Природа нужды представляет собой изначальной энергетически динамическое единство биологических и социальных составляющих человеческого существа.

Нужда является психологическим показателем активности личности, особым базальным состоянием, динамичной напряжением, которое определяет возможность индивида быть продуктивным в течение всей жизни.

С. Л. Рубинштейн отметил: "Она (человек. -см.) Связана с окружающим миром, в ней существует нужда в нем ... Эта объективная нужда, отражаясь в психике человека, переживается им как потребность".

В мировой литературе много внимания уделяется изучению потребностно-вой сферы личности. В частности, существует авторитетная и устойчивая тенденция интегрировать различные интенциональные проявления человека с целью поиска исходных источников ее активности ("libido" Фрейда, "инстинкты" Мак-Даугалла, "базовые потребности" Маслоу и т.д.).

Категория нужды, которая вводится здесь, больше коррелирует с "базовыми потребностями" Маслоу, хотя существуют и значительные различия. А. Маслоу, хотя и декларирует базовые потребности как всеобщие, "организмический", все же видит в них исключительно биологические корни. Фактически, это инстинкты, которые, считает Маслоу, у человека очень слабые по сравнению с животными, и усиливаются они благодаря встрече с социальным миром: "Много пользы нам принесло бы осознание того факта, что высшие стремления является частью биологической природы человека, такой же невод 'емкой, как потребность в пище ... Мы знаем, что они модифицируются под влиянием культуры, в течение накопления опыта взаимодействия с окружающей средой и познания адекватных способов их удовлетворения "(выделено нами. - С. М.). Отличие нашей позиции представляется существенной.

Нужда - исходная базальная энергетическая интенция изначально нес чисто биологической, а имеет единую биосоциальную природу, поскольку представляет собой своеобразно-уникальное бесконечное продолжение нужды социальных существ (родителей ребенка), что опредметниласьу креативный продукт - новую жизнь.

Так биологическое сочетается с социальным, образуя в человеческом существе неразрывное целостное единство, так социальное становится биологическим. Нужда не «модифицируется" ни в какие другие структуры: она порождает "на себе", "в себе" отдельные и различные потребности, которые опредметнюються, удовлетворяются, переживаются и развиваются. Потребности возникают как отдельные ответвления на целостном и едином носителе - нужде. Это возникновение обусловлено "встречей" нужды с объектами и явлениями окружающей среды, прежде всего - социальной.

Но сама нужда в качестве исходного интенционный энергетическая сила опредметить-нюеться только в таком же целостном продукте - соединении двух нужд, двух личностей, и тогда рождается человеческое дитя. Именно биосоциаль на, по определению, нужда приводит изначальной потенциальной лич-тиснисть этого ребенка. Но не только нужда ... Другим исходным аспектом является наличие наследственных человеческих задатков у ребенка. Движение нужды превращает потенциальное в актуальное, и здесь мы видим начало формирования - возникновение личностной структуры.

Нужда - это сигнал мудрости тела о дискоординации функций организма и естественная энергетически-информационная структура, которая обеспечивает ее жизнь в онто- и филогенезе.

Следовательно, именно опредметнена нужда двух особей противоположного пола и порождает новую жизнь. Отсюда начинается единство биологического и социального, поскольку нужда изначальной имеет биосоциальную природу. Нужда, породжуючись самим фактом своего исторического бытия, воплощается в человеческом существе и выходит на новый виток своего существования, только опредметнившись в новой жизни, в новой человеческому существу. Будучи по природе якобы исключительно биологической, это существо посредством овеществленного - воплощенной в нее - биосоциальной нужды несет в себе огромный пласт социальной реальности, которая присвоена ее предками в процессе жизни и стала в некоторой степени биологической.

В человеческом существе (в личности) - столько же биологического, сколько и социального. Это означает, строго говоря, что у человека нет ни одного инстинкта, влечения, потребности, которые должны исключительно животную природу (в чистом, так сказать, виде). По своей природе, по содержанию, по способу проявления и средствами достижения, по особенностям переживания (как представленности в сознании), все интенции является исключительно человеческими, которые выросли на едином биосоциальный носители - нужде. И точно так же, у человека нет ни одной чисто социального, культурного интенции и потребности, ведь все они - проявления и воплощения нужды живого, природного естества.

Именно в этом - настоящая единство и целостность человеческого существа. На данный момент единства обратил внимание К. Г. Юнг. "Во всей человеческой деятельности существует, - говорит Юнг, - априорное фактор, так называемая врожденная, к сознательная и бессознательного индивидуальная структура души ... И в тот момент, когда первые проявления психической жизни становятся доступными наблюдению, надо быть слепым, чтобы не признать их индивидуальный характер, то есть неповторимую личность, стоящая за ними. Трудно представить, что все детали приобретают реальности только в момент их возникновения ".

К. Г. Юнг, как известно, считал, что с реальным поведением находятся особые образы, архетипы, которые включают в себя способы и стили человеческой активности. Он настаивал на их наследственном характере. Поведение человека вытекает из паттсрнив деяния, и представляют собой образы-архетипы. Это и есть чисто человеческими качествами человеческого существа, специфической человеческой форме, приобретают ее действия. "Эта форма наследственная и существует уже в плазме зародыше. Представление о том, что она не передается наследственным путем, а заново возникает у каждого ребенка, столь же абсурдны, как и древняя вера в то, что солнце, встает утром, - это другое солнце по сравнению с тем, что садится вечером ". Юнг, подчеркивая наследовании образов-архетипов, признает, что этот тезис не может быть доказана в современной науке.

Нужда, в принципе, может ассимилировать в себе определенные всеобщие способы человеческого поведения и проявлять их при встрече с окружением через потребности и их опредмечивания. Нужда порождает существование и усложняет его. Мы можем говорить теперь о душевно-духовное - без мистики и метафорики - как продукт эволюции нужды, воплощенной в человеческом существе. "-Общий Направление движения - рост формы, все большее осознание, от материи к разуму и к самосознанию. Гармония человека и природы может быть найдена в течение путешествия по старинному пути, ведущего к большей свободе и осознания".

Воспитание, другие социальные влияния открывают и актуализируют в БИОС-ных нужде, в общей целостной природе человеческой ребенка его социальные наследственные аспекты, и только тогда она начинает развиваться как личность. Сама существо становится другой, и снова мы видим, как социальное становится биологическим.

Нужда - это генетическое исходное отношение, конституирует личность, непонятным пока уникальным способом впитывает и соединяет в себе и биологическое, и социальное, и в онтогенезе социальное превращается в биологическое, но не у взрослых особях, а в новорожденному индивиде как продукте любви .

И когда эта специфическая форма нужды реализуется в способность стать личностью, она несет в себе исходную интенцию: новорожденный индивид оказывается готовым к социализации. Социальное присваивается очень легко, на удивление легко, если учесть, что перед нами биологическая, по сути, особь. Без наличия нужды нельзя стать личностью, никакая биологическая дрессура не может привести к социальному становлению индивида.

Понимание нужды как единой противоречивой целостности биологического и социального дает возможность более содержательно рассматривать ее специфические порождение - психологические средства, социальные поезда, другие структуры, формирование которых определяет направленность и само существование личности.

Возвращаясь к анализу различных теорий, отметим, что они, на наш взгляд, просто "ухватывают" отдельные моменты и аспекты существования и развития нужды (Г. С. Костюк, П. Я. Гальперин, Ж. Пиаже, Л. С. Выготский) . Идя различными теоретическими путями, ученые приходили к одному и тому же (хотя и не эксплицированы) положение - механизм порождения психического находится в нужде. Здесь - единство биологического и социального, телесного и духовного. Мы фактически фиксируем сейчас наличие различных путей к одному и тому же фундаментального противоречивого основы личности.

Такое понимание единства биологического и социального, телесного и духовного открывает новые возможности в исследовании проблем, в том числе и тех, что уже давно и плодотворно изучаются. Так, рассматривая вопрос соотношения обучения и развития личности, следует сейчас заметить, что обучение действительно имеет "забегать" заранее развития, но с учетом того момента, который конституирует видпочатковисть этого отношения.

Нужда порождает и актуальный уровень развития, и зону ближайшего развития, поскольку, вообще, тем исходным, определяющим психическое бытия человека как таковое. Если вернуться теперь к истокам и механизмов формирования личности слепоглухонемой ребенка, необходимо принять во внимание важное положение Е. В. Ильенкова, который смог установить, что является определяющим в данном случае. Он заострил значение социального влияния, и это очень верно, но дело не только в нем. Эти влияния здесь действительно очень сложные, дидактически и методически весьма тяжелые и действительно позволяют ребенку (несмотря на потерю ведущих анализаторов) становиться личностью! Но важна и другая сторона: у этих детей существует видпочат-кова, биосоциальное нужда стать личностью.

Биологическое оказывается настолько пластичным, что оно под влиянием социальной среды, существующие в единой динамической паре, дает возможность развиваться идеальном психическом, даже при условии существенных отклонений. И в этом - сущность проблемы. Если бы не было нужды, которая выступает началом и окончанием личности, не было бы и этого биосоци-ного порождение нового единства - личности человека.

Нужда - это генетически исходное отношение, конституирует в единой дихотомическом паре созревания биологической особи и психологический проявление социальных воздействий, и порождает личность *

По Л. С. Выготским, социальное появляется "на сцене" дважды: сначала как распределенная функция между двумя особями, затем происходит присвоение человеческих способностей и вступает в силу закон нужды, но в другом виде (в подростковом возрасте). Здесь нужда входит в социальный контекст продолжения рода. Именно она определяет "второе" порождение личности. Когда он анализировал эту проблему, он все время возвращался к методу, называя его каузально-динамическим, генетическим, инструментальным, экспериментально-генетическим. В одном месте он говорит о генетико- моделирующий метод, который, в отличие от других, должен работать не с конструктами общественного порядка при присвоении способностей, запрограммированы социумом, а с явлением моделирования и воспроизведения этого присвоения.

С чего же присвоении начинается? Оно начинается с нужды. Когда опредметнена нужда двух особей противоположного пола прорастает в новую жизнь, тогда (на языке Л. С. Выготского) новообразованием выступает био-социальное существо, что появляется в мире. И прав был Г. С. Костюк, когда говорил, что человек рождается биологическим существом, но имея потенцию стать личностью. "Имея потенцию" - это значит, что она сама в себе уже несет биосоциальную нужду, как исторический смысл воспроизведения рода человеческого.

Еще раз вернемся к проблеме того, как когда-то социальное становится биологическим или у одного индивида, то в двух. Почему речь идет о двух индивидов? Потому что существует тот "гала-эффект", который определяется наложением эмоционально-биологических структур друг на друга, что порождает то, имя почему - влюбленность.

Откуда она возникает? Действительные истоки ее - биологические. Но именно биологическое привласнилось только в результате мощных социальных взаимодействий со средой, с людьми и обществом, которые и порождают ту способность, проявляющаяся в любви к другому человеку не в простом элементарном уровне воспроизведения случайности, а воспроизведение в самом себе самого себя, то есть того, кого я ожидаю увидеть в будущем. Это то мое генетическое исходное, которое уже на уровне соединения яйцеклетки и сперматозоида несет в себе и социальное и биологическое: будучи по своей природе, по своему началом социальным, оно становится биологическим, поскольку порождает новую жизнь.

Порождая новую жизнь, биологическое проходит определенные этапы. Это достаточно описано в литературе, есть разные теории, о которых уже говорилось. Мы обратим внимание сейчас на тот момент, когда новорожденный ребенок занимает позицию готовности стать личностью. Рожденная социальное существо является одновременно и биологической, и она, собственно, движется в дихотомическом паре: во-первых, она несет в себе генное снаряжения, которое реализуется через адаптационный механизм, выступает механизмом собственно развития.

Но есть второй аспект: как же ведет себя супружеская пара, которая выступает атрибутивным эталоном присвоение отношений социального порядка? Тут же все и происходит: с одной стороны, идет (вроде) реализация ана-томо-физиологических задатков, которые прорастают в человеческой потенции через сенсорно-перцептивные сферу, через подвижные действия, в которых присваивается культура как способность (реализована, моя), присваиваются отношения, поведение и нормы социальных ролей, которые являются желательными для тех родителей.

Подчеркнем - мы имеем дело не с отношениями "мать - ребенок", "родитель - ребенок", а с отношениями "родитель - мать", "дед - бабушка", "бабушка - мама", и это взрослое окружение выступает конституирующим моментом и добавляет вектор развития личностных ожиданий. Не поведение реагирования по отношению к ребенку сначала, а сначала идет присвоение (непроизвольное, безусловно-рефлекторное, пока на уровне сенсорно-перцептивного) этих социальных ролей, которые задают интенцию осо-бистисного развития.

Наше понимание категории нужды позволяет говорить не столько о присвоении, сколько о моделировании: психическое, расположит нуждой, вызывает особую - личностную действие человека. Это действие в начале (в раннем онтогенезе) является исключительно аффективной (но все же она есть осо-бистисного, как уникальна и неповторима и в планировании, и в исполнении). Встреча этого действия с объектом порождает не только удовольствие этой "участка" нужды, она порождает познания. Так появляется познавательная потребность, развивается дальше в интеллект, образуя, в конечном счете, целостную когнитивную сферу личности.

Все начинается с выражения нужды, то есть - по собственной активности, и именно это, а вовсе не "давление" и обреченность к социальному окружению, вызывает процесс интериоризации. В то же правый В. П. Зинченко, когда пишет о том, что екстериоризация происходит во времени раньше, чем интериоризация. Но чтобы эмпирически исследовать это, нужен адекватный метод - генетико-моделирующий эксперимент.

В другой парадигме (точнее - в разных парадигмах) работали 3. Фрейд, А. Адлер, К. Роджерс, А. Маслоу, другие персонологи. Они довольно искусственно (хотя иногда и гениально тонко) выделяли частичные носители базальных свойств человека, которые сводили: один - к сексуальным поездов, другой - к доминированию, некоторые - к стремлению са-мореализации; экзистенциалисты видели корневое, то, что определяет смысл жизни, в духовности, в проблемах внутренних переживаний человека, его ожиданиях, стремлениях, планировках и т. д.

Мы должны констатировать, что перед нами все же - целостное знание, несмотря на его разнообразие. И нам кажется, что культурно-историческая теория может "охватить" его и отечественные концепции (Г. С. Костюк, Л. И. Божович, Б. Г. Ананьев, К. К. Платонов, А. Н. Леонтьев. С . Л. Ру-бинштенн), и зарубежные многочисленные теории личности (3. Фрейд, К. Г. Юнг, Г. Олтюрт, А. Маслоу, К. Роджерс и др.). Ведь все это - ветви знания, которые говорят об одном и том же, потому что ключевой фигурой в них, как мы говорим, идеальным объектом, выступает реальная духовно-телесное существо - человек и его осознанная предметно-практическая деятельность. И все перечисленные взгляды, в конечном счете, пока сходятся в едином содержательном и бесспорном: в отличие от законов природы, законы социальные и законы психического развития объясняются только через деятельностное опосредование.

Решение задачи познания момента зарождения и становления психического приводит к необходимости использования генетико-моде-щего метода, основанного на следующих принципах: принцип единства биологического и социального, принцип анализа по единицам, принцип системности, принцип проектирования, принцип креативности как проявление акмеологического аспекта того или другой сензитивного периода в процессе присвоения способностей (эти принципы будут раскрыты в соответствующем разделе книги).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >