6.2. Социально-психологическая характеристика рецидивистов, и особенности их исправления

Наиболее рациональный путь исследования проблематики, касающейся личности осужденного, - это изучение отдельных категорий осужденных, так как родовое понятие по сравнению с общим более специфическое и содержательнее. На основе такого подхода может быть обеспечена необходимая конкретность в исследовании закономерностей формирования антиобщественных свойств, возникновения отклонений в морально-психической сфере личности, в определении методики исправления личности осужденного.

Наиболее сложный раздел науки о личности правонарушителя составляет и система знаний, которая призвана обосновывать наиболее приемлемые и эффективные пути, средства и методы исправления и перевоспитания осужденных-рецидивистов, то есть лиц, которые неоднократно осуждались к лишению свободы. Совершенствование методики исправления и перевоспитания рецидивистов предполагает изучение их социальных, индивидуально-психологических и других особенностей и использования этих данных на практике.

Вывод о том, что сущность личности, основная ее направленность формируются под влиянием общественных отношений, выдвигает на первый план задачу изучения личности осужденного-рецидивиста с точки зрения ее места и роли во всей совокупности отношений и связей. Социально-психологические особенности осужденных-рецидивистов находят свое отражение в многообразии статуса, который характеризует их положение в системе межличностных отношений. Социально-психологические параметры личности рецидивиста могут быть различными как по степени общности, значимости (начиная с статуса гражданина и заканчивая статусом члена малой неоформленной группы), так и по сфере их проявления (производственная сфера, быт, окружение). В одном случае статусы рецидивиста связанные с его антиобщественной деятельностью, в другом - эта связь не прослеживается (пол, социальное происхождение и т. Д.).

При характеристике социально-психологических особенностей личности рецидивиста следует иметь в виду, что отдельные статусные показатели человек "получает" извне. Немаловажное значение имеют при этом пол, возраст, или родился он в семье алкоголика или лица, ведет антиобщественный образ жизни, или же в семье со здоровой моральной атмосферой. Нельзя совсем замалчивать материальные и другие возможности родителей. Еще большее значение имеют врожденные аномалии здоровья. Хотя статусы, которые человек получает извне, не имеют той решающей роли, в определенной степени могут косвенно влиять на процесс социализации, на формирование интересов, взглядов, ожиданий, ценностных ориентаций, установок личности.

Важной социально-психологической признаком личности рецидивиста является возраст. В процессе жизни человек подвергается воздействию социальной среды, приобретаются опыт, навыки, привычки, формируются ценностные ориентации и установки, потребности и интересы, формируется характер. Знание психологических особенностей возраста, как и ряда других данных, является необходимым условием эффективной предупредительной работы и совершенствования деятельности по исправлению и перевоспитанию рецидивистов. Без учета возрастных особенностей невозможно дать полной оценки многим свойствам человека и до конца осознать механизм формирования личности с криминальными отклонениями.

Возраст рецидивистов значительно выше средний возраст других осужденных. По данным современных ученых, среди впервые осужденных наибольший удельный вес занимает Группа возрасте 25-29 лет (относительная плотность распределения - 4,0%), за ней следуют 18-24-летние (3,0%), затем 14-17-летние (2,6%) и только после них осуждены старше 30 лет. Для рецидивистов более характерен возраст 29-50 лет (55,3%). Это обстоятельство связано не только с фактом отбывания определенного срока наказания за первое преступление, а прежде всего с тем, что значительная часть рецидивистов совершает ряд преступлений, интервал между которыми составляет время отбывания ими наказания в местах лишения свободы. Сравнение впервые осужденных и рецидивистов возрастом 24-29 лет как будто не подтверждает замеченную закономерность, потому что средний показатель в первых высшей (4,6%), в рецидивистов он составляет (2,8%). Видимо, возраст 24-29 лет для рецидивистов является своего рода "промежуточным", то есть до 25 лет многие из них совершает два или даже больше преступления и в итоге, как правило, они осуждаются затем к более длительным срокам лишения свободы. С другой стороны, доля рецидивистов становится на путь совершения преступлений в возрасте 30 лет и более.

Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что источники формирования личности рецидивиста во многих случаях берут начало от несовершеннолетнего или молодого возраста. Генезис антиобщественной установки, направленности взрослых преступников необходимо "Искать" в психологии несовершеннолетнего правонарушителя, поскольку фундаментальные свойства личности формируются уже в этом возрасте. В этом убеждает тот факт, что 21,5% обследованных рецидивистов первый раз осуждались к лишению свободы, как правило, за тяжкие преступления в возрасте до 18 лет, 42,8% - в возрасте от 18 до 24 лет, и только 19,3 % рецидивистов совершили преступления, за которые они были осуждены к лишению свободы, в 30 и более лет. Итак, проблема искоренения рецидивной преступности должна решаться не только в плане недопущения повторных преступлений со стороны ранее судимых, но и в рамках более общей задачи ликвидации преступности, устранения причин и условий, ей способствующих, и, наконец, путем совершенствования воспитательной, организационно-управленческой , предупредительной работы, особенно среди молодежи. Характерно, что те, кто совершили первое преступление в несовершеннолетнем возрасте или в возрасте 18-24 лет, чаще, чем другие осужденные, совершают повторные преступления. Относительная плотность распределения рецидивистов в возрасте 14-16 лет составляет 2,7%, в возрасте 16-18 лет - 8,0% (наибольший показатель), 18-24 лет - 7,1%, 24-29- 3,5% , 29-49 лет - 0,9%, 50 лет и более -10,1%. Среди рецидивистов, таким образом, подавляющее большинство тех, кто совершил первое преступление в возрасте до 24 лет. Этот возраст характеризуется как период несовершеннолетия и начальный этап самостоятельной жизни, исключительно сложными и порой противоречивыми процессами социализации. На него приходится и формирование основных компонентов личности - ценностных ориентаций, характера, способностей, мировоззрения; производятся и закрепляются соответствующие волевые, интеллектуальные, эмоциональные, нравственные качества. Там, где нет поддержки взрослых, отсутствуют надлежащее воспитание, благоприятная моральная атмосфера и встречается равнодушие, чаще всего в силу различных обстоятельств несовершеннолетние становятся на путь совершения правонарушений. В дальнейшем же, не имея положительного опыта, не познав чувство удовлетворения от истинно человеческих отношений, некоторые из них выносят из мест лишения свободы еще большую уверенность в своей "правоте", эгоизм, индивидуализм, пренебрежение к другим и общества в целом и тем самым обрекают себя на новые преступления. Вот почему задача предупреждения преступлений среди молодежи, особенно среди несовершеннолетних, имеет по сути дела стратегическое значение в борьбе за искоренение преступности, в том числе и рецидивной.

По мере увеличения количества осуждений к лишению свободы растет Удельный вес количества лиц в возрасте 29 до 49 лет. Самый высокий показатель в данной группе при совершении третьего преступления - 24,3%. Та же закономерность выявлена и в отношении старшей группы - 50 лет и более. Если в совершении первого преступления участвовали 0,1% лиц данной группы, то во втором, третьем и последнем преступлениях они составляли по сравнению со всеми возрастными категориями соответственно 2,2%; 3,1% и 5%. Хотя доля лиц в возрасте 40-50 лет и более и не является подавляющим, однако она заслуживает пристального внимания. Как правило, рецидивисты этого возраста характеризуются устойчивой антиобщественной установкой, приобретенными навыками, связями с преступным миром и в то же время - ослабленными социально полезными связями и ценностными ориентациями. Чаще всего рецидивисты старшего поколения выступают в роли охранников идей и традиций преступного мира. Нейтрализовать негативное влияние на других осужденных, заблаговременно решать вопросы их трудового и бытового устройства после освобождения - основные направления работы с рецидивистами этого возраста. Возрастные особенности должны учитываться при разработке методики их исправления и перевоспитания.

Значительное познавательное и практическое значение имеет выявление специфики возрастной структуры рецидивистов в зависимости от характера совершенных преступлений. Например, из всех лиц, совершивших первое преступление - хулиганство, 56,6% имели возраст до 24 лет, а поступили убийство в этом возрасте - только один человек. В то же время осуществление ряда других насильственных преступлений более характерно для-лиц молодого возраста (грабеж - - 87%, умышленное нанесение телесных повреждений - 62,8% и т.д.). В то же время для рецидивистов старшего возраста менее характерны грабежи, разбойные нападения, чаще они совершают так называемые ненасильственные преступления. *

При дальнейшем анализе социально-психологических особенностей правонарушителя обычно обращается внимание на социальное положение. Однако не менее важно выявить характер связей рецидивистов с соответствующими социальными структурами общества.

В результате исследования выявлено, что 61,2% рецидивистов происходят из семей рабочих, 27,8% - из крестьян, 9,1% - из служащих и 1,9% - из интеллигенции. Соотношение полученных данных в основном соответствует социальной структуре общества. Однако нельзя не отметить тот факт, что выходцы из крестьян в структуре осужденных-рецидивистов составляют меньшую часть по сравнению с удельным весом крестьян в структуре населения. Это объясняется тем, что в городе больше обстоятельств, способствующих совершению преступлений. Если сопоставить данные о социальном происхождении и положения осужденных-рецидивистов перед последним осуждением, то нельзя не заметить значительное расхождение удельного веса крестьян по происхождению и социальному положению. Это обстоятельство объясняет миграцией сельского населения, переход части его в другие социальные структуры. С другой стороны, часть выходцев из рабочих и других социальных структур перед последним осуждением нигде не работали.

Паразитизм - характерная черта личности осужденного, особенно рецидивиста. Большая часть рецидивистов перед осуждением уклонялись от общественного труда. Это обстоятельство подтверждается данными анкетирования осужденных-рецидивистов. Согласно этим данным более половины рецидивистов составляют те, кто или вовсе не здимався общественно-полезной деятельностью (19,0%), или же работал перед последним осуждением не более одного года. Среди паразитически настроенных рецидивистов выделяются лица молодого возраста (79,0% от всех осужденных в возрасте до 24 лет) и осуждены старшего возраста (40,3% от общего числа лиц в возрасте 30 лет и более). О нежелании рецидивистов трудиться говорит и то, что более 10% из них систематически нарушали или допускали отдельные нарушения трудовой дисциплины как перед осуждением за преступления, так и в различных учреждениях лишения свободы. Однако следует отметить, что обязательность участия в общественно полезном труде в колониях положительно влияет на осужденных, дисциплинируя их. Задача воспитателей должно заключаться не в механическом привлечении в общественно полезную деятельность, а скорее всего в воспитании, привитии им сознательного отношения к такого рода деятельности.

Раскрывая статус социального происхождения и положения личности осужденного-рецидивиста, следует иметь в виду, что часть рецидивистов в известной степени потеряла соответствующий связь с теми социальными структурами (общинами, слоями, профессиональными группами), выходцами и представителями которых они являются. Этот разрыв возникает потому, что некоторые из них ведут в течение длительного времени антиобщественный образ жизни. Без учета данного обстоятельства нельзя правильно понять роль и значение данной социально-психологической признаки в формировании личности рецидивиста. Понятно, что эта особенность личности осужденного рецидивиста должна учитываться при осуществлении уголовно-исполнительного воздействия: обучение соответствующим профессиональным приемам, воспитание уважения к профессии, гордости за человека, экономного отношения и любви к земле, природе и т. Д.

Одной из особенностей рецидивистов является низкий уровень образования. Среди обследованных, в частности, выявлено 2,4% малограмотных, 16,6% с начальным уровнем образования, 47,6% имели незаконченное среднее образование, 26,1% - среднее, 1,5% - высшее.

По сравнению с другими категориями осужденных, в том числе с впервые осужденными к лишению свободы, уровень образования рецидивистов ниже. Почти половина осужденных в момент анкетирования не учились ни в школе, ни в других учебных заведениях. Причиной тому служат различные обстоятельства: нежелание посещать школу (7%), возраст (7%), короткий срок лишения воли1 (5,3%), имеют образование или специальность (12%) и другие.

Уровень образования в структуре с другими факторами в той или иной степени влияет на процесс ре-социализации.

Сам по себе низкий уровень образования, взятый изолированно ^ от других признаков, не может рассматриваться как криминогенный фактор. Его недостаточный уровень в рецидивистов свидетельствует об узости, утилитарность ценностных ориентаций. Если исходить из того; что обучение выполняет образовательную и воспитательную функции, тот или иной уровень образованности отражает определенный этап в социальном развитии личности. Обучение осужденного - это не только расширение круга знаний, раскрытия потенциальных способностей и задатков, приобретение специальности, но и определенный процесс социализации личности, преодоление негативных и формирования нравственных, эстетических качеств, побуждение его к полезной социальной активности и т. Д. Если сравнить, например, группу малограмотных и образованных людей, то можно сделать вывод о том, что первые имеют большее количество осуждений к лишению свободы. С малограмотных 66% осуждались дважды, 19% - три раза, 12,5% - четыре и 12,5% - пять раз, в то время как из лиц, имеющих образование, дважды осуждались 63,2%, три раза - 25,7%, четыре - 7,6%, пять - 0,5%, шесть и более раз - 3%.

Однако уровень образования не находится в непосредственной связи с такими показателями, как соблюдение требований режима и т. Д. Количество допущенных нарушений осужденными указанных выше групп примерно находится в таком же соотношении, как и численность этих групп.

Значительным своеобразием отличаются свойства личности рецидивиста в сфере семьи и бытового окружения: Долгое антиобщественный образ жизни не может не влиять на семейную положения осужденного. Только 47,7% из них имели семьи 28,1% были одиноки, 24,2% разведены. Таким образом, были женаты только 47,7% рецидивистов, хотя следует отметить, что средний возраст рецидивистов по сравнению с впервые осужденными выше. Как показывает исследование, и среди этой группы оказалась значительная часть рецидивистов, не проявляют какой-либо заботы о благополучии, интересы своей семьи. И все-таки отрицать роль семьи, ее возможности в исправлении рецидивистов было бы неправильно. Осужденные, не имеющие семьи, чаще нарушали общественный порядок, требования режима.

Из приведенных данных видно, что интенсивность нарушений общественного порядка и режимных правил в процессе отбывания наказания в рецидивистов, не состоящих в браке, гораздо выше. Даже у рецидивистов, то есть у лиц, у которых в значительной мере ослаблены социально полезные связи, семья выступает в качестве сдерживающего, стабилизирующего фактора. Умелое использование положительного влияния семьи может быть одним из факторов успешной ре-социализации рецидивиста.

Негативное отношение рецидивистов к семье проявляется и в том, что подавляющее большинство из них злоупотребляла спиртными напитками (около 20%). За признание даже самих осужденных, почти у половины из них обстановка в семье была ненормальная. Естественно, "осужденные не предоставляли собственно говоря, никакого значения тому, что они злоупотребляли спиртными напитками, вели аморальный образ жизни и т. Тем самым они негативно влияли на членов семьи, разрушали их моральные устои. Многие из них уклонялись от предоставления материальных средств на содержание своих несовершеннолетних детей, нетрудоспособных и отказывали в материальной помощи родителям, a 10% рецидивистов заявили, что вообще никакого долга или ответственности перед родителями, женой, или человеком и семьей в целом не испытывают.

Для рецидивистов характерно противопоставление семьи своим "друзьям". Такой вывод можно сделать из того, что, согласно данным обследования, 13% осужденных поддерживали свою "дружбу" только на основе общего употребления спиртных напитков, 24% - на основе "сходства характеров.

Аморальные, индивидуалистические свойства личности осужденного проявляются и в других сферах. Нередко циничное отношение проявляют они к общественному порядку, правил общежития. По данным исследования, треть рецидивистов перед последним осуждением привлекалась к административной ответственности.

Наиболее важным показателем антиобщественной ориентации личности рецидивиста выступает преступление - как тот, за который он осуждался к лишению свободы ранее, так и тот, который вызвал осуждение к иной меры наказания. Нередки случаи, когда в силу недостаточно четкой работы следственных органов, несвоевременного раскрытия преступления виновный совершает ряд общественно опасных деяний, ведет аморальный образ жизни. И независимо от того, осуждался он ранее к лишению свободы или нет, уже в этом случае может идти речь об этом лице как злостного преступника.

Разумеется, основное внимание при характеристике личности рецидивиста должна быть направлена на преступления, повлекшие наказания виновного к лишению свободы. Согласно действующему законодательству рецидивистов выделяют в отдельную категорию на основе того, что все они ранее отбывали наказание по приговору суда. Значительная часть из них отбывает данное наказание не два, а три и более раза; 59,5% осужденных дважды теряли волю, 25,4% - три раза, 10,2% - четыре, 2,9% - пять, 2,0% - шесть и более раз.

Обращает на себя внимание тот факт, что рецидив со стороны лиц, отбывающих лишение свободы в колониях строгого режима, то есть рецидивистов, выше, чем у тех, кто впервые осуждался к лишению свободы и отбывал такое наказание в колониях общего и усиленного режима. Как уже отмечалось, 40,5% обследованных рецидивистов осуждались к лишению свободы три и более раза. Данный показатель намного выше по сравнению с уровнем рецидива со стороны лиц, отбывших наказание в колониях общего и усиленного режима. В качестве основных причин здесь выступают:

- Исключительно тяжелый за социальной запущенностью, степенью деморализации, контингент осужденных и в связи с этим сложные задачи по организации и осуществлению процесса ре-социализации;

- Совместное содержание различных категорий рецидивистов.

Практика свидетельствует о том, что в колониях строгого режима отбывают наказание осужденные, которые значительно отличаются друг от друга и по степени общественной опасности, и за степени совершенных преступлений, и по прошлой преступной деятельностью: осужденные к лишению свободы дважды, с одной стороны, п ' Пять и более раз - с другой; осуждены как за тяжкие преступления; так и менее тяжкие, в том числе и неосторожные. Задача повышения эффективности уголовно-исполнительного воздействия требует отказа от практики совместного содержания всех категорий осужденных-рецидивистов и дифференциации их в зависимости от интенсивности и содержания антиобщественной установки.

Неоднократное отбывания рецидивистами лишения свободы в определенной степени притупляет предупредительное значение наказания. Поэтому, чтобы повысить предупредительную роль наказания лишением свободы, было бы целесообразно создать для опасных рецидивистов, но не признанных особо опасными, и других рецидивистов различные режимные условия лишения свободы.

Структура взаимодействия личности рецидивиста с другими элементами системы "личность - общество" характеризуется определенным постоянством и устойчивостью. Это проявляется не только в негативном отношении к общественно-полезному труду, общественного порядка, семьи и других социальных ценностей, но и в характере и а мотивам преступлений. Если сравнить по характеру первые и последние преступления, совершенные рецидивисты, то можно обнаружить достаточно большое сходство по целому ряду преступлений. Перед первым и последним осуждением к лишению свободы совершили хулиганство соответственно 33,8% и 34,9%. хищение государственного и общественного имущества - 17,6% и 13,0%, кражи - 15,6%, и 17,1%, мошенничество - 0,5% и 0,6%. Это дает основание утверждать, что для личности осужденного-рецидивиста, с одной стороны, характерно определенное постоянство проявлений в той или иной сфере антиобщественной деятельности. Подобная устойчивость есть не что иное, как выражение у осужденных-рецидивистов типа антиобщественной ориентации. С другой стороны, анализ совершенных рецидивистами преступлений показывает, что для рецидивистов (по сравнению с впервые осужденными) больше характерен силовой, агрессивный тип антиобщественной ориентации. Это проявляется в увеличении при последнем осуждении удельного веса лиц, виновных в хулиганстве с 33,8% при первом осуждении до 34,9%, в убийствах - с 6% до 27 т.

К числу специфических характеристик личности рецидивиста относятся основания освобождения из мест отбывания наказания за предыдущее преступление. Личность - - это и определенным образом выражено отношение человека к окружающему миру, прежде всего общества, и социально значимая оценка человека со стороны общества. Такие акты, как осуждение к тому или иному виду наказания, досрочное освобождение от наказания, улучшение или ухудшение условий его отбывания, включают в себя определенную оценку личности осужденного. Применение, например, условно-досрочного освобождения является не что иное, как констатация того, что личность осужденного приобрела иной социальной качества. В то же время возможности освобождения от отбывания лишения свободы призваны не только фиксировать те или иные этапы исправления осужденных, но и должны стимулировать, ускорять желаемый процесс их социализации. Очевидно и другое - предупреждение рецидива во многом зависит от того, насколько обоснованно, вовремя применяются те или иные виды освобождения из мест лишения свободы.

Необоснованное применение института досрочного освобождения от отбывания наказания снижает как предупредительное значение уголовного закона так и эффективность самого процесса исправления и перевоспитания правонарушителей и в конечном смысле ведет к тому, что отдельные и них освобождаются незаслуженно и преждевременно. Конечно, нельзя забывать, что вопрос об определении степени исправления исключительно сложное, так как в этом вешалку речь идет о задачах проникновения в глубины человеческой натуры, умение всесторонне оценить личность осужденного и прогнозировать будущее. Поэтому здесь объективно могут быть определенные трудности. Но в то же время, как показывает практика, эффективность отдельных видов досрочного освобождения снижается из-за неудовлетворительного решения ряда вопросов в законодательстве и на практике. Одно из них заключается в отсутствии четкого определения понятия исправления и перевоспитания, понятие доказательств исправления, а также определение круга этих доказательств.

Обоснован вывод об исправлении и перевоспитании осужденного может быть сделан только на основе совокупности различного рода факторов, глубокий анализ которых требует квалифицированного подхода, в том числе с позиций принципа развития, а также выяснения значимости тех или иных критериев и их соотношение между собой в оценке факта исправления и перевоспитания. Однако, как показывает практика, при условно-досрочном освобождении осужденных используется ограниченный круг доказательств исправления и перевоспитания, наличие которых не всегда может свидетельствовать о соответствующем изменении личности. Среди критериев обычно указываются: добросовестное отношение к труду, примерное поведение, участие в общественной жизни, повышение образовательного уровня и т. Д. Лишь в некоторых случаях учитывается осознание осужденным своей вины. Недостаточно учитываются или совсем не учитываются такие показатели исправления, как осуждение преступного прошлого ее открытый разрыв с ним, отношение к спиртным напиткам и лечения от алкоголизма, стремление к самовоспитанию, а также мировоззренческие - нравственные показатели личности осужденного. Особое внимание должно быть направлено на выявление таких показателей, проявлений личности осужденного, которые характеризуют ее ценностные ориентации и мотивы поведения. На основе анализа отношение осужденного к обществу, коллективу, семьи, других лиц, к самому себе и своих обязанностей можно сделать, соответствующее заключение об исправлении осужденного, а следовательно, решить вопрос о применении условно-досрочного освобождения, как других видов освобождения до окончания срока наказания.

Еще более осторожно необходимо применять условно досрочное освобождение, помилование относительно рецидивистов. Рецидив среди освобожденных досрочно по мере увеличения судимостей растет. Рецидив среди неоднократно осужденных выше, чем среди впервые осужденных к лишению свободы. Особая активность отмечается среди лиц, отбывавших лишение свободы второй и третий раз, что связано очевидно с особенностями возраста, характера социальных связей данной категории рецидивистов и, естественно, с преждевременным решением вопроса об условно-досрочном освобождении. Нужно больше времени, в течение которого осужденный-рецидивист всесторонне обнаружил бы себя с положительной стороны. Необходимо учитывать и то, что часть из них пытается приспособиться к обстоятельствам, скрыть, завуалировать свое негативное отношение к мероприятиям, которые употребляются работниками учреждений исполнения наказаний для их перевоспитания. Важно поэтому уметь внешние формы поведения сопоставить с искренними намерениями и помыслами, выявить, не противоречит одно другому.

Рецидивисты, как правило, более длительное время находятся в местах лишения свободы, в силу чего некоторые из социально полезных связей, которые были в них, ослабевают. Было бы целесообразнее шире использовать в отношении к ним, там, где это возможно, перевод в колонию-поселение. Там осужденные постепенно под наблюдением администрации и контролем общественности могут окончательно приобщиться к условиям жизни на свободе и одновременно показать, насколько они исправились.

По своей природе психология рецидивиста не отличается от психологии других людей. Но поскольку последняя с главным образом результат общественной практики, конкретной деятельности человека, она не может не иметь другого содержания и проявлений в зависимости от условий формирования и развития самой личности. К такого рода факторов формирования личности рецидивиста относятся:

- Влияние социально-экономических, идеологических факторов на воспитание членов общества;

- Значительное влияние на личность - через микросреду - антиобщественных, неблагоприятных для гармоничного развития личности факторов, включая и известную ущербность лишения свободы;

- Как правило, длительный антиобщественный образ жизни рецидивиста, то есть совершение им целого ряда преступлений и иных антиобщественных действий. Если направленность психической деятельности рецидивистов определяется преимущественно социальными условиями, то степень ее активности зависит и от индивидуальных психофизиологических свойств (темперамент, эмоциональная сфера, врожденные задатки и т. Д.).

Свойственные правонарушителю противоречия между частнособственнической и социалистической моралью, между негативными и позитивными чертами приобретают, как правило, ярко выраженную, острую, конфликтную форму. Личность рецидивиста характеризуется более широким комплексом устойчивых отрицательных свойств, и в то же время, в отличие от других преступников, менее заметны положительные качества. Характерно и то, что внутренние противоречия в рецидивиста выступают в пользу неоднократного совершения преступлений и других антиобщественных деяний, приводит при отсутствии надлежащей воспитательной работы к формированию и закреплению других отрицательных черт и соответственно "вытеснение" положительных качеств. Особенности состава "древних преступников», не претерпевают изменения, так как они выступают скорее следствием преступления, а не его причиной. Они определяют развитие у человека преступной направленности.

При изучении психологии рецидивистов важного методологического значение приобретает, задача научно обоснованной классификации психических явлений и установление существующих между ними связей. В многообразии индивидуальных особенностей и их причин нетрудно заблудиться и даже усомниться в принципиальной возможности основательно, точно изучить конкретную личность. Цель психологического изучения личности правонарушителя состоит в выявлении его системы взглядов и попыток, моральных критериев, уровня интеллектуального развития, объема знаний, широты взглядов и других характерологических особенностей. Психологическую характеристику личности рецидивиста можно дать только на основе анализа ее социальных и индивидуально-психологических, внутренних свойств. Но главное, в этой характеристике - это его нравственно-психологические свойства, ценностные ориентации и социальные роли есть, его отношение к исполнению обязанностей, вытекающих из социального, профессионального, семейного и других статусов.

При характеристике личности рецидивиста более приемлемым представляется подход, при котором в структуре психики правонарушителя выделяется три взаимосвязанных психических явления - процессы, состояния и свойства. Достоинство этого подхода в том, что он основывается на принципе развития, вследствие чего представляется возможность проследить все многообразие психических явлений, особенностей психологии рецидивистов в их генезисе и развитии.

Исконными в психической жизни выступают процессы, которые обеспечивают отображение действительности, формирование знаний, жизненного опыта, ценностных ориентаций, регуляцию деятельности и активное отношение личности к окружающему миру. Психические процессы отличаются относительной однородностью своей структуры. В современной психологической литературе эти процессы разделяют на познавательные, эмоциональные и волевые.

Познавательные процессы у рецидивистов не отличаются какими-либо существенными особенностями в целом. Ощущение, восприятие, мышление, представление, память и т. Др. соответствуют норме. Однако длительный антиобщественный образ жизни определенной степени коррелирует некоторые из них. Так, мышление большинства рецидивистов отличается узостью, а в отдельных случаях и примитивностью, особенно это проявляется тогда, когда речь идет об оценке своего поведения. Самостоятельность мышления, умение сопоставить свои и общественные интересы в значительной степени ограничиваются рамками его утилитарно-потребительского подхода рецидивиста, грубо индивидуалистической позиции в отношении общества и окружающих людей. Неумение, а не только нежелание, осмыслить назначения, положительную перспективу своей жизни, исторической значимости общества - характерный показатель этой узости мышления. Поэтому обучение осужденных соответствующим законам и приемам мышления должно быть одной из важных задач воспитателей.

Обратимся к процессу воспоминания, близко примыкает к познавательных процессов. Воспоминания преследуют любого человека, особенно тогда, когда резким оказывается контраст между ее настоящим и прошлым. Лишения свободы - это именно тот повод, что, по свидетельству ряда исследователей, в том числе и тех, кто на собственном опыте испытал это, стимулирует данный процесс. Тюремные воспоминания, даже и о далеком прошлом, отличаются такой живостью, поражающие своей силой самих авторов воспоминаний. Можно предположить определенную склонность к воспоминаниям и в рецидивистов. Правда, как показывает практика, их воспоминания не отличаются такой живостью, яркостью, точностью, которую мы видим в первый лишенных свободы. Известно, что в большинстве рецидивистов "за плечами" не один год отбывания лишения свободы. Таким образом отсутствует во многих из них оптимистичность, жизнеутверждающая силы в воспоминаниях. Предметом воспоминаний нередко выступает преступный образ жизни, что находит свое выражение в приказах о совершенных преступлениях. Характерными для рецидивистов также воспоминания о несправедливости по отношению к ним. Весьма характерно, что около половины рецидивистов считают предназначенную меру наказания несправедливой, чрезмерно суровой, а 56% считают, что органы следствия и суд всесторонне не разобрались в обстоятельствах преступления.

Однако не соответствовало бы действительности утверждение о том, что среди рецидивистов нет таких, которые предаются воспоминаниям об отдельных деловые социально значимые факторы, приятные периоды своей жизни. Часть из них, несмотря на неоднократные осуждения к лишению свободы, не утратила интерес к человеческим отношениям, не потеряли определенных социально-полезных связей, качеств и какой-то степени чувств ответственности перед обществом, отдельным коллективом, семьей и тому подобное. Здесь важно, чтобы воспитатели стимулировали и закрепляли склонность к такого рода воспоминаниям и использовали их в процессе осуществления исправительного воздействия.

В обычных условиях люди зачастую не замечают многообразие впечатлений. Разнообразие явлений, воспринимаемых разными органами чувств, - залог, необходимое условие нормальной психической деятельности человека. В местах лишения свободы такого разнообразия нет. Поэтому осужденные в определенной степени испытывают своеобразный "сенсорный голод", то есть ограниченность раздражителей, идущих в мозг от внешней среды. Его испытывают особенно те, кто отбывает лишения свободы в тюрьме, находится в помещении камерного типа или изоляторе. Известная однообразие, монотонность по сравнению с жизнью на свободе характерна и для обычных условий отбывания наказания в учреждениях исполнения наказаний. Продолжительность срока лишения свободы увеличивает "сенсорный голод" в рецидивистов. Отсутствие необходимого круга внешних "раздражителей" нередко приводит к тому, что на незначительные явления в них могут возникать чрезмерные эмоциональные срывы.

В большинстве рецидивистов не развиты эстетические чувства, поэтому, например, услышанная музыка, увиденная картина и т. Д. не вызывают у них взрыва впечатлений. Круг осознаваемых ощущений рецидивистов ограничивается тем самым не только отсутствием известного круга впечатлений в местах лишения свободы, но и их моральной, эстетической и социальной недоразвитостью. Разумеется, сенсорный голод не всеми осужденными переносится все равно в этом случае можно установить следующую закономерность: чем меньше раздражителей он осознавалось раньше, тем, видимо, легче переносятся условия изоляции, и наоборот, большие страдания переносит тот осужденный, ранее жил более или менее полнокровной жизнью, чувствовал и сознавал многообразие его проявлений. Однако в той или иной степени этот "голод" вынуждены переносить все осужденные. Известно, например, с которой повышенным вниманием рецидивисты воспринимают появление шефа, лектора, воспитателя и даже вновь прибывшего. С интересом воспринимаются ими и воспитательные мероприятия, которые отличаются новизной, в то же время устаревшие средства и методы воспитательной работы встречаются осужденными с недоверием.

Сенсорный голод стимулирует в человеке склонность к воспоминаниям, однако он негативно действует на мышление и другие процессы и состояния. Однообразие и монотонность впечатлений при отсутствии внешних раздражителей резко снижают энергетический уровень коры мозга и нередко приводят к нарушению психических функций.

Определенной спецификой характеризуются способности рецидивистов. Так, К. К. Платонов определяет способности как степень соответствия данной личности в целом требованиям определенной деятельности, раскрытие через структуру данной личности и структуру требований к личности и определенного вида деятельности с учетом возможной компенсации одних качеств личности другими. Психологи разделяют способности на общие и особые, элементарные и сложные, актуальные и потенциальные т.

Для рецидивистов характерно неразвитость как общих, так и специальных способностей. Недостаточная их развитость - следствие узости, противоречивости ценностных ориентаций, социально полезных связей. Поскольку формирование способностей зависит от сложности и значимости соответствующей деятельности, необходимо на основе выявления у осужденных соответствующих задатков и общей одаренности находить наиболее рациональные пути развития у каждого из них определенного вида способностей. Чем сложнее и значимые будут практические усилия осужденного в сфере трудовой деятельности, общественной жизни коллектива колонии, тем эффективнее и успешнее должен происходить этот процесс. Однако нельзя забывать, что способности могут положительно характеризовать личность только при необходимой согласованности их с ее социально полезными связями и отношениями, направленности и основными чертами характера. Отдельные способности могут быть направлены на достижение антиобщественных целей. Так, в значительной части рецидивистов отмечаются различные профессиональные навыки совершения преступлений, элементы профессиональной памяти. Многие из них умеет не только выполнять различного рода технические действия в направлении антиобщественной деятельности (например, открыть запорный механизм, незаметно "проверить" чужие карманы, сконструировать и создать некое техническое или другое приспособление и т.п.), но и показать организаторские способности, умение вовлечь в преступной деятельности других лиц, особенно несовершеннолетних, и порой необычные знания психологии "своего дела". Эти обстоятельства необходимо учитывать в криминологической, следственной и уголовно-исполнительной практике. В частности, необходимо принимать все меры к предотвращению "обмена опытом" между расхитителями, особенно ворами, мошенниками и т. Д.

Познавательные процессы тесно взаимосвязаны с эмоциональными, то есть всякого рода переживаниями личности. Эмоции, как первоначальная форма отражения объективной реальности, занимают важное место в регуляции поведения человека. Эмоции, чувства, переживания способны как активизировать, так и тормозить психическую деятельность и соответственно влиять на проявления личности. В сочетании с другими психическими явлениями эмоции выступают как строительный материал более сложных психических компонентов - чувств, ощущений, восприятия; таких качеств, как целеустремленность, самообладание, настойчивость и т. д. Иногда, как отмечает К.К. Платонов, эмоции накладывают отпечаток в сознании на длительное время, проявляясь будто в "чистом" виде в специфических эмоциональных состояниях (состояние скуки или эйфории по неосознанными причинами и т.д.).

Для многих рецидивистов характерно ослабление системы социальных критериев поведения, тормозит функции воли и объективно выдвигает на первый план эмоциональные аспекты поведения. Отсюда невыдержанность, импульсивность в поведении.

В целом же эмоции играют подчиненную роль по сравнению с другими компонентами психики - моральными, волевыми и другими свойствами личности. Характер этого взаимодействия определяют как общие, так и специфические проявления в эмоциональной сфере осужденных. Пожалуй, во многих рецидивистов сочетается тоска по воле, что с особой силой проявляется в тех, кто должен отбывать значительный срок наказания. Тоска - спутник однообразия жизни. Подобные настроения часто отражаются и в своеобразном тюремном фольклоре: иносказания, песнях, стихах и т. Д. Поэтому исключительно важное значение имеет задача возрождения перед таким осужденным перспективы, то есть эмоционально насыщенного представления о будущем, для того, чтобы он отказался от взглядов на жизнь как бесперспективное, как на бессмысленное и бесцельное существование.

У значительной части рецидивистов отсутствуют положительные эмоциональные переживания (стыд, раскаяние, моральный самоосуждения) в связи с совершенными преступлениями. По данным исследования, более 50% рецидивистов указали, что в жизни, в том числе и при совершении преступления, не считают аморальным использование слабости других. Заметно также стремление переложить свою вину, ошибки в жизни на других, предъявить «счет» за свою изуродованную судьбу другим или обществу в целом. Формирование в данной категории осужденных положительных эмоций, чувств должно происходить с необходимым условием закрепления положительных свойств и качеств личности.

Иногда эмоции в рецидивистов проявляются достаточно бурно, скоротечно, с аффектами. Чрезмерная импульсивность особенно свойственна лицам с холерическим и сангвиническим темпераментом, отличается мотивацией насилия и агрессии. Подобные эмоциональные проявления "обнажают" самые негативные черты личности: жестокость, озлобленность, черствость, грубый индивидуализм и эгоизм, импульсивность и др. В сочетании с с этими негативными чертами характера эмоции служат базой общественно опасных действий - остро аффективных действий, истерических реакций, злостных нарушений режима в местах лишения свободы, членовредительства, упорного нежелания стать на путь исправления. Таким образом, ряд эмоций увеличивает энергетический уровень проявления отрицательных черт, свойств личности рецидивиста.

Значительная часть рецидивистов считают себя нерешительными, подавленными. Это, как правило, морально неустойчивые лица, с отсутствующими волевыми качествами, которые идут на поводу у других. Для них процесс принятия решения не отличается указанными выше психологическими признаками, потому что противоречивость мировоззрения, отсутствие твердых взглядов, навыков, установок вступают в противоречие с мотивами и поведением. Указанная особенность должна учитываться при организации и осуществлении исправительного воздействия на рецидивистов этой категории. В частности, сначала от них не следует требовать непосильного психического перенапряжения, а скорее всего стремиться по возможности упрощать работу и процесс принятия решения. Иначе можно только усилить неверие в свои силы, спровоцировать негативное отношение осужденного к воспитательных мероприятий.

Таким образом, наряду с формированием мировоззрения, сознания как основной задачи воспитательной работы должно рассматриваться и стимулирования у осужденных необходимых волевых процессов. Осужденный, исправлен морально, но не умеющий правильно принимать. решения и выполнять их, в будущем вновь может стать на путь совершения преступлений.

Механизм преобразования, трансформации психических процессов в свойства, черты характера нельзя понять без учета состояний человека. Одинаковые, часто повторяющиеся психические состояния наряду с психическими процессами выступают в качестве основы индивидуальных свойств личности. Психические состояния - связующее звено между процессами и свойствами личности. Выделяют следующие основные признаки состояний психики: целостность, подвижность и относительная устойчивость, индивидуальное своеобразие и типичность.

Рецидивистам свойственны, как правило, состояния личностные, глубокие, что негативно действуют на их поведение. Специфику психических состояний в рецидивистов можно понять только исходя из того образа жизни, который они вели до последнего осуждения, условий отбывания лишения свободы и их индивидуально-психологических особенностей.

В более чем половины рецидивистов перспектива снова попасть в колонии не вызывала особых потрясений: 40,2% - после последнего осуждения обстановку в колонии восприняли как обычную. Если у них и проявлялся состояние тревог, то он был, конечно, не таким, как после первого осуждения. Следует обратить внимание на то, что почти десятая часть осужденных выявила равнодушие к своей судьбе как после первого, так и после последнего осуждения к лишению свободы. Можно предположить, что для них характерно состояние апатии, безразличия ко всему, что происходит вокруг. Он вызывается не только фактом неоднократного отбывания лишения свободы, знакомством с обстановкой в местах лишения свободы. В неоднократно осужденных апатия часто вызывается пресыщенностью впечатлений от преступного образа жизни. Апатию сопровождают такие психологические особенности личности рецидивиста, как бесцельность, бесперспективность, отсутствие или дефекты волевых качеств.

Состояние апатии, безразличия вызывает другие негативные психические процессы и состояния - волевую пассивность, подчинение судьбе, неверие в возможность исправиться и вести нормальный образ жизни, готовность проявлять непримиримое (открытое или скрытое) отношение к исправительно-трудовых мероприятий и т. Д. Для рецидивистов менее характерны состояния оптимизма, жизнерадостности, бодрости, лояльного отношения к окружающим. В местах лишения свободы, особенно в первые месяцы после прибытия в колонию, в них проявляются другие, противоположные по своему характеру и содержанию состояния: подавленность, пессимизм, обреченность, озлобленность и т.

Большинство рецидивистов после последнего осуждения (но меньше доля по сравнению с впервые осужденными к лишению свободы) находятся в состоянии подавленности (64,9%) и бесперспективности (8%). Характерно также, что состояние озлобленности характерен для рецидивистов больше молодого возраста. Озлобленность - состояние глубокого и негативного воздействия на осужденного. Чтобы снять, преодолеть его, в большей степени необходимы такт, доброжелательность, желание и терпимость при проведении индивидуальной воспитательной работы. При попытке форсировать, ускорить этот процесс может появиться негативный эффект: состояние озлобленности может углубиться, стать более устойчивым и привести к закреплению тех или иных отрицательных черт характера осужденного.

Необходимо обратить внимание на то, что 16,7% обследованных лиц в момент прибытия в колонию после последнего осуждения находились в состоянии душевного равновесия, то есть безразлично относились к резкому изменению условий своей жизни. Среди рецидивистов оказался еще больший процент лиц, которым было все равно, какому наказанию они будут подвергнуты (30,0%). Можно предположить, что в "мере увеличения судимостей притупляется предупредительное воздействие наказания вообще и лишением свободы - в частности. Поэтому для осуждаемых к лишению свободы необходимо создавать такие условия отбывания наказания, которые должны на них соответствующий психологическое воздействие.

Распространенным психическим состоянием среди осужденных, особенно среди рецидивистов, является состояние ложной защищенности. В понимании "защитных" рецидивисты нередко прибегают к объединению в группировку, "лидерами" которых выступают, как правило, злостные преступники. Однако в подобных группах создается лишь видимость защищенности слабых от диктата злобных и волевых преступников.

Иногда психические состояния проявляются комплексно, если они отрицательные, то могут вызвать более глубокие и разрушительные состояния. К ним обычно относят фрустрацию, которая сочетает тоску и тревогу, безнадежность и обреченность, апатию и пессимизм. Крайне агрессивный, озлобленный состояние, которым отличается фрустрация в отдельных рецидивистов, направляется в-русло антиобщественного поведения не само по себе, а берет свое начало от антиобщественной установки личности, диспозиции личности.

Характер и сила психических состояний рецидивистов зависят от многих факторов объективной и субъективной действительности. В частности, большое значение имеют условия отбывания наказания, морально-психологическая атмосфера в коллективе осужденных или в малой группе, характер взаимоотношений работников колонии и осужденных, срок наказания, моральные, волевые и психофизиологические свойства и т. Д. Например, для рецидивистов, осужденных на короткие сроки, свойственный состояние безразличия ко всему, что происходит. В то же время для тех, кто осуждается на длительные сроки, более характерны состояния подавленности, агрессии, которые характеризуются открытым, часто аффективным состоянием гнева, импульсивной беспорядочной активностью.

Уже были рассмотрены наиболее типичные психические процессы и состояния рецидивистов, на основе которых формируются и закрепляются соответствующие свойства личности. Свойства личности, черты ее характера в отличие от психических процессов и состояний имеют известную устойчивость, менее подвержены изменениям и потому в высшей степени отражают достоинства и недостатки личности. Они определяют не только реакцию личности на события, но и отражают его отношение к окружающему миру и самому себе.

Главное, что выделяет личность рецидивиста, - это наличие в ней устойчивого комплекса негативных свойств, черт, признаков, которые отражают односторонность и узость ценностных ориентаций, специфику ее социальных ролей и ожиданий.

В смысле антиобщественной ориентации личности рецидивиста выделяются:

- Пренебрежение интересами общества в целом;

- Игнорирование труда как формы жизнедеятельности индивида в обществе;

- Неумение контролировать свое поведение, неуважительное, безразличное отношение к интересам других людей;

- Алкоголизм и наркомания;

- Другие аморальные побуждения, привычки, свойства.

Распространение ряда перечисленных признаков среди лиц, ранее судились, почти в два раза превышает их распространенность среди впервые осужденных. Это свидетельствует о серьезной деградации личности.

Одно из главных мест в структуре негативных свойств личности рецидивиста занимают такие черты, как неумение ее нежелание контролировать сою поведение, учитывать интересы других людей, черствость, жестокость, стремление к самоутверждению путем агрессии и насилия и тому подобное.

В отличие от корыстных и других посягательств насильственная, агрессивное поведение чаще всего представляет собой "самоцель". В силу всего этого конфликтная ситуация в рецидивистов с насильственным типом антиобщественной ориентации приобретает более глубоко выраженный характер. Большинство рецидивистов совершают насильственные преступления. Притом, при последнем осуждения увеличивается доля рецидивистов с насильственным типом антиобщественной ориентации.

Типичная для рецидивистов и такое качество, как недисциплинированность. Последняя является следствием или "злой" воли, сознательного, обдуманного нарушения законов и моральных норм общества, или отсутствия соответствующих волевых качеств. О недисциплинированности свидетельствуют неоднократные преступления, а также весь образ жизни рецидивиста.

Важным фактором формирования у рецидивистов дисциплинированности является режим. Поэтому важно обеспечивать точное, неукоснительное соблюдение всех требований режима, вести последовательную борьбу с его нарушителями.

Рецидивист может обладать и некоторыми положительными или "нейтральными" качествами - такими, как смелость, направленность, решительность, настойчивость, упорство в достижении поставленных целей. Однако, как правило, эти качества рецидивист использует во вред обществу. Среди рецидивистов больше, чем среди впервые осужденных, лиц с отрицательно направленной сильной и злой волей. Они стремятся к лидерству, гегемонизма, не останавливаясь ни перед чем. Сочетание указанных волевых свойств с некоторыми другими иногда приводит к чрезмерному повышению волевой активности рецидивиста - гипорбулии, характеризующееся скоростью движений, энергичностью ходы и мимики, горячностью и бессистемностью движений.

Негативная направленность многих волевых качеств рецидивиста проявляется и в том плане, что он, как правило, не может их привлечь для сознательного исправления и перевоспитания. Здесь, как правило, рецидивисты проявляют и нерешительность, и непоследовательность, и отсутствие реальной силы воли.

В то же время некоторую часть рецидивистов составляют люди с парализованной волей, безуспешные попытки покончить с преступным миром и известной степенью социальной деградации и деморализации сделали их безвластными. В той или иной степени осознавая порочность, ошибочность преступного образа жизни, такие рецидивисты в результате дефектов воли и механизма социального обусловливания снова идут на преступление. Тем самым порождается неуверенность честно трудиться, нормально жить на свободе.

Неоднократное совершение преступлений и осуждения к лишению свободы порождают в рецидивиста нежелательную ассоциации "нахождения на свободе - преступление". Своеобразное психологическое явление обусловлено не только отсутствием необходимых волевых качеств, а, главным образом, отсутствием в этой категории рецидивистов надлежащего механизма социального обусловливания, недостаточной степенью социализации. Возникает своеобразный психологический барьер, который невозможно преодолеть, легче снова переступить закон, совершить преступление. Чем менее типичен для личности характер поведения, тем больше волевых и эмоциональных усилий требуется от нее, чтобы отказаться от преступного мира и начать полнокровную жизнь. .

В личности рецидивиста с и определенные положительные черты. В некоторой части рецидивистов видим приверженность труда, чувство патриотизма, отдельные элементы коллективизма и взаимопомощи, искренность, презрение ко лжи и т. Д. Однако имеющиеся положительные качества в рецидивиста проявляются во взаимодействии с негативными свойствами, чертами, через призму его специфических отношений и связей. Осознать этот процесс можно только на основе исследования антиобщественной установки, которая характерна для рецидивиста. Это активная установка. ее можно определить как выборочное установление связей и отношений, прямо связанных с совершением преступлений. В антиобщественной установке заложена своего рода социально-психологическая "программа" соответствующей деятельности, и поэтому владелец этого феномена отличается готовностью к избирательности поведения в антиобщественному направлении.

Установка на антиобщественную деятельность будто генерализации все особенности личности рецидивиста, предоставляет соответствующую качественно содержательную характеристику и выделяет ее в отдельный тип - - наиболее деградировавший в социальном отношении. Однако антиобщественное или иного рода установка не может фатально обрекать человека на те или иные действия. Совершение преступления, поведение в местах лишения свободы и т. Д. всегда является результатом сознательного решения и поведения индивида.

Прежде чем принять то или иное решение и объективировать его, человек сознательно оценивает приемлемость конкретного поступка и его последствий с точки зрения своей нравственной платформы. Преступление в своей основе - это открытый вызов общезначимым моральным, правовым нормам и ценностям. Поэтому как бы ни "вжился" рецидивист в антиобщественную деятельность, каким бы привычным, стереотипным не было для него то или иное преступное деяние, он всегда, в меньшей или большей степени, стоит перед дилеммой: либо совершить преступление ,, или нет. Главная роль в решении этого вопроса принадлежит ценностным ориентациям и мотивам личности, в которых как аккумулируются и социальный опыт, и направленность, и ожидания, взгляды и другие особенности личности. Правда, у рецидивистов этот процесс проходит менее противоречиво, болезненно, потому что нравственная, социальная деградация их личности в значительной мере ослабляет или вообще разрушает механизм саморегулирования, самоконтроля. Однако и в этом случае нет достаточных оснований подводить под преступную деятельность некую физиологическую основу. По крайней мере необходимые для этого достоверные, научно обоснованные выводы физиологов, психологов и т.

Исключительно большое значение приобретает и вопрос о природе антиобщественной установки личности рецидивиста. Ряд авторов пытается при нем привлечь учение об установке Д. Н. Узнадзе. Если антиобщественную установку понимать неправильно, то можно легко отойти от материалистических позиций в объяснении причин конкретных преступлений и свести их к области бессознательного. Вроде правильное суждение. Однако необходимо определить социальную. установку как неосознаваемую тенденцию деятельности и готовность к ее определенного вида.

При подобном понимании социальной (в том числе и антиобщественного) установки вообще можно усомниться в принципиальной возможности ре-социализации, переориентации тех лиц, которые имеют неосознанную тенденцию к преступному поведению. На формирование антиобщественной установки рецидивиста влияют главным образом социальные компоненты - недостатки в воспитании, прошлый опыт и антиобщественные проявления личности, интересы, ценностные ориентации и т. Д. Кроме того, чтобы возникла подобная установка, необходимо, чтобы субъект "переплавил" и сделал все эти и некоторые другие социальные факторы внутренним достоянием. Процесс замены одних отношений личности другими, нивелирования ее ориентации и формирования антиобщественной установки проходит не только под влиянием внешних раздражителей, факторов, но и при непосредственном участии сознания самого субъекта. Формирование антиобщественной установки одновременно означает и закрепление определенной структуры компонентов ее содержания и личности в целом. В содержание антиобщественной установки входят:

- Определенная совокупность социальных ролей (недобросовестный, плохой семьянин и т. Д .;

- Ориентации, которые связаны с потребностями и способами их удовлетворения, которые лежат в антиобщественной сфере; антиобщественные взгляды, принципы,

- Мотивы преступного поведения;

- Идеалы субъекта - отсутствие социально значимых идеалов и тому подобное;

- Определенный ансамбль волевых и эмоциональных черт личности (некритическое подражание, неумение контролировать свое поведение, безволие или упорство и т. Д.).

При наличии единства указанных компонентов установки личности преступник получает как бы "готовые знания", устойчивый личностный ориентир в усвоении влияния внешней среды и определении своего поведения. О состоянии готовности, склонности к восприятию негативных факторов и антиобщественной деятельности как основной функции антиобщественной установки можно говорить тогда, когда эта сфера деятельности, ее характер соответствуют ценностным ориентациям, взглядам и идеалам личности.

У значительной части рецидивистов антиобщественное установка отличается глубиной, устойчивостью и достаточной выразительностью. Это объясняется тем, что они, как правило, длительное время находятся под влиянием неблагоприятных с точки зрения формирования личности социальных условий и длительное время ведут антиобщественный образ жизни. С другой стороны, установка в рецидивистов зачастую основывается на идейных мотивах (преступной "философии") и глубоко продуманных антиобщественных путь. 1 наконец, те ценностные ориентации, побуждения, интересы, которые не входят в содержание установки и, возможно, даже противоречат ей, в определении поведения рецидивиста имеют меньшее значение, чем, скажем, в первый осужденных.

По степени интенсивности, устойчивости установки рецидивистов на антиобщественную деятельность можно выделить следующие ее виды:

- Антиобщественное установка, основанная на мировоззрении, идейных мотивах личности, предполагает вполне осознанную направленность поведения. Уже приводились данные о том, что определенная доля рецидивистов ответили, что воровали и будут воровать после освобождения. Этим лицам именно свойственна антиобщественное установка подобного рода;

- Установка, основанная на противоречивой нравственной, мировоззренческой платформе и противоречивых мотивах поведения. В этих случаях рецидивист может иметь такие ценностные ориентации и руководствоваться такими мотивами, которые в какой-то степени противоречат установке преступную деятельность. Рецидивисты, обладающих подобная установка, не преследующие глубоко обдуманные цели, а совершают преступления при наличии определенных обстоятельств (незначительного влияния со стороны других лиц и т.п.). К этой группе можно отнести тех рецидивистов, которые не знают, не «ручаются" за себя.

Резюмируя изложенные соображения, следует подчеркнуть, что личность рецидивиста выступает как наиболее социально запущена, которая обладает совокупностью негативных свойств и признаков. Главное, что характеризует ее, - это негативное отношение к социальной роли, включая неоднократное совершение преступлений и наказания о лишении свободы, а также стойка установка на антиобщественную деятельность.

Для теории и практики учреждений исполнения наказаний большое значение масс выявления тех факторов, которые способствуют формированию личности осужденного.

Процесс формирования личности рецидивиста как типа личности злостного преступника - это процесс отображения имеющегося противоречия между общественной и индивидуальной сознанием. На рецидивной преступности влияют обстоятельства двоякого рода: причины и условия, которые влияют на преступность в целом, с одной стороны, и специфические условия, которые влияют именно на рецидивной преступности, - с другой. Все противоречивые явления, процессы, лежащие в основе преступности вообще и формирования личности осужденного, наиболее концентрированно влияют на формирование личности рецидивиста.

В конкретных ситуациях, где формируются стандарты поведения, существенную роль играют волевые, интеллектуальные и эмоциональные особенности субъекта. Как уже отмечалось, во-значительной части осужденных-рецидивистов наблюдаются существенные нарушения интеллектуальной, волевой и эмоциональной сфер.

Все приведенные факторы присутствуют и в формировании личности рецидивиста, поскольку рецидивная преступность "вырастает" из преступности первичной. Очевидно, что личность рецидивиста формируется, как правило, при наличии исключительно сложного комплекса и совокупности негативных условий и обстоятельств. Однако удельный вес их в формировании личности рецидивиста не одинакова и меняется. Так, например, меньшее значение в этом случае имеет фактор влияния семьи, поскольку здесь мы имеем дело с уже сложившейся личностью. С другой стороны, на рецидивистов особенно влияет преступный мир. В этом случае возрастают и субъективные факторы, рецидивист согласно своим ориентаций, взглядов, установок выбирает соответствующие связи и отношения, пытается подвести под свою антиобщественную деятельность какое-то обоснование ("философию" преступного мира). Таким образом может быть ускорен процесс становления типа злостного преступника.

Другая группа негативных обстоятельств, которая влияет на формирование личности рецидивиста, - это специфические факторы, связанные с недостатками наказания, пенитенциарной и постпенитенциарного деятельности. Последние как наслаиваются на причины и условия общего и переплетаются с ними. Условия рецидивной преступности - это обстоятельства, которые способны ускорить реализацию ее объективных причин. В плане борьбы с рецидивной преступностью гораздо важнее установить, какие конкретные условия могут способствовать рецидива, потому что без этого невозможно определить практические меры борьбы с ним. В аспекте условий, способствующих рецидива, происходит присоединение новых негативных факторов в тех, которые действовали ранее и не были устранены. Общие причины и условия, шо способствующих совершению преступлений, в результате продолжают действовать в отношении такого рода лиц и в случае, если они сочетаются с обстоятельствами, специфически влияют на рецидивной преступности. При исследовании специфических факторов формирования личности рецидивиста необходимо, таким образом, учитывать и общие причины и условия сохранения в отдельных граждан индивидуалистической психологии.

Наблюдается прямая связь между условиями нравственного формирования несовершеннолетних правонарушителей и антиобщественным поведением этих лиц в дальнейшем. Исследуя юношеский рецидив, можно сделать вывод о том, что источники рецидива проявляются уже в раннем возрасте, в таких сферах формирования и проявления личности, как семья, школа, сад и т. Д. Большинство рецидивистов из неблагополучных семей. Уже в несовершеннолетнем возрасте до первого осуждения в рецидивиста складываются довольно четкие антиобщественные. взгляды и установки, которые во многом определяют судьбу этих лиц в будущем. Чаще всего уже перед первым осуждением это вполне сложившийся тип злостного преступника! Возможно, в силу этого наказания лишением свободы в колониях или других учреждениях оказывается неэффективным с точки зрения достижения основной цели - исправления и перевоспитания правонарушителя.

Все эти факторы могут одновременно рассматриваться как специфические условия формирования личности рецидивиста. Разница между рецидивистом и преступником, который впервые совершил преступление, именно в том, что первый уже знаком с механизмом правосудия - он "усвоил" опыт, приобретенный в изоляторе временного содержания, в зале судебного заседания, в месте исполнения приговора.

Отбывания лишения свободы не может проходить бесследно: или правонарушитель действительно исправляется, или, несмотря на "все перипетии и тяготы осуждения и отбывания лишения свободы, он может еще больше утвердиться в своей антиобщественной ориентации.

В местах лишение свободы функционируют общественные отношения, которым присущи специфические черты. Назначение этих отношений, урегулированных нормами учреждений исполнения наказаний, - это реализация наказание в виде лишения свободы. Осужденный к лишению свободы находится под влиянием целого комплекса карательных элементов, ограничений, вытекающих или связанных с содержанием данного вида наказания. Основной их смысл - изоляция осужденного из числа участников тех общественных отношений, которые действуют в условиях свободной жизни. Изоляция осужденных усиливается строгой и последовательной регламентацией их образа жизни и поведения, в том числе и тех его аспектов, решение которых находится в свободном распоряжении других граждан, и рядом существенных ограничений в сфере основных прав, гражданских, трудовых и иных правоотношений.

Специфические условия отбывания наказания, их реализация дополняются другими, чисто воспитательными по своему характеру средствами воздействия. В результате осуществления процесса исполнения наказаний у осужденных, как правило, искореняются негативные, формируются и закрепляются необходимые положительные свойства, качества личности. В одних случаях достигается полное моральное исправление, коренным образом меняются ориентации и установки личности. О таких осужденных говорят, что они исправились; в других - достигаются более скромные результаты; отдельные положительные качества в личности осужденного могут сочетаться с определенным кругом антиобщественных, отрицательных черт и признаков. И, наконец, относительно третьей категории осужденных - злостных нарушителей режима влияние оказывается нейтральным, то есть не достигает целей, поставленных перед наказанием. Последние две группы осужденных в основном и служат "резервом" рецидивистов.

В плане влияния условий отбывания лишения свободы на личность осужденного заслуживает внимания вопрос об особенностях среды в местах лишения свободы. Самое страшное для осужденного - это не начальники, а не играть, не замок и не правила режима. Самое страшное, оказывается, это свои же "братья". Зло, загнано в четыре стены, пытается и здесь быть злом, изыскивает способы насилия над человеком, сильного над слабым, наглого над жертвой своей наглости.

Говоря о задачах нейтрализации негативного влияния злостных преступников на других осужденных, не следует смешивать разные малые, оформленные группы осужденных с отрицательной направленностью со всем коллективом осужденных колонии, отряда, звена, бригады. Сам по себе коллектив не может иметь отрицательной направленности, так как большинство его членов, хотя и имеют определенные недостатки, ранее прошли ту или иную школу коллективизма, общительности. Трудности нейтрализации влияния негативных элементов заключается в том, что они "самопроизвольно" соединяются в группы, в основе которых много эмоционального и даже эмоционально-рефлекторного. Степень интенсивности различных форм психического заражения находится в прямой зависимости от степени однородности, от уровня свойственной этой общности сознания и чувства "мы", а также степени внутренней солидарности, взаимного доверия и тому подобное. Именно в местах лишения свободы, где коллектив формируется без учета воли его членов и где в результате этого оказываются люди разных ориентаций, взглядов, установок, создается достаточно благоприятная основа для появления различных неоформленных групп, в том числе и негативно направленных к исправлению. Всех осужденных объединяет то, что каждый из них совершил преступление или несколько преступных деяний. Лишения свободы разрушает сложившуюся ранее систему отношений человека с другими людьми, образуется определенный вакуум. В результате она начинает подыскивать себе друга, что, в свою очередь, связан с другими осужденными. Так и формируется малая группа, где действует с особой силой рефлекс подражания. Если один из ее членов, особенно наиболее авторитетный, становится нарушителем, то вслед за ним в порядке солидарности подражания на путь нарушения режима могут стать другие члены этой группы.

Влияние лишения свободы в качестве наказания на формирование личности осужденного имеет и другой аспект - связан с его предупредительным влиянием. Наказание выступает как составная часть системы мер в борьбе с. преступностью и другими антиобщественными действиями.

Само существование наказания обеспечивает психологическое воздействие на неустойчивых людей в целом и на самого преступника. Уголовный закон и наказание, которое предусматривается ним, это реальный фактор, который вместе со многими другими влияет не только на поведение личности, но и на сам механизм ее становления. Не следует забывать, что и благодаря возведению тех или иных социальных ценностей в ранг охраняемых законом происходит формирование соответствующего отношения к ним. Особенно сильное психологическое воздействие на неустойчивых граждан масс возможность применения по преступное поведение лишения свободы.

В то же время предупредительное воздействие наказания в отношении определенной группы лиц, которые ранее находились в местах лишения свободы значительно снижается. Если не изведанное субъектом уголовное наказание еще может удерживать его от совершения преступления, то уже применено к нему наказания, и которое не дало должного эффекта, резко снижает относительно этого лица предупредительное воздействие. Более удерживает от совершения преступления наказание, не изведанное, чем уже однажды применено и которое дало должного эффекта. Данное правило касается только осужденных, сознательно не стали на путь исправления, честной трудовой жизни, неуклонного соблюдения законов и правил.

Очевидно, что по мере роста числа судимостей предупредительное значение наказания снижается еще больше. В ряде других случаев этому способствует, в частности, то, что осужденные-рецидивисты, если они не признаны особо опасными ^ отбывают наказание независимо от числа осужденных к лишению свободы в колониях того же вида (строгого режима), как и другие.

Опыт неоднократного отбывания наказания, длительного пребывания в местах лишения свободы производит в отдельных осужденных известную приспособляемость к режимным условиям. Рецидивисты, стремясь "заслужить" возможные льготы, чаще всего создают видимость своего исправления, маскируются под тех, что "осознали свою вину", "активистов" и т. Д. Естественно, после освобождения на волю такие лица не прекращают антиобщественной деятельности.

В плане предупреждения рецидива остро стоит вопрос о совершенствовании системы наказаний. Поскольку наказание до лишением свободы объективно сопряжено с рядом нежелательных последствий, стоит более последовательно соблюдать принцип экономии репрессии. С одной стороны, наказание выступает как добро, так ликвидирует противоречия преступника с обществом, обеспечивает общественную безопасность, с другой - оно выступает как вынужденное зло, так как представляет собой определенные ограничения.

Необходимо шире применять к лицам, которые могут быть исправлены без изоляции от общества, наказания, не связанные с этой изоляцией. Повышение предупредительного эффекта наказание может достигаться не только путем усиления его строгости. Наилучшим обеспечивает исправления правонарушителей только справедливое наказание. Из этих же позиций необходимо подходить и к вопросу о соотношении карательных и воспитательных средств в процесс воздействия на осужденного. Такое решение надо искать не столько в увеличении уголовных мер, сколько в дальнейшей дифференциации средств и методов уголовно-исполнительного воздействия, включая и возможные послабления режима или введения дополнительных ограничений для соответствующих категорий правонарушителей.

Среди предпосылок повышения результативности исполнительного воздействия, повышение предупредительного значения наказания и уголовного закона в целом, предупреждения рецидива выступает и проблема стабильности уголовного наказания. Характерно, что немногим более половины рецидивистов были осуждены за последнее преступление после отбытия полного наказания в виде лишения свободы. Особенно высокий уровень рецидива среди освобожденных досрочно. Условно-досрочное освобождение может быть применено только в том случае, если осужденный примерным поведением и честным отношением к труду доказал - свое исправление. Закон, как уже упоминалось, не содержит определения понятия исправления, не дает четких и определенных его признаков, критериев. Предотвращению рецидива среди освобожденных досрочно способствовало бы и введение дополнительных условий, при наличии которых решение об освобождении виновного могло бы быть отменено. Условно-досрочное освобождение (как и большинство других видов досрочного освобождения) должно выполнять будто две функции: с одной стороны, оно призвано выполнять роль желаемой перспективы, которая стимулирует осужденных, с другой - оно не должно подрывать стабильность назначенного по приговору суда наказания. Найти оптимальный вариант соотношения указанных функций - стержень проблемы эффективности этого института. Поэтому необоснованное применение условно-досрочного освобождения подрывает стабильность наказания, создает иллюзию, если не полной безнаказанности, то, по крайней мере, недостаточно последовательной борьбы с преступностью. В конечном итоге значительная часть лиц, их освобождают по различным основаниям досрочно, так и не испытала соответствующего уголовного воздействия. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым. Чаще всего борьба мотивов в преступника вызывается не только его внутренними сомнениями и личными особенностями, а уровнем работы правоохранительных органов.

Одной из важных проблем предотвращения рецидива является поддержание необходимой преемственности в работе по освобожденных из мест лишения свободы. Задача первостепенной важности заключается в том, чтобы существенно повысить эффективность постпенитенциарного работы с этими лицами. После освобождения от наказания значительное число лиц продолжали вести антиобщественный образ жизни. В результате отсутствия необходимого контроля и соответствующей воспитательной работы и влияния неблагоприятных условиях многие рецидивистов совершили очередное преступление в течение года после увольнения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >